Проведение ЕГЭ надо поручить спецслужбам

Московские власти готовы призвать для проведения экзаменов силовиков и Уголовный кодекс

Артем Житенев/РИА «Новости»
В нынешнем году московским выпускникам достанется еще меньше мест в столичных вузах, утверждают городские власти: пока Москва ужесточает процедуру проведения ЕГЭ, в регионах процветает продажа результатов и «экзаменационный туризм». По мнению эксперта, проведение ЕГЭ в России следует поручить спецслужбам.

Во вторник комиссия Мосгордумы по образованию и молодежной политике обсудила, как проходит в столице сдача единого государственного экзамена. Сегодня выпускники уже сдали русский язык (27 мая) и экзамен по выбору: информатика, биология, история (30 мая). В понедельник прошел экзамен по математике. Однако о результатах говорить пока рано, сообщил депутатам начальник управления государственного контроля и надзора в сфере образования департамента образования Москвы Сергей Горбун. Поэтому сейчас самый важный вопрос — обеспечение безопасности проведения ЭГЭ.

По словам чиновника, хотя сдача ЕГЭ в столице традиционно проходит максимально прозрачно и объективно, в нынешнем году были предприняты дополнительные меры безопасности. Среди новшеств увеличение до семи числа мест обработки информации, объединенных в сеть через закрытую интернет-систему. Ранее был всего один региональный центр обработки информации (РЦОИ), в который со всей Москвы свозили выполненные экзаменационные работы. Там они регистрировались, сканировались и передавались в автоматизированную систему обработки. Уменьшилось до 300 количество пунктов сдачи экзаменов.

Большую активность проявили и сами горожане, политические и общественные организации: число общественных наблюдателей увеличилось в полтора раза, с 4 до 6 тыс. человек. «Общественным наблюдателем может выступить любой гражданин, — рассказал Горбун. — Достаточно заполнить анкету на сайте Московского центра качества образования и получить удостоверение». По его словам, нашли себя в отслеживании соблюдения правил проведения ЕГЭ и ветераны педагогического труда.

В ночь перед каждым экзаменом управление государственного контроля и надзора в сфере образования Москвы проверяет целость конвертов с контрольными измерительными материалами, и пока никаких нарушений (вскрытых и переклеенных конвертов) обнаружено не было. «Глушилки в аудиториях не использовались, поскольку их влияние на здоровье человека пока не изучено», — сообщил Горбун.

Не зафиксировано серьезных нарушений и во время проведения экзаменов. Где-то не вывесили своевременно списки, где-то не обеспечили организованный вход школьников в помещение для проведения экзамена.

За использование мобильного телефона с экзамена по русскому языку вывели 30 выпускников. Но это, по словам чиновника, сущие мелочи: всего в Москве сдают ЕГЭ 53 тыс. человек.

Не стала лазейкой для махинаций и досрочная сдача экзаменов. В Москве, где этой возможностью воспользовались около 300 человек (в основном это спортсмены сборных команд), не повторилась скандальная ставропольская ситуация, где 40 выпускников, сдававших экзамены досрочно по состоянию здоровья, получили стобалльные результаты.

Между тем выпускники московских школ при поступлении в вузы могут оказаться в неравном положении с абитуриентами из других регионов — городские власти сомневаются в объективности результатов ЕГЭ, полученных в других субъектах РФ.

«ЕГЭ — это единый экзамен, и единым должно быть не только его содержание, но и правила проведения, — заявил председатель комиссии Мосгордумы по образованию Виктор Кругляков. — Но, как заявила замглавы комиссии Общественной палаты по развитию образования Любовь Духанина, вчера с раннего утра на «горячую линию» начали десятками поступать жалобы из разных регионов юга страны. По ее словам, в республиках Северного Кавказа даже не скрывают, что ЕГЭ — платный экзамен. Деньги за него (от 10 тыс. до 100 тыс. рублей в зависимости от предмета и количества баллов) собирают директоры школ, а выполняют задания учителя-предметники.

