«Манежная площадь сформировала президентское настроение»

Исполнилось три года со дня беспорядков на Манежной площади, которые устроили националисты

__is_photorep_included5799041: 1
За три года после беспорядков на Манежной площади прошли два громких судебных разбирательства, притом что следователи возбудили около десяти уголовных дел. Из нескольких тысяч человек были осуждены девять. Двое из них получили условные сроки, а трое уже отбыли наказание.

В среду исполнилось три года со дня беспорядков на Манежной площади, которые устроили футбольные болельщики и националисты после шествия в память о болельщике «Спартака» Егоре Свиридове, убитом в драке в декабре 2009 года. Люди были недовольны тем, что полицейские отпустили на свободу соучастников убийцы Аслана Черкесова. 11 декабря 2010 года на площади собрались, по официальным данным, пять тысяч человек, по неофициальным — десять тысяч. На тот период это была самая многочисленная стихийная акция протеста, в результате которой пострадали 32 человека. По данному факту было возбуждено около десяти уголовных дел.

В ту ночь в Москве были задержаны 1300 человек, но большинство было отпущено без предъявления каких-либо обвинений. Сообщалось также о возбуждении 15 дел об административных правонарушениях в отношении подростков, пытавшихся перекрыть проезжую часть у «Европейского».

Последствия беспорядков стали проявляться спустя два месяца.

Первые задержания прошли среди членов незарегистрированной партии «Другая Россия». По сообщениям самой партии, в ходе обысков 30 января были задержаны двенадцать активистов, в том числе и будущие фигуранты уголовного дела Кирилл Унчук и Игорь Березюк. Их допросили в качестве свидетелей и отпустили всех, кроме Березюка. Через день его арестовал суд. Унчука же арестовали позже, 24 марта, вместе с третьим активистом Русланом Хубаевым. Через некоторое время стало известно о задержании беспартийных фигурантов. С тех пор прошли два показательных судебных процесса, фигуранты которых были осуждены на разные сроки.

«Газета.Ru» напоминает, кто эти люди, которых прозвали «узниками Манежки»:

Игорь Березюк

Участник движения «Стратегия 31» 25-летний Игорь Березюк обвинялся по пяти статьям Уголовного кодекса, но во время суда прокурор от части обвинений отказался. В октябре 2011 года он получил пять с половиной лет колонии общего режима. Благодаря либерализации Уголовного кодекса, которую проводил тогдашний президент Дмитрий Медведев, кассационная инстанция впоследствии снизила ему срок на три месяца.

Березюк — единственный иностранец среди осужденных: он гражданин Белоруссии.

Там у него уже была судимость, как выразился его адвокат Дмитрий Аграновский, «за мелкие шалости». Как рассказал пресс-секретарь «Другой России» Александр Аверин, в конце нулевых годов Березюк переехал из Минска в Москву. Здесь он участвовал в политической деятельности нацболов, подрабатывал то грузчиком, то курьером. Был активным болельщиком футбольного клуба «Динамо» Минск.

Суд признал его виновным в том, что он в ходе беспорядков ударил бойца ОМОНа и подстрекал к совершению преступления несовершеннолетнего Илью Кубракова — вручил ему мегафон и поручил выкрикивать националистические лозунги на Манежной площади. В данное время Березюк отбывает наказание в Белгородской области и на условия содержания не жалуется.

«Компанейский, веселый и незлой парень,

— рассказал Аграновский. — Когда я его спросил, есть ли у него проблемы с сокамерниками, он ответил: «Разве у меня могут быть проблемы?». Лидер «Другой России» Эдуард Лимонов характеризовал в суде Березюка как очень застенчивого молодого человека. «Он не говорил ни единого слова очень долгое время», — говорил он. В этом году Верховный суд отклонил надзорную жалобу адвоката, и теперь он пытается возбудить производство в Европейском суде по правам человека.

Кирилл Унчук

22-летний уроженец Татарстана в 15 лет решил уйти из семьи и переехать в Москву. В столице он случайно забрел в «Лимонку» и «прижился». Нацболы дали ему жилье и обеспечивали литературой. Худенький мальчик очень любил читать, отмечают в партии.

Унчук был судим в Москве по ч. 2 ст. 282 УК (разжигание ненависти и вражды), как отмечал его адвокат, «за членство в НБП». На самом деле он был осужден на условный срок за акцию в Министерстве иностранных дел в поддержку русскоязычного населения Латвии. В 2008 году около 15 нацболов закрылись в одном из кабинетов приемной МИДа, открыли окна и приковали себя наручниками к решеткам на них, вывесив свои флаги. Акция была посвящена судебному процессу над лимоновцем Владимиром Абелем в Латвии, куда он был депортирован из России. Тогда Унчук получил год условного срока с испытательным в два года.

На момент беспорядков на Манежной площади его испытательный срок еще не был погашен. Учитывая прошлую судимость, Тверской суд приговорил его к трем годам колонии общего режима,

которые истекают в марте следующего года. Основную часть наказания Унчук отбывал в родном Татарстане, но перед Универсиадой его внезапно перевели в Новосибирск, где он и находится в настоящее время.

