«Если ты жалуешься — проблемы тебе обеспечены»

Заключенные ИК-4 во Владимирской области жалуются на систематические пытки и издевательства со стороны администрации

Вячеслав Козлов 14.09.2012, 19:01
В колонии № 4 во Владимирской области практикуются пытки по отношению к заключенным ИТАР-ТАСС
В колонии № 4 во Владимирской области практикуются пытки по отношению к заключенным

В колонии № 4 во Владимирской области практикуются пытки по отношению к заключенным, а условия содержания в исправительном учреждении непригодны для жизни, утверждают правозащитники и сами осужденные. По их словам, сотрудники колонии избивают зэков, заставляя тех сотрудничать с администрацией. В знак протеста зэки объявили голодовку. В УФСИН заявления о пытках опровергают, но признают, что «бытовые проблемы» в ИК-4 действительно есть.

Заключенные колонии № 4 в городе Вязники Владимирской области жалуются на постоянные пытки в исправительном учреждении. Особенно трудно, по их словам, приходится тем, кто постоянно обращается в правоохранительные и надзорные органы, пытаясь привлечь внимание к условиям содержания в колонии и действиям администрации. Об этом «Газете.Ru» заявил куратор правозащитного проекта Gulagu.net во Владимирской области Павел Мальков. В знак протеста против пыток зэки объявили голодовку, но в четверг их снова избили сотрудники спецназа управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН), утверждают они. Мальков говорит, что такое происходит систематически: «Заключенные рассказывают, что их постоянно бьют, плохо кормят, не предоставляют медицинскую помощь и даже запрещают мыться. А если ты жалуешься — проблемы тебе обеспечены».

В подтверждение своих слов Мальков напоминает о видеообращении заключенного ИК-4 Виталия Жесткова, которое появилось на сайте Gulagu.net две недели назад. На записи Жестков называет ИК-4 похабным местом и рассказывает, что некоторые заключенные вынуждены жить в полуразрушенном бараке и терпеть угрозы сотрудников колонии. «Барак рушится, дождь льет прямо в барак, администрация угрожает увезти нас в ИК-7 (также во Владимирской области. — «Газеты.Ru») и там издеваться над нами. Угрожает начальник колонии Цвигун, он смеется нам в лицо», — говорил Жестков. Сотрудники колонии, по словам зэка, осуществляют пытки в недавно построенном штрафном изоляторе (ШИЗО) — туда периодически запускают спецназ УФСИН, который начинает бить осужденных.

Иногда, рассказывает Жестков, заключенных связывают скотчем по рукам и ногам, заклеивают рот и уносят в старый изолятор, который, как утверждает жалобщик, совсем «не пригоден для жилья».

В старом ШИЗО фактически не работает канализация, а с питьевой водой серьезные перебои. На прогулку, продолжает Жестков, выводят через день, а иногда и через два. Тем, кто попал в старый ШИЗО, практически бесполезно жаловаться на плохое самочувствие: «не докричишься», отмечает заключенный. В знак протеста зэки, по словам Жесткова, недавно объявили голодовку. Таким образом они хотят привлечь внимание к беспределу со стороны администрации колонии и получить внятный ответ на многочисленные жалобы, которые они посылали в правоохранительные и надзорные органы. Нет положительных изменений даже в том случае, если жалобы все-таки получают отклик и в колонию приезжает проверка из общественной наблюдательной комиссии или аппарата уполномоченного по правам человека.

Около двух лет назад, приводит пример Жестков, в ИК-4 приезжала комиссия уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина, которая предписала администрации колонии отремонтировать бараки и улучшить условия содержания заключенных. «Никаких ремонтов не было. До сих пор там что-то строится на личные деньги осужденных», — заявляет Жестков. Павел Мальков объясняет, что это обычная практика в российских колониях, когда помещения исправительного учреждения ремонтируются за счет личных средств зэков или их родственников. «Повсеместно, в том числе и во Владимирской области, мы фиксируем пропажу государственных денег, которые выделяются из бюджета на ремонт колоний. Вместо этого администрация путем шантажа и под страхом пыток заставляет осужденных дотировать колонию из своего кармана. Не знаю, так ли в ИК-4, но поверить в это легко, тем более что очень многие, кто раньше сидел в этой колонии, говорят об этом», — говорит Мальков.

По словам Виталия Жесткова, в знак протеста заключенные объявили голодовку. Сколько зэков отказались от приема пищи, он не поясняет, но, как отмечает Павел Мальков, таких не менее 40 человек.