Доходит до смешного: люди жалуются, что они честно платят за высокий результат, а учителя настолько слабые, что не могут решить задания КИМов».

Кроме того, по словам Круглякова, в стране развивается «ЕГЭ-туризм». «Мы думали, что детей везут туда, где им будет легче списать, но оказалось, что нет — туда, где дешевле платить, и при этом результаты ЕГЭ не ставятся под сомнение.

В итоге мы с нашим принципиальным подходом добились того, что наши городские выпускники не смогут поступить со своими баллами в московские вузы. Все бюджеты места достанутся приезжим с высокобалльными сертификатами», — заявил депутат.

Спустя 10 лет после введения в России ЕГЭ отношение к нему в обществе очень негативное, заявила зампред профильной комиссии Ирина Великанова. По ее мнению, такое отношение объясняется именно высокой коррупцией при проведении экзаменов. «В целом по стране колоссальное число нарушений, которых нет в Москве, — заявила она. — И, если бы регионы проявили политическую волю, они бы тоже смогли обеспечить безопасность проведения и объективные результаты экзаменов. Но этого не происходит, и, видимо, настало время заняться проблемой на федеральном уровне. То, что творится сейчас, — это позор для страны. И федеральные власти должны это прекратить».

По словам Круглякова, если бы сейчас депутаты Мосгордумы выступили с предложением отменить ЕГЭ, их бы многие поддержали и это бы была прекрасная пиар-акция.

«Раньше, когда при поступлении в вуз были преференции для обладателей медалей, Москва не могла угнаться за регионами по числу медалистов. Сейчас — по количеству 100-балльников. Одной из задач ЕГЭ была минимизация коррупции, однако сейчас подрывается сама идея единого экзамена. Но и его отмена не имеет ничего общего с интересами страны. Поэтому мы должны обратится к нашим коллегам из региональных парламентов взять проведение ЕГЭ под свой контроль», — заявил Кругляков.

Впрочем, подобные обращения московские депутаты делали и в прошлые годы. Результат нулевой. По словам Великановой, она согласна с предложением уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича о необходимости оставить Минобрнауки содержание экзаменационных материалов, а проведение экзаменов поручить спецслужбам.

Сам Бунимович рассказал «Газете.Ru», что во многих странах обеспечением безопасности экзаменов занимаются правоохранительные органы, специализирующиеся на проблемах секретности и защиты информации. Притом что масштаб нарушений там несоизмерим с российским: «в странах, которые принято называть цивилизованными, детей учат побеждать в честной конкуренции». «У нас, к сожалению, дети со школы знают, что их знания мало им помогут в отсутствие влиятельного родственника или денег. И во время ЕГЭ не только дети предъявляют себя, свои знания государству, но и государство представляет себя детям. И эта наука для них куда важнее, чем квадратные уравнения».

Кроме того, отмечает омбудсмен, ему трудно представить, что те же самые чиновники, которые подтасовывают результаты выборов и аукционов по размещению госзаказа, вдруг станут честно проводить ЕГЭ,

а депутаты, которым люди тоже не доверяют из-за всех последних выборов, станут честно контролировать организаторов экзаменов. «А тем школьникам, которые честно сдают ЕГЭ, я желаю всяческой удачи и верю, что в итоге они выиграют в конкурентной борьбе. Те, кто начинают с обмана и подтасовок, выигрывают в наших условиях на коротких дистанциях. Не важно где — в политике, экономике, в таких вещах, как ЕГЭ. Но на длинных дистанциях они проигрывают, потому, что занимают не свои места и не умеют делать то, что должны».

Между тем Рособрнадзор еще два года назад предложил ввести уголовную ответственность за нарушение правил ЕГЭ. Даже там, где местные чиновники от образования не опускаются до продажи результатов экзаменов, они не могут отказать в «просьбе» высокопоставленным родителям и «помогают» их детям во время сдачи экзаменов. Сообщения о подобных историях появляются ежегодно. В случае если факты подтасовки удается доказать, выпускников ждет аннулирование результатов экзамена, пересдать который они могут на следующий год. Самим чиновникам грозит лишь увольнение.