«Ее запугали, и она не хочет общаться»

На судебном заседании по делу Расула Мирзаева продолжился допрос свидетелей

В Замоскворецком суде продолжился допрос свидетелей по делу Расула Мирзаева. Показания дали сотрудники клуба «Гараж», возле которого борец ударил студента Ивана Агафонова. Они отметили, что пострадавший отказался от вызова врачей. Также перед судом выступили сотрудники больницы, в которой студент скончался. Защита потерпевших просит вызвать в суд друзей погибшего, подозревая, что на них оказывалось давление.

Во вторник в Замоскворецком суде Москвы продолжили давать показания свидетели по делу чемпиона по смешанным единоборствам Расула Мирзаева. Накануне прокурор заявила суду, что полицейские не смогли найти свидетелей, после чего судья постановила обеспечить их принудительную явку на заседание. В итоге дать свои показания пришли 11 человек — представители клуба «Гараж», возле которого произошел инцидент, медперсонал, оказывавший помощь погибшему Ивану Агафонову, а также следователи, которые вели это дело.

Охранник клуба Павел Вовченко рассказал, как он работал в ночь 15 августа 2011 года, когда произошел конфликт:

«Я увидел скопление людей на улице, вышел. Вижу: стоит Расул, бьет Агафонова по щекам, в чувство приводит».

Студента он уже видел той ночью, за 40 минут до того, как его ударил Мирзаев. Тот стоял в компании друзей на улице возле автомобиля Audi белого цвета. Молодые люди слушали музыку и пили спиртное.

После удара студента подняли с асфальта и усадили на порог заведения напротив. У него была кровь на правой щеке, говорит охранник. «Я его спросил: «Как себя чувствуешь?». Он ответил: «Нормально». Я ему: «Давай вызовем скорую», а он говорит, что не нужно, — засвидетельствовал Вовченко. — Минут пять он посидел, потом встал. К нему подошли друзья. Минут 20–25 он ходил возле клуба, после чего уехал».

О причине конфликта Вовченко узнал позже от коллеги Дмитрия Алексеева, который рассказал, что у клуба «стояла девушка, к ней подъехал парень на машинке». После этого Агафонов и Мирзаев заговорили на повышенных тонах, студент начал агрессивно себя вести. «Это было большое психологическое давление — когда человек выше, — объяснял Вовченко. — Ведь Иван Агафонов выше. Он раза в полтора больше, чем Расул, и больше меня.

Он послал его на три веселые буквы. Расул не выдержал и ударил левой рукой».

Выступивший следом охранник Алексеев заявил, что он не видел сам конфликт. В какой-то момент он понял, что на улице что-то не так. Когда он подошел, Агафонов уже лежал на асфальте. «Я подошел к нему, пытался привести его в чувство. Затем подошел Мирзаев. Я взял упавшего за руки, Мирзаев взял за голову, и мы посадили его на ступень, — рассказывал свидетель. — Агафонов пришел в чувство, разговаривал с друзьями, я уже внимания на него не обращал».

Менеджер клуба Сергей Мальков также рассказал, что пострадавший отказался от «скорой». А появившийся в качестве свидетеля управляющий клуба Леонид Береговой сообщил, что некий человек требовал у него записи с видеокамер.

«На следующий после смерти Агафонова день ко мне приехал молодой человек и в резкой форме потребовал информацию с камер видеонаблюдения. Вел себя агрессивно и шумно, сказал, что у них погиб хороший человек и «я вам тут всем устрою», — сообщил администратор.

— Я ему отказал: он достаточно резко со мной говорил. Видео я просмотрел. Я увидел, как в результате словесной перепалки Мирзаев подошел к Агафонову, у них был разговор с глазу на глаз, и он нанес удар». Примерно так же описал происходящее на видеозаписи и гендиректор «Корпорации развлечений Старс», деловой партнер клуба Арслевдин Ибрагимов.

Следующей в зал была приглашена подруга Агафонова Елена Косюга. Как выяснилось, девушка недавно вышла замуж и стала Смирновой. С семьей Агафонова она знакома с детства: живут в одном доме. «18 августа в 06.00 Ольга прислала мне sms, что Вани больше нет, — говорила она. — Мы встретились на лавочке, она рассказала, что был конфликт с машинкой и его ударил Расул Мирзаев». На похоронах друг погибшего Дима Левченко познакомил ее с неким Эриком.

«Эрик рассказал, что в ту ночь в клубе была девочка, которая должна была все видеть, но ее запугали, и она не хочет общаться, — рассказала Смирнова.

— Ее зовут Катя. Она говорила, что гуляла с собакой вечером, когда к ней обратились молодые люди кавказской национальности и сказали, что если что-то видела — молчи».

Медики, дождавшиеся своей очереди выступить, не смогли пояснить, почему состояние Агафонова стремительно ухудшилось. Хирург Первой градской больницы Екатерина Захарова, осматривавшая студента в приемном отделении, диагностировала только ушибы мягких тканей лица. Медсестра травматологического отделения Екатерина Абакумова рассказала, что Агафонов пришел в компании молодых людей. Мест не было, его посадили на стул. Потом ему нашли место. Потом медсестре сказали, что ему стало плохо, и она позвала врача. Тот вызвал нейрохирурга. «Он должен был в нейрохирургию поступать, но у них не было мест», — говорит Абакумова. Потом в больнице началась конференция, после которой она узнала, что Агафонов уже находится в реанимации.

Прокурор Юлия Зотова отметила, что показания медсестры, данные в ходе предварительного расследования, содержат дополнительную информацию, и огласила их.

Следователям медсестра говорила, что Агафонов был в крови, и она приказала увезти его на каталке, чтобы привести в порядок, умыть. А затем она увидела, как его поднимают с пола.

Кроме того, следователь интересовался, правда ли, что на просьбу принести воды она ответила, чтобы пошли и сами купили. Абакумова это отрицала. «Все было так, но я сейчас не помню, чтобы его поднимали с пола», — сказала она в суде.

Травматолог Виктор Максименко сказал, что всего лишь разрешил госпитализацию Агафонова в своем отделении, так как в нейрохирургии не было места. Самого пациента он не видел.

В конце заседания выступила следователь Евгения Шаферова, которая, как оказалось, уволилась в мае этого года. В самом начале расследования она возглавляла следственную группу по делу Мирзаева.

— Скажите, а вы задерживали Мирзаева или он сам пришел? — поинтересовался адвокат Алексей Гребенской.

— Это было так давно, я уже не помню, — заулыбалась экс-следователь.

— А где вы его задерживали? Где проводили следственные действия? Тоже не помните? — не отпускал ее адвокат.

— Наверно, в межрайонном следственном отделе по Замоскворецкому району, — подумав, ответила она.

Шаферова вспомнила историю про диск с видеозаписью конфликта, который был сломан при ознакомлении потерпевшими с материалами дела. По ее словам, было два диска: один в материалах дела, а его копия хранилась у нее. При увольнении она передала его своему начальнику Тарлану Вагабову, который присутствовал на суде и подтвердил это.

Стороны процесса планировали также допросить друзей Агафонова. Однако они не явились. По словам прокурора, большинство друзей студента, бывших с ним в тот роковой вечер, в настоящее время отдыхает за границей. По мнению адвоката потерпевших Оксаны Михалкиной, они разъехались, так как на них оказывается давление. Судья постановил обеспечить их принудительный привод на следующее заседание, назначенное на 1 августа.