Радиация утекает из-под Москвы

Обеспечивающее радиационную безопасность столицы ГУП МосНПО «Радон» передадут Росатому

Обеспечивающее радиационную безопасность столицы ГУП МосНПО «Радон» может быть ликвидировано, как самостоятельное юрлицо, и передано Росатому в качестве имущественного комплекса. По мнению экспертов, собравшихся в Мосгордуме обсудить вопрос радиационной безопасности Москвы и присоединяемых территорий, «Радон» потеряет миссию контроля над столичным регионом. Между тем, при обследовании только десятой части присоединяемых к столице территорий обнаружилось семь радиационных аномалий и опасных захоронений. В Росатоме успокаивают.

Эксперты комиссии по экологической политике Мосгордумы подготовили доклад на тему радиационной безопасности Москвы с учетом расширения ее границ. Во вторник на заседании комиссии заместитель руководителя экспертного совета Мосгордумы по экологической политике Калман Цейтин представил карту опасных объектов, передаваемых Москве вместе с новыми территориями.

При обследовании только десятой части присоединяемых к столице территорий обнаружилось семь радиационных аномалий и опасных захоронений.

Среди явных носителей радиации эксперты отметили завод «Мосрентген» в одноименном поселке с законсервированным с 1962 года поставарийным захоронением значительного количества кобальта-60 и цезия-137, термоядерные установки Троицкого института инновационных и термоядерных исследований «Росатома». А также Подольский завод цветных металлов, где в результате расплавления в 1989 году радионуклеидного источника цезия-137 и последующего загрязнения территории возникла до сих пор не ликвидированная и склонная к расползанию радиационная аномалия. «Сейчас на территории завода находится несколько тысяч тонн отходов, которые ветер разносит по округе», — рассказал Цейтин.

На закрытом полигоне ТБО в Щербинке хранятся вывезенные с Подольского химико-металлургического завода радиоактивные рудные отходы. Поверхностные воды с полигона попадают в речку Серебрянку, а отсюда в Пахру. Кроме того, в Московской области много несанкционированных свалок, которые представляют опасность, в том числе химическую и радиационную.

В самой Москве, напомнил Цейтин, работают 18 предприятий, использующих в производственном цикле ядерные материалы. На городской территории расположены 6 ядерных реакторов и порядка 1,5 тыс. организаций и организаций используют в своей деятельности источники ионизирующего излучения. Это 150 тысяч источников ионизации, из них у 124 тысяч срок эксплуатации уже истек, и они подлежат захоронению в установленном порядке.

С 1 июля к ним добавится еще один особо радиационно-опасный объект и 46 предприятий, использующих в обращении радиоактивные вещества и источники ионизирующего излучения. В целом, по данным завотделом экологической безопасности министерства экологии и природопользования Московской области Татьяны Путиной, в связи с изменениями границ Москвы в черте города оказывается 30 муниципальных образований с потенциально радиационно-опасными территориями.

Между тем, единственная организация, осуществляющая полный цикл радиационной безопасности столицы ГУП МосНПО «Радон» в ближайшее время может прекратить свое существование.

Как сообщил на заседании генеральный директор ГУП МосНПО «Радон» Петр Невейкин, находившееся в ведении правительства Москвы предприятие, переходит в подчинение корпорации Росатом. Причем, не в виде юридического лица, «обеспечивающего комплексную организационно-техническую систему радиационной безопасности с полным и непрерывным циклом взаимоувязанных работ», а в качестве имущественного комплекса. А это значит, что будет утеряна не просто самостоятельность, но и целостность уникального, признанного во всем мире, единого научного и производственного комплекса.

До сих пор специалисты «Радона» разрабатывали и реализовывали региональные программы, осуществляли мониторинг и контроль за радиационной обстановкой на территории города, участвовали в реализации мероприятий по ликвидации последствий радиационных аварий. Схема радиационно-экологического мониторинга включает в себя 134 поста режимной сети контроля грунта, растительности и снежного покрова, 60 водных постов контроля, 6 стационарных постов радиационного контроля атмосферного воздуха, осуществляющих еженедельный отбор проб, а также 50 регистрирующих гамма-излучение автоматических пунктов, передающих данные каждые 30 минут.

Решая задачи, стоящие перед всей корпорацией Росатом, «Радон» потеряет контроль над столичным регионом, считает Невейкин.

«Передача предприятия корпорации, как имущественного комплекса – с потерей имени и юридического статуса – превращает «Радон» в структуру, которую можно использовать для задач всей корпорации, — считает Невейкин. — Это распыление ресурсов. Для обеспечения радиационной безопасности московского региона и соседних областей необходимо сохранить целостность комплекса и его миссию». Кроме того, «озабоченность» руководства предприятия вызывает и сам процесс передачи его в федеральную собственность. По мнению Невейкина, московские власти должны взять под контроль этот процесс, чтобы важные решения не были приняты «кулуарно».

