Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мусульмане уходят от традиций

Мусульмане Татарстана обвиняют власти в «тирании» и призывают эмигрировать в Саудовскую Аравию

Жанна Ульянова 13.08.2012, 21:36
Намазы в казанских мечетях превращаются в митинги протеста ИТАР-ТАСС
Намазы в казанских мечетях превращаются в митинги протеста

В Татарстане из-за опасений повторения нападений на мусульман отказываются от массовых мероприятий, посвященных Рамадану. А приверженцы нетрадиционного ислама, недовольные притеснениями со стороны властей, призывают друг друга к исходу из России.

Мусульмане Татарстана отказываются от традиционных для Рамадана массовых мероприятий, опасаясь терактов со стороны ваххабитов. Покушение на муфтия республики Илдуса Файзова и убийство его заместителя Валиуллы Якупова, последовавшие за ним массовые задержания мусульман, а также экстренное принятие поправок в закон «О свободе совести и религиозных объединений», создающих фильтр для выпускников иностранных медресе, вызвали серьезные волнения среди верующих в республике. «Мы опасаемся повторения нападений на духовных лиц и терактов», — пояснил «Газете.Ru» руководитель аппарата Духовного управления мусульман Татарстана (ДУМ РТ) Ришат Хамидуллин.

В частности, в Казани решено не проводить республиканский ифтар (разговение), который должен был пройти 16 августа.

«Мы ожидали, что на ифтар придет около трех тысяч человек», — уточняет Хамидуллин. Ифтар — это ужин после захода солнца (в пост мусульманам запрещается принимать пищу в светлое время суток). «В прошлом году мы устроили на главной площади Казани совместный ифтар, куда пришли несколько тысяч человек. В этом году из соображений безопасности решено от него отказаться», — поясняет Хамидуллин. Все желающие смогут получить ужин в мечетях, в столовых и кафе республики, но без массовых скоплений людей, говорят в ДУМ.

В ДУМ отмечают, что в республике начались волнения среди части мусульман, которые являются приверженцами нетрадиционного ислама.

Свою роль сыграли изменения в законодательстве. 3 августа парламент Татарстана экстренно принял поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединений», которые ограничивают допуск к религиозной деятельности в Татарстане неблагонадежных имамов-радикалов. Для этого религиозным организациям предоставляют дополнительные полномочия: самим рассматривать дипломы выпускников иностранных медресе, принимать решение о допуске к религиозной деятельности, основываясь на собственном уставе, а также обучать и подписывать с ними договоры на проповедническую деятельность. 9 августа Минюст выступил в предложение также внести поправки в Федеральный закон «О свободе совести и религиозных общественных объединениях», согласно которым иностранцам, объявленным в России персонами нон грата, а также пособникам террористов и экстремистам будет запрещено становиться учредителями или участниками религиозных организаций. Об этом сообщается на официальном сайте Минюста. «В Татарстане чаще всего ваххабитами становятся выпускники иностранных медресе, в частности в Саудовской Аравии. Те, кто привыкает жить в Саудовской Аравии, потом с трудом воспринимают уклад жизни в России. Они приезжают из региона, где нет опыта мирного сосуществования с христианами. Такой опыт есть только у российских мусульман», — сообщил «Газете.Ru» руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов.

Гонения последователей нетрадиционного ислама могут вылиться в исход мусульман из России.

В интернете появились исламистские группы и форумы, организаторы которых призывают фундаменталистов Татарстана уехать из страны, говорит Сулейманов.

В одном из сообществ мусульман «ВКонтакте» сообщается, что 7 августа в посольство Саудовской Аравии в Москве было подано письмо с прошением о предоставлении политического убежища для мусульман-татар. Причиной своего желания эмигрировать автор письма, студент одного из московских вузов Рамиль Абусев, называет «репрессии против невинных мусульман». Пока что о своем желании обосноваться в Саудовской Аравии заявили десять человек, говорит Сулейманов.

По мнению Сулейманова, призывы покинуть «страны куфра» (неверия) также сейчас ведут ваххабиты, находящиеся на территории республики.

