«Я их слушался, потому что боялся»

Заключенный, освободившийся из ростовской колонии, рассказал «Газете.Ru», как его заставили оговорить сокамерника-жалобщика

Заключенные колонии № 2 в Ростове жалуются на избиения сотрудниками исправительного учреждения. По их словам, бьют, как правило, тех, кто систематически жалуется на порядки в колонии. Одного из жалобщиков попытались подставить, рассказали «Газете.Ru» в областной ОНК: заключенного обвинили в нападении на начальника колонии и одного из осужденных. Оговоривший жалобщика заключенный вскоре отказался от своего заявления и пожаловался на угрозы.

Правозащитники и заключенные жалуются на систематические избиения зэков в колонии № 2 в Ростове-на-Дону. Об этом «Газете.Ru» рассказала председатель совета общественной наблюдательной комиссии по Ростовской области Елена Елисеева.

«Мои слова основываются на жалобах и рассказах заключенных, чьи права нарушаются. Под удар попадают в первую очередь те, кто общается к членам ОНК и кто систематически жалуется на сотрудников колонии», — утверждает Елисеева.

Инцидент, который Елисеева приводит в пример, произошел в июне этого года с заключенным Андреем Сичевым, когда он попал в ИК-2. Сичевой, по словам представителя ростовской ОНК, долгое время жаловался на руководство ИК-9, в который отбывал наказание. «Но, попав в ИК-2, он встретил неадекватную реакцию на свои действия со стороны начальника колонии: тому не понравилось, что Сичевой встретился с нами и рассказал о том, как ему живется на новом месте. Хотя он не жаловался, начальник колонии, хорошо знакомый со своим коллегой из «девятки», подумал, что он будет продолжать писать заявления правозащитникам и на его территории. Начальник разозлился. В конце июня Сичевого избили в колонии и поместили в штрафной изолятор. Несколько дней он провел в ШИЗО в наручниках», — утверждает Елисеева.

«За жизнью Сичевого мы следим давно, а после инцидента в «двойке» начали следить еще тщательнее», — продолжает представитель ОНК. «И начальнику колонии, Вячеславу Кравцову, разумеется, это не нравилось. В конечном итоге они придумали способ, как его наказать: обвинить его в нападении на начальника и другого заключенного», — говорит Елисеева.

Как рассказал «Газете.Ru» освободившийся недавно из ИК-2 Олег Ланчуковский, именно он стал тем, кто подписал заранее подготовленное заявление о нападении Сичевого. Ланчуковский признает, что поначалу был вынужден пойти на поводу у сотрудников колонии из-за угроз в его адрес. «Они пугали меня, что отдадут «блатным», чтобы те со мной расправились. Я согласился подписать все, что они мне сказали», — заявил Ланчуковский. Сам он, по его словам, трудился в колонии разносчиком пищи. В день избиения Сичевого он видел, как последнего «повели на примем к начальнику».

Спустя некоторое время, когда Ланчуковский отвозил бочки с едой обратно в столовую, он увидел, как Сичевого выводят из административного корпуса оперативники.

Когда Ланчуковский вернулся к себе в отряд, к нему якобы пришли сотрудники оперчасти и потребовали написать заявление, что Сичевой его ударил. Также они требовали от него показаний, что тот видел, как Сичевой напал на начальника колонии Кравцова

По словам Елисеевой, на Сичевого вскоре завели уголовное дело по фактам нападения на начальника ИК-2 и на Ланчуковского, после чего его перевели в СИЗО. Какую статью УК инкриминируют Сичевому — она уточнить не смогла.

Поначалу Ланчуковский отказывался общаться с членами ОНК: они приходили в колонию к Сичевому, пытаясь выяснить у его сокамерников, что те знают про инцидент с администрацией колонии. «Мне запретили это делать сотрудники. Я их слушался, потому что боялся», — говорит Ланчуковский. Впрочем, во время одного из визитов Ланчуковский все же дал понять общественникам, что не говорит из-за давления, которое на него оказывается.

«Я сказал, что боюсь за свою жизнь и жизнь своих родственников. Потом оперативники сказали мне, что я наговорил много лишнего. После моего общения с правозащитниками ко мне пришли оперативники и отобрали телефон и гражданские вещи, купленные на мои собственные деньги. Когда у меня забрали и второй телефон, который я смог достать в колонии, я сказал сотрудникам, что если они его не вернут, то я все расскажу правозащитникам», — подчеркнул заключенный. Телефон Ланчуковскому так и не вернули.

По словам Елисеевой, за несколько дней до выхода на свободу ей позвонил Ланчуковский и сообщил, что он готов свидетельствовать против начальника колонии на суде по делу о нападении Сичевого.

«Я, конечно, была в шоке, но сразу поняла, что теперь главное — встретить его у колонии, чтобы его не перехватили оперативники. Все, слава богу, удалось», — говорит Елисеева.

По ее словам, Управление собственной безопасности ФСИН России и его подразделение в Ростовской области теперь обязаны взять в разработку дело Сичевого и Ланчуковского, чтобы «остановить беспредел, который творится в ИК-2». В пресс-службе УФСИН по Ростовской области «Газете.Ru» не смогли прокомментировать ситуацию вокруг ИК-2.

Правозащитники отмечают, что права заключенных нарушаются и в других областных колониях.

Заключенные колонии № 5, к примеру, не раз указывали правозащитникам на неоднократные случаи суицида и злоупотребление психотропными веществами в отношении заключенных со стороны сотрудников исправительного учреждения. Из заявлений осужденных, о которых рассказали «Газете.Ru» в областной ОНК, следовало, что в сентябре этого года из окна выпрыгнул осужденный, который скончавшийся по дороге в больницу. Имя погибшего правозащитники назвать затруднились. В 2011 году, говорят в ОНК, ссылаясь на показания зеков, в штрафном изоляторе покончил с собой осужденный Бурховцов. Годом раньше в отряде № 7 «от употребления препарата E205» скончались двое еще осужденных.