Руслан Хубаев

36-летний Хубаев был лидером отделения «Другой России» в Мурманске. Как и предыдущие фигуранты, к началу громкого процесса он уже имел судимость. Формально его осудили на 4,5 года за распространение наркотиков (ч. 2 ст. 228 УК РФ).

По словам Аверина, причиной появления этого дела стала выходка Хубаева, который к областному военкомату принес чучело тогдашнего министра обороны Сергея Иванова с ножом, воткнутым в сердце.

После этого его поймали с героином. Как утверждал осужденный в суде, наркотики ему подбросили.

Из колонии Хубаева освободили осенью 2010 года. Он решил съездить в Москву, «повидаться с людьми», но 11 декабря оказался на Манежной площади. За беспорядки в Москве ему назначили четыре года колонии строгого режима. Впоследствии Мосгорсуд снизил наказание до трех лет и десяти месяцев.

«Склонен к побегу и распространению наркотических препаратов», «к заключенным относится враждебно», «хитрый»

— такие характеристики дал Хубаеву начальник колонии, где он отбывал свой первый срок. «Я на этого начальника написал в прокуратуру 11 жалоб», — довольно говорил нацбол в суде. В настоящее время Хубаев отбывает наказание в родном Мурманске, где, по словам Аверина, «его уже знают» и «создают ему особые условия». Из-за стычек с руководством колонии нацбол периодически попадает в штрафной изолятор.

Хубаев женат дважды, у него имеется десятилетний сын от первого брака. Мальчик проживает с мамой в том же Мурманске. «Когда он был 18-летним подростком, написал мне трогательное письмо, -— рассказывал в суде о Хубаеве Эдуард Лимонов. — Я ему немедленно ответил. Поскольку я поклонник российско-тюркской истории, меня восхитило его отчество — Тамерланович. Он человек умный, пытающийся познать мир вокруг себя».

Леонид Панин

33-летнего Панина из Москвы задержали 4 апреля 2011 года. О нем известно немного. До суда по «манежному делу» он привлекался по ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и ст. 116 УК (побои). До ареста был тренером детско-юношеской спортивной школы в Медведково, учил детей славяно-горицкой борьбе.

Коллеги по работе из спортивной школы характеризовали его положительно.

Суд назначил ему два года колонии общего режима, из которой он вышел в прошлом году в день своего рождения — 27 ноября.

Александр Козевин

Пятый фигурант первого «манежного дела» был арестован 7 апреля 2011 года. 30-летний уроженец Чистополя тоже был судим — за грабеж и хулиганство (ст. 161 и 213 УК). Его адвокаты рассказывали, что он получил условный срок за то, что отнял у гражданской жены мобильный телефон. Ее подруга написала заявление, было возбуждено дело, он вернул телефон, но приговор все же состоялся.

Своего подзащитного адвокаты характеризовали как «непутевого парня».

На Манежку Козевин пришел пьяным. Он не собирался на акцию в память Егора Свиридова, а просто поехал в центр выпить с другом.

Когда начались беспорядки на площади, он кричал матом, с воплем «Бей ментов!» бросил в омоновцев куском металлического ограждения, но не попал, и от досады показал им средний палец, другой рукой расстегнув ширинку на брюках. Поддержать Козевина приходила мать, которая просила не наказывать строго единственного сына. Суд наказал его двумя с половиной годами лишения свободы, которые были сокращены на один месяц. В данное время Козевин уже вышел на свободу.

Николай Двойняков

24-летнего москвича Двойнякова задержали лишь 29 августа 2011 года. Примечательно, что именно в этот день его гражданская супруга родила ребенка. Двойняков вырос в неблагополучной семье, закончил только девять классов общеобразовательной школы и пошел работать. Однако это были лишь подработки, официально он считался безработным.

Его жена рассказывала в суде, что его родители вместе не жили, а мать болела раком. Двойнякову пришлось уволиться, чтобы ухаживать за ней.

«Я работал на мясокомбинате, мне пришлось уволиться, так как она ничего не могла делать, я подрабатывал, с деньгами на лекарства помогал отец», — рассказывал в суде сам Двойняков. В 2010 году мать умерла, но из-за отсутствия образования ему не удавалось устроиться на нормальную работу.

Он не состоял ни в каких движениях, но является активным футбольным болельщиком, неоднократно привлекался к административной ответственности. Суд приговорил его к двум годам колонии общего режима, которые были снижены до одного года и десяти месяцев. В настоящее время Двойняков свое наказание отбыл.

Владимир Кирпичников

23-летний Кирпичников до задержания работал в ООО «Электростройпром». Родом он из Московской области. Поймали его 1 сентября 2011 года, через несколько дней в Тверском суде стартовало первое «манежное дело».

Как и Двойняков, он тоже закончил лишь девять классов и является футбольным болельщиком.

