«Норд-ост» остался без ответа

Лефортовский суд отказался признать незаконным бездействие следствия по делу «Норд-оста»



Суд не признал незаконным бездействие следствия по делу «Норд-Оста»

Суд не признал незаконным бездействие следствия по делу «Норд-Оста»

Константин Кижель/ИТАР-ТАСС
Лефортовский суд с третьей попытки все-таки отказался признавать незаконным отказ следствия возбудить уголовное дело о гибели заложников при штурме Театрального центра на Дубровке в 2002 году. По словам адвоката потерпевших Игоря Трунова, в российском законодательстве не регламентирован процесс исполнения решений Европейского суда следственными органами. За разъяснением этого вопроса юрист намерен обратиться в Конституционный суд и Совет Европы.

В среду Лефортовский суд Москвы в третий раз рассмотрел жалобу адвоката Игоря Трунова на отказ Следственного комитета (СК) России возбудить уголовное дело в отношении должностных лиц, которые допустили нарушения при штурме Театрального центра на Дубровке. В октябре 2002 года террористы захватили центр и взяли в заложники зрителей, пришедших на мюзикл «Норд-ост». После операции по освобождению заложников погибли 130 человек.

В прошлом году — 2 ноября и 26 декабря — суд дважды соглашался с доводами адвоката, настаивавшего на том, что решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), обязавшего российские власти возбудить дело, является основанием для отмены всех ранее вынесенных. Однако прокуратура каждый раз обжаловала постановление суда в вышестоящей инстанции, и Мосгорсуд, соглашаясь с ее доводами, направлял жалобу на новое рассмотрение.

С третьей попытки Лефортовский суд все-таки отказался признавать незаконным бездействие следователя, не ставшего возбуждать уголовное дело.

«На этот раз Лефортовский суд пошел на поводу прокуратуры и абсолютно непонятным доводам», — сказал «Газете.Ru» адвокат Трунов. Мосгорсуд, возвращая жалобу в нижестоящую инстанцию, указал, что Лефортовский суд, обязав Следственный комитет (СК) возбудить уголовное дело, не изучил материалы проверки, которую проводило следствие. И суд запросил эти материалы. По словам Трунова, такая проверка вообще не проводилась. «Закон четко регламентирует порядок вынесения определенного процессуального документа, это должно быть постановление, а не письмо вольного характера, — сказал он. — Что они из себя представляют, материалы проверки, — это бумажка, которая называется не постановлением, а «уважаемый Игорь Леонидович»».

По мнению прокуратуры и следствия, жалоба адвоката идентична поданному в правоохранительные органы в 2002 году заявлению Бориса Немцова о возбуждении уголовного дела о гибели людей во время штурма (тогда ему было отказано).

Адвокат отмечает, что его обращение и заявление Немцова отличаются. «В его жалобе указывается на халатность и все, — сказал он «Газете.Ru». — У меня же четыре статьи Уголовного кодекса». Юрист усматривает в действиях российских чиновников признаки преступления по ч. 2 ст. 237 УК (сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей), ч. 3 ст. 293 УК (халатность), ч. 3 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности) и ч. 2 ст. 118 УК (причинение тяжкого или среднего вреда здоровью по неосторожности).

В своей жалобе адвокат напоминает, что 4 июня 2012 года вступило в законную силу решение ЕСПЧ, который 20 декабря 2011 года признал, что российские силовики допустили нарушения в ходе штурма, и постановил выплатить потерпевшим более 1 млн евро компенсации.

ЕСПЧ признал, что оказание медицинской помощи и транспортировка пострадавших в больницы началась непозволительно поздно, а также что после обезвреживания террористов была скрыта информация о последствиях применявшегося газа (его концентрация и наличие антидота так и остались неизвестными), а пострадавших выносили на спине (вместо положения на боку или на животе), что привело к смерти от механической асфиксии в результате западания языка. Также не была координирована работа медиков, которые не знали, куда везти пострадавших и прибывали в ближайшие госпитали, которые оказались переполненными. Так, в больницы вместе с выжившими доставлялись трупы, тогда как их необходимо было везти в морг. Трунов отмечает, что не были привлечены военные медики и специалисты МЧС, которые могли оказать необходимую помощь. «Если бы своевременно была оказана помощь, то людей в большей части можно было бы спасти. У 73 погибших в экспертизах указано «данных об оказании медицинской помощи нет» и отсутствуют следы оказания медицинской помощи», — говорится в жалобе.

Трунов согласился, что вопрос исполнения решения ЕСПЧ никак не урегулирован российским законодательством.

Адвокат объяснил, что решение ЕСПЧ является обязательным для российских судов в части отмены ранее вынесенных вердиктов и в законодательстве имеется четко выработанная процедура исполнения этих решений. Но суды в России уголовные дела не возбуждают, и исполнение требования ЕСПЧ, входящее в компетенцию следственных органов, никак не регламентировано. «Поэтому непонятно, кто это должен рассматривать, в какой форме это должно быть, и, конечно, это пробел в нашем законодательстве, и мы планируем обратиться в Конституционный суд, потому что решения Европейского суда имеют и такую форму — они обязывают власти возбудить уголовное дело. Но этот порядок не регламентирован», — сказал Трунов.

Адвокат намерен сначала обжаловать решение Лефортовского суда в Мосгорсуде, а затем обратиться с данным вопросом в Совет Европы и Конституционный суд.

Теракт на Дубровке произошел в октябре 2002 года. Во время представления мюзикла «Норд-ост» в здание ворвалась вооруженная группа из 40 человек. В заложниках оказались 912 человек, в том числе женщины и дети. Террористы в течение трех дней удерживали их в помещении театра, пока 26 октября 2002 года не начался штурм. В результате ни одного террориста не осталось в живых.