Распоряжению правительства Москвы №633-РП о передаче ГУП МосНПО «Радон» из структуры московского правительства в федеральную собственность было подписано мэром города в августе прошлого года. В мэрии объяснили это решение тем, что функции, которые выполняет «Радон» относится к отрасли, которую курируют федеральные структуры. Месяцем ранее был принят Федеральный закон №190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами», предполагающий создание единого национального оператора по государственному учету, хранению, контролю и регистрации отходов, и осуществлению мониторинга радиационной обстановки.

Однако теперь никому не понятно, как правительство города будет выполнять функции по обеспечению радиационной безопасности столицы, отмечали участники совещания в Мосгордуме.

По словам начальника отдела надзора по радиационной гигиене Роспотребнадзора по Москве Сергея Охрименко, заменить «Радон», оперативно и адекватно действующий при локальных радиационных авариях некем, так как аналогичного предприятия в Российской Федерации нет. «Это очень важная структура в системе безопасности Москвы, и то, что предприятие передается в федеральное ведение – большая беда, — считает чиновник. – Система радиационной безопасности зиждилась на связях «Радона», ГО ЧС и санэпидслужбы. И мы спокойно взаимодействовали между собой и с соседними субъектами при аварийных ситуациях».

Кроме того, по его словам, «Радон» — единственное предприятие, предоставляющее полную информацию по радиационному фону. «Радон» оказался единственной системой на европейской части РФ, обнаружившей радиоактивный след аварии на Фукусимской АЭС, такую информацию не сообщала ни одна федеральная гидрометеорологическая служба», — напомнил Охрименко.

Опасаются потери поддержки «Радона» в случае его реорганизации и в областном министерстве экологии и природопользования. По словам Путиной, сейчас предприятие осуществляет контроль всех радиационных аномалий в Подмосковье и проводит основное мониторинговое обследование (три стационарных поста радиационного контроля установлены в самых «напряженных» точках области).

По словам заместителя начальника Главного управления МЧС России по городу Москве Юрия Беседина, в его ведомстве также «с большим беспокойством» относятся к реорганизации предприятия, с которым у ведомства до сих пор «не было разночтений». По мнению Беседина, расширение Москвы требует не распыления, а наоборот консолидации сил и средств реагирования на ЧС, связанные с радиационными авариями, а также создания единой системы оповещения населения. Кроме того, замначальника ГУ МЧС отметил закрытость федеральных структур и невозможность осуществления системного надзора. «На федеральные объекты нельзя зайти, даже пожарную безопасность можно проверять не чаще, чем раз в три года, — рассказал Беседин. – В итоге мы получим «хромых лошадей» на радиационных объектах.

Недавно мы тушили пожар на радиационном предприятии на юго-западе Москвы, так там можно было снимать фильм ужасов».

В итоге участники заседания пришли к выводу о необходимости разработки московского закона о радиационной безопасности, предусматривающего, в том числе, и существование региональных систем, способных комплексно выполнять эту задачу. Кроме того, было решено обратиться к мэру столицы с предложением взять под контроль процесс передачи «Радона» в корпорацию Росатом с целью сохранить нынешнюю миссию предприятия — обеспечение радиационной безопасности Москвы и области. «Это очень важная проблема, — отметил член комиссии по экологической политике Иван Новицкий. – И хотя передача предприятия осуществляется в русле изменения федерального законодательства, мы будем рекомендовать проводить ее под контролем правительства Москвы».

В Росатоме беспокойство на счет ослабления системы радиационной безопасности в Московском регионе назвали безосновательным.

Как пояснили «Газете.Ru» в департаменте коммуникаций госкорпорации, в процессе передачи «Радона» «функции по осуществлению комплексной организационно-технической радиационной безопасности Москвы с полным и непрерывным циклом взаимоувязанных работ остаются за данной организацией до момента выхода распорядительного документа федерального органа исполнительной власти о наделении этими функциями и полномочиями иного лица». Сам переход предприятия из региональной собственности в федеральную объясняется тем, что «в рамках создания Единой государственной системы по обращению с радиоактивными отходами осуществляется консолидация государственных активов и организаций, осуществляющих деятельность, связанную с обращением с радиоактивными отходами». Сосредоточение таких предприятий под одним началом «сокращает время принятия и исполнения решений, обеспечивает оптимальные условия функционирования оборудования, управления производством, планирования работы и финансирования деятельности», отмечают в Росатоме. Утеря же бренда и юридического лица ГУП МосНПО «Радон», является издержками проводящейся реорганизации, объясняют в госкорпорации: «В соответствии с требованиями законодательства РФ, при передаче организации из собственности субъекта РФ в федеральную собственность организационно-правовая форма юридического лица и его наименование подлежат изменению».