«У нас добрые отношения с МВД и ФСКН»

Суд заочно арестовал объявленного в розыск вице-президента «Города без наркотиков» Евгения Маленкина

Березовский горсуд Свердловской области заочно арестовал вице-президента фонда «Город без наркотиков» Евгения Маленкина, который находится в международном розыске. Глава фонда Евгений Ройзман считает, что его коллега правильно делает, что не выходит на связь. В то же время Ройзман отметил, что он продуктивно сотрудничает с ФСКН и МВД, однако в ведомствах эти сведения не подтверждают, отмечая, что поддерживают не Ройзмана, а идею реабилитационных центров в целом.

Во вторник Березовский городской суд Свердловской области заочно арестовал вице-президента фонда «Город без наркотиков» Евгения Маленкина. Накануне Маленкина объявили в международный розыск по обвинению в незаконном лишении свободы двух или более человек, совершенном группой по предварительному сговору. Основанием для такого обвинения стали заявления реабилитантов о насильственном удержании в реабилитационных центрах фонда.

Сам Маленкин ранее писал в своем блоге, что находится в паломнической поездке по святым местам.

«Телефон не беру, чтоб не отвлекаться. Не теряйте. Приеду после 30 ноября», — написал он 29 октября.

Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман отозвался об отсутствии Маленкина положительно, а о том, что его объявили в розыск, агрессивно. «Представьте себе, что за вами пришли подонки и убийцы, вас дома не нашли, а потом они раструбили на весь свет, что вас ищут. Они выстроили всю свою работу под Маленкина, потому что у них задача — Маленкина уничтожить», — заявил Ройзман во вторник в ходе пресс-конференции, посвященной ситуации с фондом. «Маленкин, как разумный человек, сделал совершенно правильно, ну а подонкам и убийцам, которые за ним пришли, не хрена обижаться, — добавил основатель фонда. — Что касается меня лично, то я сейчас свободный человек, я не в розыске. В то же время я не могу уехать, хотя мне неохота это все делать, мне надоело, я устал, я все же останусь, потому что я буду сопротивляться. А Маленкин правильно сделал, а то сейчас бы сидел вообще ни за что, просто потому, что им так хочется.

Фонд «Город без наркотиков» попал под пристальное внимание следствия летом этого года, когда 29-летняя реабилитантка центра Татьяна Казанцева скончалась в больнице, куда ее доставили из фонда. Сам Евгений Ройзман объяснил, что, когда у Казанцевой сильно поднялась температура, дежуривший в тот день по центру бывший реабилитант Игорь Шабалин вызвал «скорую», но машина долго не приезжала. Спустя сутки Казанцеву все-таки забрали в больницу, там она впала в кому и спустя несколько дней скончалась от гнойного менингита. Следствие предположило, что одной из причин смерти Казанцевой было плохое обращение с ней в фонде. Чтобы собрать доказательную базу, в начале августа провели эксгумацию тела. По словам Ройзмана, «следователи еще не выехали из Тагила с данными для экспертизы, как пресс-служба уже сообщила, что побои есть».

«Мы говорили со всеми врачами и патологоанатомом — никто не видел побоев. И мать Тани лично мне сказала, что она осмотрела свою дочь с ног до головы и никаких синяков не было», — сообщил Ройзман.

Смерть одной из реабилитанток дала основания сотрудникам следственного управления нагрянуть с обысками в реабилитационные центры. «Когда готовили штурм центров, я их все лично объехал и сказал реабилитантам, что каждый сам волен решать свою судьбу: кто хочет — может идти, кто хочет остаться — будет получать дальнейшую помощь», — сообщил Ройзман о событиях этого лета. По данным президента фонда, из 50 мужчин ушли 20 человек, а из 50 женщин — 30.

По данным следствия, которые обнародовали вскоре после штурма, в течение 2012 года на территории реабилитационного женского центра в поселке Сарапулка незаконно удерживали женщин. Впрочем Евгений Ройзман утверждает, что это невозможно: «К нам приезжают родители со своим красавцем или красавицей, пишут заявление, мы подписываем договор, а потом записываем их на видео, чтобы у нас были все доказательства их намерений». Обыски по делу о незаконном лишении свободы женщин в фонде начались 2 ноября, и по результатам обысков в следственном управлении заявили, что в мужском реабилитационном центре на Фабричной «были обнаружены предметы, свидетельствующие о применении спецсредств». Сейчас по результатам обысков и допросов некоторых реабилитантов в СУ СКР готовятся предъявить обвинение и Игорю Шабалину, дежурившему в день, когда Татьяне Казанцевой стало плохо.

Евгений Ройзман уверен, что аналогов фонду «Город без наркотиков» в России нет.

«Мы работаем по системе Макаренко, это на сегодня самая лучшая система. А тут создают какой-то государственный центр за 50 млн с ароматерапией и прочими чудесами», — сообщил Ройзман. «Сейчас в стране есть четыре государственных реабилитационных центра, но я не знаю, чем они хороши. Наркоманов держат в психбольницах, ставят им всякие капельницы, чистят кровь, а потом они уходят и продолжают колоться меньшими дозами. В государственных центрах главврач никому не будет говорить, что наркоманов надо удерживать насильно», — заявил президент фонда.

Вместе с тем Ройзман не пытается расширять «Город без наркотиков». «Я не спасаю мир, мне некогда, я работаю здесь и сейчас», — заявил он. «Попыток создать филиал нашего фонда много, но все они заканчиваются печально. Чтобы начать такую работу, надо что-то из себя представлять», — скромно пояснил екатеринбургский борец с наркоманией.

Отметил Ройзман и сотрудничество с госструктурами:

«Наши базы данных берет МВД России, с нами работают и ФСКН, и ФСБ. Мы всегда работали с ФСКН, у меня свои личные добрые отношения с Виктором Черкесовым (замруководителя ведомства), у меня есть разные награды, мы вместе принимали участие в разработке антинаркотических законов, у меня хорошие отношения с Виктором Ивановым (глава ФСКН). У нас постоянная связь. Мы сообщаем факты торговли наркотиками по стране, у меня нет претензий, мы работаем».

Впрочем, ФСКН России сообщения Ройзмана опровергла, назвав их «недостоверными» и «ложными». «Подобные заявления тем более странны, что на сайте радиостанции «Эхо Москвы» через час после прямого эфира Виктора Иванова были размещены видеозапись и стенограмма передачи, в которых речь идет о поддержке не бренда «Евгений Ройзман», а деятельности негосударственных реабилитационных центров в целом, разумеется, когда их деятельность не вступает в противоречие с законодательством Российской Федерации», — сообщили в ведомстве, отметив, что «ФСКН не является участником пиар-проекта Евгения Ройзмана».

Кроме этого во вторник стало известно, что Евгению Ройзману и екатеринбургскому информагентству Ura.ru придется выплатить 5 тыс. рублей ГУ МВД по Свердловской области в качестве компенсации морального вреда за недостоверные сведения в статье. В апрельской публикации говорилось о коррупции в свердловском ГУ МВД и в качестве доказательств приводились слова Ройзмана. Ройзман и Ura.ru обжаловали решение суда, но сегодня на апелляционное заседание не явились, и решение суда осталось без изменений.

Информагентство Ura.ru в последние месяцы также оказалось в центре нескольких скандалов о хищении, вымогательстве и мошенничестве. Во всех этих преступлениях подозревают шеф-редактора агентства Аксану Панову. Многие связывают преследование портала с тем, что агентство нередко публикует сведения о фонде «Город без наркотиков», однако Ройзман с этим не согласен: «Причина «погромов» — их информационная политика и независимость».