«Почему я сам не умер?»

Машинист разбившегося в Испании поезда готов говорить со следователями лишь в присутствии судьи

__is_photorep_included5508897: 1
Машинист разбившегося в Испании поезда Франсиско Хосе Гарсон отказался отвечать на вопросы полиции. До сих пор неясно, кто виноват в катастрофе. Гарсон уже признался, что превысил скорость при входе в поворот, но его коллеги утверждают, что в аварии может быть косвенно виновата система оповещения: на опасном участке нет предупреждающих знаков о том, что необходимо снизить скорость.

Машинист разбившегося в Испании поезда Франсиско Хосе Гарсон отказался отвечать на вопросы полиции, сообщает испанская El Mundo. Он воспользовался своим правом отвечать на вопросы следователей лишь в присутствии судьи.

Ранее машинист признался в превышении скорости: в момент аварии состав следовал со скоростью 190 км/час на участке, где максимально разрешенная скорость движения ограничена 80 км/час.

Сейчас подозреваемый в совершении преступления по неосторожности находится в госпитале Сантьяго и уже заключен под стражу. В четверг вечером ему зачитали его права. Предполагается, что уже в субботу он предстанет перед судом. Скорее всего, учитывая состояние пострадавшего, судья Луис Алаес сам приедет в госпиталь, чтобы побеседовать с машинистом.

Тем временем следователи пытаются выяснить, почему поезд Alvia, следовавший по маршруту Мадрид — Ферроль, вошел в опасный поворот в четырех километрах от города Сантьяго-де-Компостела с более чем двукратным превышением разрешенной скорости.

Коллеги Гарсона рассказали El Mundo, что при прохождении сложного участка скоростной поезд должен сбрасывать скорость с 200 км/ч до 80 км/ч, но при этом нет никакой системы или сигнала, которая бы напоминала машинисту о необходимости притормозить.

«Тут все-таки разница в 120 км/ч, и это очень резкое торможение. Да еще и нет системы, которая предупреждает, что пора начинать тормозить», — заявил машинист Мануэль Мата, который водит поезда по тому же маршруту.

Кроме того, участки железной дороги с разными скоростями обслуживаются разными системами контроля: скоростной маршрут обслуживает система ERTMS, отвечающая европейским стандартам, а обычный – испанская система ASFA. У последней есть способы оповещения только в случае, если скорость поезда превышает 200 км/ч.

«Получается, что, если машинист видит зеленый сигнал светофора и это означает, что путь свободен, как в случае с разбившимся поездом, можно подумать, что сбавлять скорость не надо. При этом, несмотря на то что скорость на участке будет превышать предельно допустимую в 80 км/ч, система оповещения начнет действовать только в том случае, если скорость превысит 200 км/ч», — пояснил Мата. Таким образом, машинист сам решает, когда ему надо начать сбавлять скорость.

Коллега подозреваемого Гарсона уверен, что тот не виноват: участок настолько сложен для прохождения, что опыта и смекалки машиниста мало для удачного исхода событий.

Секретарь профсоюза работников железнодорожной сферы в Галисии Анхель Родригес рассказал агентству EFE, что врачи диагностировали у Франсиско Хосе Гарсона многочисленные ушибы головы, переломы и повреждение легкого. Сам Родригес, как и коллеги Гарсона, не верит, что тот по неосторожности мог погубить пассажиров рокового поезда. «Не такой у него характер; к тому же у него был опыт: по этому маршруту он ездил больше полутора лет, — заявил Анхель Родригес. – Видимо, тут задействован не только человеческий фактор, тут что-то большее».

Впрочем, в испанскую прессу просочилась информация, что в марте прошлого года Франсиско Гарсон выложил у себя на странице в фейсбуке фотографию локомотивного спидометра, стрелка которого показывала на скорость 200 км/ч, и написал:

«Представьте, какая бы началась суматоха: проехать рядом с национальной гвардией и промчаться мимо них так, что их радары отключатся. Ха-ха, что за штраф будет у Renfe (железнодорожная компания. – «Газета.Ru»)».

Примечательно, что в четверг это сообщение машиниста было удалено со страницы.

На данный момент число жертв аварии, согласно официальным данным, составило 80 человек, еще около 180 получили травмы.

Некоторым пассажирам повезло, они буквально родились в рубашке. Так, Есика Медина, ее муж Даниэль Кастро и их двое детей — семилетний Карлос и месячная Тереза — буквально чудом выжили в страшной катастрофе. Они находились во втором вагоне поезда Alvia. Причем именно на первые несколько вагонов пришелся основной удар, когда поезд на полной скорости сошел с рельсов.

Все четверо не только остались живы, но и отделались незначительными повреждениями и ушибами. «Вагон буквально взлетел и два раза перевернулся в воздухе», — рассказали журналистам Есика Медина и Даниэль Кастро. Когда вагон, наконец, остановился, Даниэль, который оказался снаружи, бросился спасать семью: сначала он вытащил сына, потом дочь и, оставив маленькую Терезу на руках у ее брата, вернулся за женой.

По данным испанской прессы, когда спасатели достали из-под обломков поезда самого машиниста Франсиско Хосе Гарсона, он воскликнул: «Ну почему я сам не умер?»