Партии отправят в колонии

В Думу внесен законопроект, разрешающий членам партий и представителям религиозных организаций проверять колонии и СИЗО

В Госдуму внесли законопроект, допускающий в общественные наблюдательные комиссии (ОНК) представителей политических партий и религиозных организаций. Если нижняя палата парламента в ближайшее время примет поправки, осенью представители партий и религиозных конфессий получат право войти в состав ОНК и проверять колонии и СИЗО вместе с правозащитниками.

В Госдуму внесли законопроект, допускающий в созданные для надзора за местами лишения свободы общественные наблюдательные комиссии (ОНК) представителей политических партий и религиозных организаций. Соответствующие поправки, подготовленные правозащитниками, в парламент внесли председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, вице-спикер от ЛДПР Игорь Лебедев и депутат Руслан Калюжный. Если поправки будут приняты, то осенью члены региональных партийных организаций и представители религиозных объединений смогут войти в состав ОНК и в дальнейшем инспектировать проблемные колонии и СИЗО.

«Нами совместно с Ярославом Ниловым создана специальная рабочая группа экспертов по подготовке изменений в федеральный закон об общественном контроле», — рассказал «Газете.Ru» создатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, сейчас кандидатов в состав ОНК могут выдвигать объединения, уставной целью или направлением деятельности которых является защита прав и свобод человека и гражданина. При этом объединения должны осуществлять свою деятельность на территориях более половины регионов России, причем не менее пяти лет со дня создания. «В такой ситуации у нас сейчас недобор в составе комиссий более 50%, а надо учитывать, что в декабре 2011 года принят закон, увеличивающий количество членов комиссии с 20 до 40 человек. — объясняет правозащитник. — У нас в трех регионах в составе комиссий вообще нет ни одного человека. В Архангельской области на 30 колоний четыре человека».

Председатель московской ОНК Валерий Борщев законодательную инициативу в целом одобряет. По его словам, правозащитники не против поделиться работой с партийными организациями. «Раньше к нам в комиссию «Яблоко» выдвигало своих людей, но их не утверждали. Пусть теперь будут люди из разных партий, — считает правозащитник. — Главное, чтобы это были люди правозащитного толка. Конечно, таких больше в «Яблоке», ПАРНАСе, «Правом деле». По поводу религиозных деятелей у Борщева также нет особых опасений. «Еще будучи депутатом Моссовета, я посещал тюрьмы вместе со священнослужителями. Мы прекрасно работали», — рассказал Борщев.

Засилья представителей «Единой России» и РПЦ в составе ОНК после принятия поправок боятся не стоит, убеждает Осечкин.

«В любом случае по закону в ОНК попадут не более двух человек от одной организации. Не важно, речь идет о правозащитниках, партиях или религиозных объединениях. — объясняет Осечкин. — Пусть будут представители мусульманского духовенства, православные священники. Пусть региональные партийные организации, решая проблемы заключенных, берут на себя ответственность и ведут борьбу за электорат».

Руководитель юридической службы ЦК КПРФ депутат Вадим Соловьев находит инициативу главы комитета Госдумы по делам общественных объединений вполне своевременной. «У нас более трети жалоб во фракцию приходит от заключенных: жалуются на санитарное состояние, на нарушение прав, на еду, на грубость, на побои. Такая инициатива поможет нам связать работу фракции с региональными организациями, реагировать на эти жалобы», — отметил Соловьев. Депутат также напомнил, что с принятием последних законов количество партий заметно увеличилось и возможности для общественного контроля станут гораздо шире.

Представитель «Единой России» и член комитета Думы по безопасности Александр Хинштейн заявил «Газете.Ru», что инициатива о представительстве в ОНК партийцев и религиозных деятелей имеет право на жизнь, но требует анализа. «Идея не бесспорная. Всегда идет на пользу, когда у деятельности того или иного органа повышается общественная значимость. Но опять же надо не допустить политиканства в этом вопросе. ЛДПР славится тем, что периодически предлагает популистские законопроекты, в том числе касающиеся пенитенциарной системы. Это понятно: в местах заключения находится электорат партии, и в ЛДПР хотят своим избирателям понравиться», — подчеркнул депутат.

Как рассказал Осечкин, внесенные поправки будут не последними изменениями в федеральном законе об ОНК, которые будут внесены парламентариями. О реформе законодательства об общественных комиссиях «Газета.Ru» писала еще в середине января. Готовящиеся поправки предполагают также ограничение представительства бывших сотрудников силовых структур в составе комиссий.

Радикальный вариант предусматривал полный запрет на членство в ОНК бывших и находящихся на пенсии служащих правоохранительных органов, в том числе прокуратуры, ФСИН и ФСКН, адвокатов, региональных и федеральных чиновников, представителей муниципалитетов и депутатов всех уровней.

Умеренный вариант не ограничивал депутатов и госслужащих и давал выходцам из спецслужб право на незначительное членство в ОНК. Согласно этому предложению, в итоговом составе комиссии не может оказаться более четырех бывших силовиков — это от 10% до 25% от общего количества общественников, которые по закону могут быть в ОНК (40 человек). Такую же квоту предлагается сделать и для бывших осужденных, отбывавших наказание в местах лишения свободы. Осечкин пояснил, что заполнить места освободившиеся с введением квоты для бывших силовиков поможет привлечение представителей политических партий и религиозных организаций.

Также поправки призваны сделать работу комиссии более открытой. Правозащитники и депутаты настаивают на изменении порядка отчетности наблюдателей. Если сейчас контролер может писать отчет по итогам своей ревизии несколько дней, то Нилов и общественники предлагают ограничить время подготовки материалов тремя сутками. Кроме того, контролеров хотят приучить к публичности. В случае одобрения новаций члены ОНК будут обязаны публиковать свои отчеты, их копии, а также тексты обращений в суд, в прокуратуры и «иные государственные органы» на специальном сайте, который пока не определен. Отдельными поправками инициаторы изменений в федеральный закон планируют закрепить право членов ОНК на фото- и видеофиксацию нарушений в местах лишения свободы: сейчас, как утверждают правозащитники, сотрудники ФСИН часто препятствуют проносу аппаратуры в СИЗО и колонии.