«Бирюлево — бесплатное приложение к промзоне»

В Мосгордуме обсудили события в Бирюлеве и пришли к выводу, что протест вызван накопившейся напряженностью от присутствия в районе мигрантов

В столичном Бирюлеве вышли на улицу реальные местные жители, а не приезжие активисты разномастных движений — к такому выводу пришли участники состоявшихся в Мосгордуме общественных слушаний. А сам протест, уверены они, был вызван накопившейся напряженностью в социально неблагополучном и перенаселенном гастарбайтерами районе.

Мосгордума провела собственное расследование причин и последствий событий в московском районе Бирюлево Западное. Во вторник проблема обсуждалась на депутатских слушаниях в городском парламенте. По словам депутата от района Олега Бочарова, Бирюлево Западное — «анклавный район в окружении промзон». Площадь промзоны, в которой пышным цветом расцветает нелегальная экономика, втрое больше размера самого спального района.

Примерно то же самое касается и населения промзоны: количество молодых трудоспособных иностранцев в районе превышает численность местного населения.

Кроме того, расположенный вблизи от транспортных магистралей и в то же время «в тени» район облюбовали для отстоя самого разномастного транспорта. «Когда два года назад мы проводили рейды, ночное Бирюлево представляло собой большой гараж, — рассказал Бочаров. — На ночь здесь парковались по три тысячи «Газелей» и две тысячи фур. Одновременно в районе, где регулярно закрывались социальные объекты, обострялась социальная напряженность». По его мнению, сейчас необходимо срочно закрыть овощебазу и запретить отстой транспорта в районе.

Район стал «бесплатным приложением к промзоне», заявил депутат. При этом, по его словам, ни к полиции, ни к ФМС доверия у жителей, неоднократно наблюдавших, как силовики отпускают задержанных гастарбайтеров, нет. «Вчера на сходе люди говорили, что на себе ощутили несовершенство миграционного законодательства, и просили ввести визы, — рассказал Бочаров. — Приезжих провокаторов в районе не было. Последний был Владимир Жириновский. Я прошу его в следующий раз приезжать не днем, а вечером, чтобы самому отвечать за свои призывы выйти на улицу».

«Конфликт в Биюлеве отличался тем, что тут были исключительно жители района», — констатировал и представитель ФСБ по Москве и области Александр Полищук.

«Я руковожу подразделением, которое занимается экстремизмом — этническим и молодежным, то есть обеими сторонами конфликта. И нам удалось локализовать прибытие к месту событий экстремистов, а также фанатов», — сказал Полищук. Впрочем, как уточнили затем представители ГУВД, изливавшие свое возмущение накопившимися проблемами жители к погромам не призывали, это делала неизвестно откуда появившаяся «четко сформированная группа молодых людей».

По мнению члена Общественного консультативного совета политических партий при Мосгордуме Владимира Бобровника, власти подменяют решение социальных вопросов силовыми методами и пытаются добиться невозможного от силовых структур.

Сами силовики жаловались на сложности своей работы и невозможность качественно выполнять ее в существующих условиях.

Так, по словам руководителя столичного управления ФМС Ольги Кирилловой, ситуация с нелегалами в Бирюлеве Западном характерна для всех районов города, где имеются крупные промышленные и торговые объекты, на которых занята иностранная рабочая сила. При этом городской центр содержания нелегальных мигрантов, куда иностранцев помещают перед их депортацией из страны, рассчитан всего на 400 мест, что никак не соответствует реальной потребности правоохранительных органов.

«Мы писали письмо мэру города о том, что крайне необходимо в самые короткие сроки создать дополнительно центр минимум на две тысячи мест, — рассказала Кириллова. — Нашу позицию поддерживают городские власти, но хотелось бы все это ускорить. Проблемы Московской области также переносятся на территорию Москвы и практически удваивают потоки (мигрантов), потому что сейчас разрешения на работу иностранцы из Подмосковья получают в Москве». Кроме того, представитель ФМС отметила малочисленность штатов ведомства: в городском управлении работает 300 сотрудников, а в Южном округе столицы — 20.

