Прокурор не признается в мести

В Москве судят обвиняемых в убийстве следователя СКП Назима Казиахмедова

ИТАР-ТАСС
В Москве судят обвиняемых в убийстве следователя СКП Назима Казиахмедова, застреленного три года назад. Киллер Рашид Магомедов признал свою вину, а предполагаемый организатор убийства, бывший дагестанский прокурор Саид Абдулакимов, все отрицает. Он говорит, что был хорошим другом убитого, а обвинения называет оговором.

О завершении расследования убийства следователя по особо важным делам СУ СКП Дагестана Назима Казиахмедова Генпрокуратура отрапортовала еще в начале сентября, а в понедельник в Мосгорсуде состоялось первое слушание уголовного дела по существу. Казиахмедов был откомандирован из Дагестана в Москву в мае 2007 года и прикреплен к следственной группе, которая расследовала дело о мошенничестве. Одним из подозреваемых был совладелец инвестиционной компании «Группа «Финвест» Амбарцум Сафарян. Именно с этим делом связана гибель Казиахмедова, считают в прокуратуре. Следователь был застрелен на улице Стромынка 27 сентября 2007 года, напомнила гособвинитель Светлана Артемьева.

Организатором преступления следствие считает сотрудника прокуратуры Дагестана Саида Абдулакимова.

Помощник прокурора Магармкентского района Дагестана Абдулакимов и Казиахмедов были знакомы, но почти не общались. «Когда я приезжал к брату в августе 2007 года, он рассказал, что Саид Абдулакимов пытается наладить с ним контакт, завести дружеские отношения и очень интересуется делом, которое он расследует», — рассказал в суде потерпевший — младший брат убитого Сабир Казиахмедов, который тоже работает следователем. По версии прокуратуры, Абдулакимов вышел на Казиахмедова-старшего по просьбе некоего «представителя Сафаряна», целью которого было избавить бизнесмена от уголовного преследования. Прокурор попросил земляка повлиять на ход дела, но тот отказался. По словам его младшего брата, для Казиахмедова-старшего это дело было принципиальным: руководство предложило ему перевестись на работу в Главное следственное управление (ГСУ), если расследование будет проведено качественно.

«У Абдулакимова возникла неприязнь к Казиахмедову и чувство мести, из-за чего он принял решение организовать его убийство», — чеканила прокурор Артемьева. «Мотив вызывает недоумение», — поднялся со своего места защитник Абдулакимова.

«Совместно со своим знакомым Ахмаевым он разработал план преступления, выплатив Ахмаеву $50 тысяч», — невозмутимо продолжала гособвинитель. Расул Ахмаев — соучастник убийства, благодаря которому следователям удалось его раскрыть. Он явился с повинной еще летом 2008 года, дав показания против Абдулакимова и других сообщников. Ахмаева осудили в июле этого года, он получил 12 лет колонии. Как сообщила на заседании в понедельник прокурор Артемьева, его еще не успели этапировать из СИЗО «Матросская Тишина», так что на одном из заседаний Ахмаева допросят в суде в качестве свидетеля.

Ахмаев, по версии обвинения, нашел исполнителя убийства Мамедова — чеченца из Самары, который согласился застрелить жертву за $25 тыс. Также в убийстве участвовал Асланов, который подвозил киллера и помогал выслеживать следователя. Он получил $10 тыс., еще $15 тыс. Ахмаев оставил себе. Сначала сообщники собирались убить Казиахмедова на стоянке у гостиницы «Измайлово», где жил командировочный, но не заметили, как он уехал. Им пришлось продолжить слежку, и в итоге киллеры приехали за следователем к ресторану «Бакинский дворик» на Стромынке. Казиахмедов парковал свой Suzuki Grand Vitara, когда к нему подбежал Мамедов и шесть раз выстрелил в голову. Следователь скончался на месте. Как вспоминал в суде его брат, в это время в «Бакинском дворике» обедал приятель Казиахмедова, тоже следователь. Выйдя из ресторана, он увидел, что парковка оцеплена, но ничего не заподозрил и уехал. В пути он узнал, что убит его близкий знакомый. Сам Казиахмедов-младший получил весть о смерти брата по телефону. Что касается дела Сафаряна, то оно было расследовано, и в 2008 году бизнесмена приговорили к шести с половиной годам колонии.

Бывший прокурор Абдулакимов, которого задержали в августе 2008 года, заявил в суде о своей невиновности.

«Я с удовольствием бы признался, если бы было в чем, — обратился он к суду и продолжил, повернувшись в зал: — Я приношу соболезнования всем вам по поводу трагической смерти моего товарища». Подсудимый, называя погибшего не иначе как по имени, заявлял, что «общался с Назимом и приглашал его в ресторан из уважения», а не из корыстных целей. «Брат говорил Хаджи-Мурату, что с вами лучше не иметь дела», — парировал Казиахмедов-младший. «Я Хаджи-Мурата с первого класса знаю! Все его знают, его брат пиво водой разбавлял. Всем известно, что за человек Хаджи-Мурат», — взорвался из-за пуленепробиваемого стекла Абдулакимов. Судья Олег Гайдар, как и все присутствовавшие, запутался в перепалке земляков и призвал «придерживаться сути рассматриваемого дела».

Когда очередь дошла до обвиняемого Асланова, он ответил, что признает вину «только в том, что не сообщил о преступлении органам», но себя соучастником не считает. Мамедов, которого следователи считают исполнителем убийства, на вопрос о виновности коротко ответил судье: «Признаю». Знал ли он организатора убийства, киллер расскажет позже, когда приступит к даче показаний.