«Приехали показать, что мы есть и мы сильны»

В Москве десятки тысяч православных помолились о защите веры

__is_photorep_included4560133: 1
В воскресенье около 65 тысяч человек приехали к храму Христа Спасителя на молитвенное стояние «в защиту веры, поруганных святынь, церкви и ее доброго имени». Это первая подобная акция в новейшей истории Русской православной церкви (РПЦ). Патриарх Кирилл подчеркнул, обращаясь к собравшимся: «Церковь не проводит митингов». Но у многотысячных московских митингов и молебна нашлось немало общего.

В 11.00 воскресенья, за три часа до начала молитвенного стояния на Волхонке у главного кафедрального собора РПЦ, укрываясь зонтиками от солнца, ожидали около трех тысяч человек. Сотрудники правопорядка, а их было 14 тысяч, готовились к гораздо большему числу верующих. И не зря — в это время с северной стороны храма вдоль Пречистенской набережной (вплоть до Лужников) растянулась вереница автобусов.

Съезжались верующие из 17 епархий.

Они церемонно, сбившись в группы, следовали к храму. «Нас из Ленинградской области приехало 15 автобусов», — рассказала верующая из города Луги. Из Санкт-Петербурга прибыли 500 человек. Процессия из Нижнего Новгорода была одной из самых многочисленных — 1100 человек. Еще тысяча православных прибыла из Пензы. Из Ярославля приехало около 500 верующих. Одна из самых малочисленных групп прибыла из трех северокавказских регионов – Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии – всего в ней было примерно 90 человек. Приехали верующие на один день и уже вечером собирались в обратный путь.

«В письме митрополита говорилось, что от каждой епархии ждут людей», — рассказал иерей из Нижнего Новгорода Александр Малкин, заверив в добровольности паломничества. Инициатива провести многотысячное стояние у храма Христа Спасителя и по всей стране, принадлежала Высшему церковному совету. По мнению иерархов церкви, начиная с «панк-молебна» Pussy Riot на амвоне в храме Христа Спасителя участились случаи вандализма и осквернения храмов.

Собравшиеся на молитву верующие избегали вопросов о Pussy Riot, а если и говорили о них, то либо в третьем лице, как об общечеловеческом пороке, либо называли их «хулиганками». «Бог накажет, — поделились мнением о Pussy Riot молодые прихожанки Мария и Наталия из Нижнего Новгорода. – Мы приехали не только из-за них: в мире творится столько жестокости». Ярославский иеромонах Агафангел считает, что «унижение церкви должно прекратиться». «Когда над церковью нависает угроза, болезнь, тогда творится соборная молитва. Так было перед первой мировой, в годы голода, — сказал отец Сергей из Нижнего Новгорода. – Прощать может только Бог. Эти хулиганки оскорбили чувства всех христиан».

Прихожанка из Пензы объяснила происходящее немного проще: «Приехали показать себя, что мы есть и мы сильны».

Ближе к началу молебна уморенные солнцем и долгим ожиданием верующие уже не вмещались в огороженную для них территорию возле храма и заняли позиции на газонах и прилегающих улицах. В толпе дежурили медики и психологическая служба.

Происходящее у храма напоминало очередной массовый митинг в Москве, только на фоне куполов кафедрального собора. В толпе мелькали имперские флаги, расхаживали крупногабаритные парни в майках «Слава России» и «За веру и царя». Малочисленные приезжие из Северного Кавказа уверено держались на таком фоне с плакатом: «Благословенный Кавказ». Флаги православных движений «Георгиевцы» и «Вера и дело» перемежались с хоругвями и иконами. На дальних рубежах кто-то растянул шестиметровый транспарант с надписью «Встань за веру, русская земля». Сотрудники правопорядка (некоторые из них были в гражданском) тихонько спорили в стороне, есть ли в плакате признаки разжигания розни и надо ли задерживать тех, кто с ним пришел. Однако в итоге транспарант так никуда и не исчез.

За полчаса до начала молебна прошло нечто похожее на традиционные митинговые речи с трибун. Правда, ораторы — Никита Михалков, Петр Толстой, Павел Астахов и Наталья Нарочницкая — говорили с экранов, размещенных над толпой. Они осудили поступок «хулиганок» и даже предположили, что в нападках на РПЦ не обошлось без политического заказа (из слов выходило, заказ поступил извне). «Здесь надо смотреть, кто нападает, кто защищает», — заключила Нарочницкая.

Церковь, в свою очередь, проводила параллели между сегодняшним днем и началом прошлого века. Перед молебном вокруг храма прошел крестный ход: священники пронесли пострадавшие в этом году от рук вандалов иконы и крест из Невинномысска и Великого Устюга, а также пробитую пулями в начале 20-х годов XX века икону из собора в том же Великом Устюге (после богослужения патриарх благословил не реставрировать святыни).

«Мы с вами пришли не на митинг: церковь не проводит митинги. У нас нет никаких плакатов — у нас хоругви, иконы.

Мы пришли для того, чтобы помолиться Богу о стране нашей, о народе ее, чтобы больше никогда и ни при каких условиях не был взорван храм Христа Спасителя, не были осквернены наши святыни, не была изолгана наша история, не был извращен наш дух и наша нравственная сила. Мы никому не угрожаем, мы не демонстрируем свою силу, но никто не может запретить нам в судьбоносные моменты истории – а сегодня мы переживаем именно такой момент, — собраться вместе на молитвенное стояние», — обратился патриарх Кирилл к многотысячной толпе.

Патриарх отметил, что РПЦ подверглась такой «атаке гонителей», какой в последнее время не бывало.

По мнению предстоятеля РПЦ, «гонения» сегодня более опасны потому, что «сам факт кощунства, святотатства, издевательства над святыней предлагается рассматривать как законное проявление человеческой свободы, как то, что должно защищаться в современном обществе».

Он напомнил евангельское предание о том, как противники учения Христа не поверили в его воскресение и заявили, что ученики украли тело Иисуса. «Находились предатели в рясах, как и сегодня, есть среди нас такие, которые говорят: «А зачем собираться для молитвы? Давайте забудем, сделаем вид, что в нашей сегодняшней жизни ничего не происходит». Происходит, и очень значительное», — заявил патриарх Кирилл. Сам молебен проводился 22 апреля не случайно: для православных это день Фомы Неверующего.

Многие в толпе стояли с листами бумаги – распечатанным текстом молитвы. «О еже милостивым оком призрети на Церковь Свою святую и сотворити ю невредиму и непреобориму от восстающих на ню и попирающих святыни ея, молим Тя», — говорилось там. После молебна перед оскверненными святынями толпа пропела «Символ веры».

Затем верующие растеклись по Москве: часть вернулись в автобусы (у них были запланированы экскурсии по святым местам), часть двинулась на Арбат, где участники флешмоба пускали мыльные пузыри, а некоторые поспешили в столичную подземку.

По итогам молебна РПЦ скромно объявила, что у храма Христа Спасителя молились 50 тысяч человек, сводки ГУВД говорят о 65 тысячах собравшихся на молитвенное стояние.