За порочную федеральную политику привлечения трудовых ресурсов в Россию на слушаниях в Мосгордуме пришлось отдуваться руководителю столичного департамента труда и занятости Александру Кириллину.

Отвечая на вопрос депутатов о количестве рабочих мест на овощебазе в Бирюлеве, официально занятых мигрантами, Кириллин сообщил, что ни одному из действующих здесь предприятий квота на привлечение иностранной рабсилы не выдавалась — заявок об этом просто не поступало.

Как объяснил чиновник, все это вписывается в рамки действующего законодательства: если на базе и были легальные работники, то разрешение на работу для них было получено в другом месте. То есть мигрант может перейти от одного работодателя к другому даже в том случае, если последнему было отказано в квоте.

По словам руководителя департамента, у Москвы имеются соглашения с половиной регионов страны о привлечении рабочей силы, которая могла бы заменить собой иностранцев. Но без экономических стимулов для дающих россиянам работу предпринимателей толку от этого мало. «Условия и зарплату определяет работодатель», — напомнил Кириллин. Так, сейчас городское бюджетное учреждение «Жилищник» набирает россиян на замену иностранцев. И при этом в Северо-Западном округе учреждение предлагает работникам общежитие и зарплату в 30 тыс. руб., а в Центральном — 17 тыс. руб. и без жилья.

«Любой крупный город мира развивается за счет привлеченной рабочей силы, — заявил председатель Мосгордумы Владимир Платонов. — Но ни в одной стране местные не стоят последними в очереди на работу.

Сейчас москвич не может найти место не только на стройке, но даже в универмаге. Давит демпинг не только со стороны иностранцев, но и жителей российских регионов. И это порождает социальные конфликты». По словам Платонова, недавно в Мосгордуме заслушивали отчет городской системы ЖКХ, представители которой с гордостью заявляли о том, что в системе нет ни одного нелегального работника, а также о том, что на работу принимают тех, кто дает наибольшую экономию казне. «И где же тогда возврат средств? — возмущался Платонов. — Ведь мы же оплачиваем из бюджета работу москвичей».

Под конец слушаний Платонов сообщил, что на заседании в среду Мосгордума примет официальное заявление о ситуации в районе Западное Бирюлево. И попросил участников слушаний представить свои предложения по решению ситуации. «Я хочу напомнить, что эта проблема должна решаться законодательно. Правоохранительные органы должны быть вооружены законом», — добавил спикер.

Последовавшие предложения уже не раз звучали на разных уровнях. Основные из них: обязанность работодателей обеспечивать привлеченных работников жильем и соцпакетом, преференции для предприятий, отдающих приоритет при трудоустройстве россиянам, а также введение трудовых виз. Все это может быть решено только на уровне федерального законодательства.

Однако строительство нового центра содержания нелегалов, а также общежитий для официальных работников — вопрос компетенции города.

Позволяет городское законодательство и привлекать к наведению порядка в городе народные дружины. Так, по словам Кирилловой, на овощебазе в Бирюлеве Западном будет создан стационарный пост миграционного контроля. «Мы пошли навстречу жителям в этом вопросе, — рассказала представитель ФМС. — Но поскольку сотрудников у нас мало, добавим к ним представителей общественного миграционного контроля. Бороться с нелегальной миграцией можно цивилизованным образом — через народную дружину».

По словам лидера фракции КПРФ в Мосгордуме Андрея Клычкова, никакие народные дружины, способные «корректировать лишь малые шероховатости» в деле охраны правопорядка, не решат столь серьезной и запущенной проблемы.

«Позавчера на улицы Бирюлева уже вышел такой «миграционный патруль», — заявил он. — Итог: перевернутые машины, разгромленный торговый центр».

Что касается фактически уже принятого властями города решения о закрытии овощебазы, то само по себе оно сродни запрету есть и приведет лишь к росту цен, считает депутат. «Пока отсутствует механизм даже статистического учета приезжих работников, нет реального контроля за ними, понятия о том, где они задействованы и проживают, можно закрыть все базы, магазины и стройки — ничего не изменится», — уверен Клычков.