Мальков утверждает, что после появления видеообращения Жесткова репрессии в ИК-4 только усилились.

В четверг в колонию приехали сотрудники соседних с ИК-4 колоний — ИК-6 и ИК-7. Вместе с ними в колонию прибыл спецназ УФСИН по Владимирской области — как отмечает Мальков, «для убедительности». «Всего делегация была человек в двести. Они зашли в ШИЗО и начали тотальный обыск. Кого-то били. Заключенные рассказывают, что после того, как они вернулись к себе, все их личные вещи были разбросаны, а какие-то и вовсе пропали», — отмечает Мальков.

Адвокат одного из заключенных ИК-4, пожелавший остаться неназванным, подтвердил «Газете.Ru» информацию Жесткова и Малькова.

«В колонии действительно голодают люди, около сорока человек. Осужденные напуганы, утверждают, что там творится беззаконие. Говорят, что несколько человек в знак протеста вскрывали себе живот», — заявил собеседник.

Бывший заключенный ИК-4 Батыр Розыев подтверждает, что в колонии практикуются избиения заключенных. «Я был в ИК-4 два раза. Впервые меня привезли туда в ноябре 2006 года. Сразу после приезда меня избили сотрудники колонии. Избивая, нас заставляли подписать бумагу о том, что мы будем сотрудничать с администрацией колонии. Но дело, разумеется, не в бумаге. Они просто хотят унизить человека, чтобы он знал свое место», — рассказал «Газете.Ru» Розыев. По его словам, тех, кто отказывается от сотрудничества, отправляют в одиночную камеру и дважды в день — во время утреннего и вечернего обхода — избивают.

Впрочем, недовольство администрации Розыев вызывал не только из-за нежелания сотрудничать: руководство ИК-4 было против планов заключенного направить жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

«Они просто увидели у меня бланк жалобы в ЕСПЧ. Тогда я еще не собирался писать именно на ИК-4, это была другая жалоба на совершенно другое исправительное учреждение, в котором я сидел раньше. Но их это не волновало. В один прекрасный момент мне сказали, что, если я не угомонюсь, меня отправят в соседнюю ИК-6 и там опустят», — отмечает Розыев.

Через некоторое время Розыева действительно этапировали в колонию № 6: там, по его словам, его избивали и заставляли подписать бумагу о сотрудничестве с администрацией и вступлении в секцию дисциплины и порядка. «В 2009 году меня обратно перевели в ИК-4. Там уже сменилось руководство, но не изменились порядки. По приезде меня снова избили и отправили в ПКТ (помещение камерного типа для проштрафившихся заключенных. — «Газета.Ru»)», — продолжает Розыев. В ноябре 2010 года Розыев написал жалобу в ЕСПЧ с требованием признать условия содержания в ИК-4 пыточными. Жалобу, отмечает бывший заключенный, приняли, и ЕСПЧ уже запросил у российской стороны все необходимые документы.

В УФСИН по Владимирской области признают, что в ИК-4, как и в других колониях региона, есть бытовые проблемы, но категорически отвергают обвинения в превышении со стороны сотрудников исправительного учреждения должностных полномочий. «Я видел видеообращение Жесткова. УФСИН уже провело проверку, и некоторые его слова подтвердились. Крыша действительно протекает, и есть проблемы с медицинским обеспечением. Мы приняли необходимые меры — составлен план действий, который реализуется», — заявил «Газете.Ru» начальник пресс-службы областного УФСИН Сергей Логинов.

По его словам, в ИК-4 не было голодовки: был лишь единичный случай отказа от пищи со стороны некоторых заключенных, которые хотели привлечь внимание к своим проблемам. «21 августа заключенные в нескольких бараках отказались от обеда и ужина. На следующий день их акция прекратилась. Им был предоставлен завтрак, и отказываться от него они не стали», — заверяет Логинов. Он признает, что накануне в ИК-4 приехала делегация из соседних колоний, но отмечает, что это были плановые «обысковые мероприятия», а не акция устрашения, как заявляют правозащитники и заключенные. «Я сам там присутствовал. Это обычные мероприятия, которые проводятся, чтобы проверить, есть ли в бараках запрещенные предметы, не захламлены ли помещения и соблюдается ли распорядок. Конечно, многим заключенным это не нравится, потому что они вынуждены все находится вне своих бараков или ШИЗО, но это делается специально, чтобы они не могли перепрятать, к примеру, наркотики», — отмечает Логинов.