«Призыв эмигрировать имеет подчеркнуто религиозный характер: речь идет о хиджре — переселении на территорию «Дар-аль-Ислам» (землю ислама)», — рассказывает Сулейманов. Практика переселения в исламские страны в истории татар имела место в конце XIX — начале ХХ вв. Татары, не желающие жить в Российской империи как «кяферском государстве», переселялись на территорию тогдашнего халифата — Османской империи. На территории современной Турции есть целые татарские деревни, которые основаны мухаджирами (переселенцами) из Поволжья в дореволюционное время: Бегрюделик, Гурсу, Осман. Во второй половине ХХ века идею мухаджирства подхватили джихадисты, создав организацию «Ат-Такфир ва аль-Хиджра» («Обвинение в неверии и исход»). В основе ее учения лежат три этапа: вербовка новых членов организации, эмиграция («хиджра») на территорию «Дар-аль-Ислам», прохождение там военно-идеологической подготовки с последующим переходом к джихаду на территории «Дар-аль-Харб» («земля войны» — все страны, где, по мнению членов организации, нет исламского правления). Поволжские последователи этой организации переселились в 1999 году на территорию Афганистана, где создали «Булгарский джамаат» и примкнули к «Талибану». После начала военных действий США в 2001 году основной костяк «Булгарского джамаата» переселился в район селения Дегон в Пакистане (провинция Северный Вазиристан), к которому вскоре примкнули другие выходцы с постсоветского пространства.

«В новейшей истории России для ваххабитов есть очень удачный пример для подражания — это Исмаил Шангареев (глава ныне закрытого ваххабитского медресе «Аль-Фуркан» в Бугуруслане, Оренбургская область, студенты которого ездили воевать на стороне боевиков Шамиля Басаева и Хаттаба. — «Газета.Ru»). После закрытия учебного заведения Шангареев уехал в Объединенные Арабские Эмираты, где государственной идеологией является ваххабизм. В Дубае он открыл собственное агентство недвижимости «Дан», стал владельцем гостинично-ресторанной сети», — рассказывает Сулейманов. Впрочем, он не рассчитывает, что объявленная правительством Татарстана после 19 июля борьба с экстремизмом приведет к массовому переселению ваххабитов.

На миграцию мусульман из Татарстана также могут повлиять преследования имамов, которые проповедуют нетрадиционный ислам. Этому противятся прихожане мечетей.

Например, в стихийный митинг вылилась попытка лишить звания имама мечети «Аль-Ихлас» Рустама Сафина, который в 2009 году был судим за членство в запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

На прошлой неделе имамы Казани на общем сборе приняли решение о ликвидации прихода Сафина. «Он даже не имеет статуса имама, он сам себя назначил», — выражают беспокойство в ДУМ. Однако затем около 40 прихожан мечети провели пятничный намаз на улице. Молитва быстро стала напоминать несанкционированный митинг, сообщает KazanWeek. Сафин начал проповедь с обвинения российских властей в «тирании», во внесении в федеральный список экстремистских материалов литературы салафитского толка ислама. Он назвал репрессивными методы полиции и следователей, расследующих убийство и покушение на духовных лиц Татарстана. Требовал прекратить «репрессии» в отношении мусульман, арестованных по делу об убийстве Якупова и покушении на Файзова. Кроме того, он пообещал бороться за свой приход.

Сама мечеть «Аль-Ихлас» основана в 2005 году в здании бывшей котельной. Ранее лишить Сафина возможности проповедовать пытались спецслужбы республики, но уголовное преследование закончилось условным сроком.

Кроме того, правоохранительные органы продолжают преследовать имама главной мечети Татарстана Кул Шариф Рамиля Юнусова.

В МВД Татарстана готовятся объявить Юнусова в федеральный розыск. Если его задержат, то максимальный срок, предусмотренный обвинением, — 6 месяцев ареста. По данным местных СМИ, Юнусов значится в списке лиц, которых необходимо допросить по делу о покушении на Файзова. В настоящее время в отношении Юнусова заведено уголовное дело по статье 327 УК РФ «Использование заведомо подложного документа». По данным прокуратуры, в 2005 году Юнусов воспользовался поддельным дипломом Казанской сельскохозяйственной академии для устройства на работу в музей-заповедник «Казанский Кремль» (так в официальных документах называется мечеть Кул-Шариф). Сразу после покушения на муфтия Юнусов был уволен из «Казанского Кремля». После увольнения он покинул Россию и улетел в Лондон на четыре месяца на языковую стажировку.

«По нашим данным, он находится в России и не уезжал в Лондон», — рассказывают в ДУМ Татарстана.

Эксперты отмечают, что Рамиля Юнусова пытался отстранить от проповедования муфтий Илдус Файзов, чей автомобиль был взорван 19 июля. Однако Файзов отступил от своего намерения после того, как на улицы Казани вышло полторы тысячи сторонников Юнусова.

Согласно биографии Юнусова, он окончил экономический факультет КГАУ. Но прокуратура не смогла установить годы обучения, а его имя, как выяснилось, никогда не значилось в списках студентов КГАУ. Известно, что с 1992-го по 1997 год он учился в Исламском университете в Медине.