Когда ему было 17 лет, его судили по ч. 4 ст. 111 УК (причинение по неосторожности тяжких телесных повреждений в составе группы лиц). Впрочем, получил он совсем небольшой срок из-за несовершеннолетия и вышел на свободу почти сразу после приговора.

На его правой руке красовалась разноцветная татуировка с аббревиатурой ФКСМ (футбольный клуб «Спартак Москва»). На левом запястье была наколка A.C.A.B. (all cops are bustards, в переводе «все менты — ублюдки»). При обыске у него дома обнаружили электронную литературу националистического содержания и книги про Гитлера. Известно также, что Кирпичников был лично знаком с семьей убитого Егора Свиридова.

По решению суда он получил три года колонии строгого режима, которые президиум Мосгорсуда сократил до двух лет и девяти месяцев

Виталий Васин

25-летний житель Самарской области Васин — единственный из фигурантов, кто прибыл на Манежку с травматическим пистолетом ТТ «Лидер», который приобрел в 2008 году. По данным следствия, чтобы прорвать оцепление, он наставил пистолет на одного из полицейских, но к тому прибыл на помощь другой омоновец, и вместе они выбили оружие из рук Васина. Его задержали еще позже Кирпичникова — в октябре 2011 года. В сентябре 2011 года Васину позвонили полицейские, сказали, что нашли его пистолет. Он явился на Петровку, 38, где был допрошен. А через две недели его задержали, когда он выходил из дома на работу. Впрочем, вскоре его отпустили: оказалось, что Васин страдает тяжелой формой диабета и инсулинозависим.

Фельдшер по образованию, дома он хранил бронежилет и еще один пистолет.

На момент судебного разбирательства имел погашенную судимость: в 2006 году в ночном клубе в Самаре Васин прострелил оппоненту щеку из травмата.

В Москве он работал в больнице имени Боткина. В суде Васин предоставлял выписки из благодарственной книги, где пациенты выражали ему признательность. Из-за наличия диабета он вновь получил условный срок. С учетом либерализации Уголовного кодекса у Васина два года и семь месяцев уголовного наказания с пятью годами испытательного срока.

Григорий Бильченко

19-летний москвич Бильченко на момент беспорядков в Москве был несовершеннолетним, поэтому его тоже помещать в СИЗО не стали. Как он утверждал в суде, его задержали только спустя год, «с утра подняли с кровати».

Футбольный фанат отправился на акцию в память Свиридова с приятелями, выпив там изрядное количество пива.

Известно, что он работал помощником бармена в «Кофе Хаус». В данное время на нем «висит» условный срок в один год и десять месяцев с тремя годами испытательного.

Илья Кубраков

Как и Бильченко, Кубракову в день беспорядков на Манежной площади не было 18 лет. Известно, что он там был, выкрикивал в мегафон националистические лозунги, но судили его совсем за другое преступление. На следующий день после акции Кубраков и приятели напали на уроженца Киргизии Алишера Шамшиева на Судостроительной улице. В ходе драки Кубраков несколько раз ударил того ножом. Суд приговорил его к шести годам лишения свободы.

Сам Кубраков в суде утверждал, что не бил ножом, его попросили взять вину на себя, так как ему было всего 14 лет.

Кроме того, молодой человек, который часто бывал в компании националистов, в суде демонстративно надевал футболки с антифашистской символикой. Журналистам он пояснял, что специально «внедрялся» в круг националистов.

Адвокат Дмитрий Агарновский считает неправильным, когда за всех людей, которые были на Манежной площади, отвечают лишь несколько человек.

«Всем ясно, кто там собрался, чего они хотели, но взяли членов левой организации, которые оказались там случайно»,

— считает он.

Политолог Станислав Белковский отмечает несколько уроков Манежки. «Во-первых, власть поняла, что русский национализм — это большая сила, ибо тогда впервые 10 тысяч человек собрались ради какого-то повода, — рассказал он. — Эти люди были собраны под националистическим знаменем. С одной стороны, власть должна иногда заигрывать с русским национализмом, а непублично должна жесточайшим образом его нейтрализовывать. Собственно, что Владимир Путин и делает.

Те, кто говорят, что якобы Путин специально культивирует национализм, мягко говоря, заблуждаются. Он боится его как огня.

Либералов он совершенно не боится, поскольку он с ними жил и никакой опасности от них не ощущает. А от националистов ощущает реальную опасность, в этом смысле Манежная площадь и дело Егора Свиридова были детонатором формирования президентского настроения по этому вопросу.

Во-вторых, ясно, что узники Манежной площади не находятся во внимании медиа, потому что прогрессивная общественность этого внимания им не уделяет. То есть в общественности, которая в России борется за права человека, нет понимания, что права человека универсальны, независимо от их взглядов. Именно поэтому в России существует 282-я статья (возбуждение ненависти либо вражды). Представители либеральной общественности всегда поддерживают 282-ю статью, хотя по сути именно она и является политической. Формально других политических статей у нас нет.

Третьим следствием Манежной площади стало назначение Владимира Колокольцева министром внутренних дел в 2012 году. Владимир Путин высоко оценил его роль в умиротворении Манежной площади».