«Себе дороже с такой прокуратурой»

Как суд освободил организатора нижнетагильского фонда «Город без наркотиков»

ИТАР-ТАСС
Свердловский областной суд освободил организатора нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова. Суд изменил на условный его реальный срок за похищение четырех наркоманов, помещенных в созданный им совместно с местными православными священниками реабилитационный центр.

В среду Свердловский областной суд решил судьбу 23-летнего организатора нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» (ГБН) Егора Бычкова. 12 октября 2010 года суд Дзержинского района Нижнего Тагила приговорил Бычкова к трем с половиной годам строгого режима за организацию похищения, незаконное лишение свободы и побои наркоманов. Вместе с ним к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима приговорен его помощник Александр Васякин. На свободе остался лишь самый молодой из активистов общественного фонда ГБН Виталий Пагин — он был приговорен к полутора годам лишения свободы условно.

Согласно приговору суда, Бычков, Васякин и Пагин насильно похитили и удерживали четверых реабилитантов. Обвинение заявляло, что Бычков организовал фонд и реабилитационный центр из корыстных побуждений.

Адвокаты тут же обжаловали решение суда.

«Дело Бычкова» вызвало широкий общественный резонанс, который дошел до президента России Дмитрия Медведева. На встрече с главой государства вопрос о Егоре Бычкове задал лидер екатеринбургской группы «Чайф» Владимир Шахрин. В итоге президент Дмитрий Медведев дал поручение прокуратуре взять это дело под контроль. В Москве, Екатеринбурге и в ряде городов Свердловской области прошло митинги в защиту фигурантов дела.

Заседание кассационной коллегии Свердловского областного суда состоялось в крайне сжатые сроки — спустя неделю после вынесения приговора.

В зал президиума облсуда, где была организована трансляция из нижнетагильского СИЗО, в среду пришел Владимир Шахрин, а также бывший депутат Госдумы, президент екатеринбургского фонда ГБН Евгений Ройзман. Кроме большого количества журналистов, в зале оказались даже школьники («Мы на экскурсии», — говорили они).

После того как судья-докладчик Илона Стогний зачитала обвинения, слово взяла адвокат Бычкова Анастасия Удеревская. По ее словам, суд первой инстанции подошел к сбору доказательств вины очень выборочно. «За то время, пока тянулся судебный процесс, все потерпевшие отказались от данных в ходе следствия показаний. Однако суд не учел этого обстоятельства и в основу обвинительного приговора взял показания наркоманов. В ходе предварительного следствия они давали показания в состоянии наркотического опьянения, после того как сотрудники прокуратуры их «освободили». Кроме того, матери одного из реабилитантов Семенова и вовсе угрожали возбуждением уголовного дела, если она откажется от показаний против Бычкова. За другим ночью приезжал ОМОН», — начала она перечисление претензий к следствию и суду. По словам адвоката, давление оказывалось и на священника отца Геннадия, приютившего в реабилитационный центр в своем приходе. (Это ранее в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» подтверждал и сам священник.)

Однако главным аргументом адвокатов было то, что реабилитанты находились в центре добровольно и были направлены по согласию с родителями и в соответствии с собственноручно подписанными заявлениями. Это подтвердил и сам Егор Бычков, находившийся в нижнетагильском СИЗО. «Показания ряда свидетелей, говоривших, что все потерпевшие находятся в центре добровольно, не попали в материалы дела. Я вообще не понимаю, чем я опасен для общества и почему меня нужно изолировать. Мы боролись с наркотиками, и у нас многое получалось. Прошу меня освободить», — подытожил Бычков.

После речи адвокатов слово взял прокурор Юрий Исаков (к судебному следствию в Тагиле он отношения не имел). Прокурор признал ряд процессуальных нарушений, допущенных в ходе следствия и принятых судом. Однако Исаков продолжал настаивать на нарушении прав наркоманов. «Представьте себе, что человек сидит дома со своими планами на день и тут приходят крепкие молодые люди, надевают наручники и увозят неизвестно куда», — заявил он. Из зала тут же раздалось: «Да-да, знаем эти планы! Сорвать с кого-нибудь сережки и купить дозу героина» (позже выяснилось, что это один из активистов екатеринбургского фонда «Город без наркотиков»).

«Можно, отвлекусь? Вот пришел человек к врачу, недомогает. А врач предлагает госпитализацию. А пациент не хочет. Что тогда? Врач должен вызвать бригаду санитаров? Цель хороша, но вот средства», — продолжал гособвинитель. Он оговорился, что доводы адвокатов о крайней необходимости, по которой действовал Бычков, спасая наркоманов от самих себя, не адекватны обстоятельствам. «Следующий раз возьмутся за алкоголиков и ВИЧ-инфицированных», — подытожил прокурор и попросил суд оставить приговор в силе.

Судьи удалились для вынесения решения. Они вернулись в зал через 40 минут. Согласно решению суда, Пагин был оправдан в том, что якобы побил одного из реабилитантов, ему сократили срок условного наказания с полутора до одного года с испытательным сроком 1 год. Суд переквалифицировал тяжкую статью 126 УК (похищение), по которой проходили фигуранты дела, в более легкую — статью 127 (незаконное лишение свободы).

В итоге Бычков был приговорен к условному сроку два с половиной года с годичным испытательным сроком.

Васякину же суд решил изменить четыре года в колонии строгого режима на два с половиной года колонии-поселения.

Зал зааплодировал. Прокурор от комментариев отказался.

Несмотря на то что фигуранты дела оправданы не были, наблюдатели расценили решение областного суда как победу.

По словам Евгения Ройзмана, условный срок и раньше был бы выходом из созданного прокуратурой тупика, и такой приговор стал возможным после того, как вмешалось общественное мнение. «Егор вернется в Тагил и будет продолжать оперативную работу. Реабилитационного центра больше не будет. Себе дороже с такой прокуратурой», — заявил Ройзман.