Изместьев на троих

Дело Игоря Изместьева рассмотрит тройка судей

ИТАР-ТАСС
Дело экс-сенатора Игоря Изместьева рассмотрит тройка профессиональных судей — вопреки протестам адвокатов, которые требовали созвать новую коллегию присяжных для справедливого разбирательства. Бывшего члена Совфеда обвиняют в убийствах и терактах, ему грозит пожизненное заключение.

Решение о рассмотрении уголовного дела бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева и членов кингисеппской преступной группировки тремя профессиональными судьями было принято в среду. Председательствующая Елена Гученкова назначила первое разбирательство по существу на 2 июня, сообщила «Газете.Ru» пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева. Дело начнут рассматривать в закрытом режиме, так как в материалах содержатся документы под грифом «секретно». Неделю назад, 12 мая, Гученкова распустила коллегию присяжных, так как заседатели один за другим выбывали и в итоге их осталось одиннадцать вместо положенных двенадцати.

Согласно УПК, после роспуска коллегии процесс пришлось начинать сначала. Новое предварительное слушание судья Гученкова вела два дня, получив множество ходатайств со стороны защиты и обвинения.

Адвокаты просили начать новое рассмотрение дела с участием коллегии присяжных, но им отказали.

Дело Игоря Изместьева и 12 членов так называемой кингисеппской группировки (по названию города Кингисепп в Ленинградской области) поступило в Мосгорсуд почти год назад — в июне 2009 года. Тогда его начала рассматривать коллегия присяжных, судебное следствие за закрытыми дверями (разбирательство закрыли все из-за тех же секретных документов) велось несколько месяцев. Согласно тексту обвинительного заключения, Сергей Финагин, Имран Ильясов, Александр Иванов, Игорь Ульданов, Андрей Иванов, Юрий Васильев, Сергей Хомутов, Валентин Бар-Бирюков, Игорь Рожнев, Игорь Ганзин, Юрий Мамонов и Эмир Ибрагимов являлись непосредственными исполнителями распоряжений о ликвидации неугодных экс-сенатору людей в 1994—2004 годах.

Фигурантам уголовного дела инкриминируются убийства московского нотариуса Галины Перепелкиной, директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского, сотрудника фирмы «Ронекс» Олега Булатова и председателя правления фирмы «ВМС-Октан» Василия Хитаришвили. Кроме того, подсудимые, по мнению гособвинителя, причастны к покушению на владельца компании «Башнефть-МПК» Юрия Бушева, а также к покушению в сентябре 2003 года на сына президента Башкирии, тогда гендиректора ОАО АНК «Башнефть» Урала Рахимова. Подрыв джипа с охранниками Рахимова-старшего в Уфе, в результате которого погибли два человека, и минирование другой машины у его офиса в разгар выборов президента Башкирии следствие квалифицировало как теракт.

Помимо особо тяжких преступлений, за которые подсудимым грозит наказание вплоть до пожизненного заключения, им вменялись поджоги и хулиганство. Впрочем, эти обвинения на заседании в среду с них сняли, потому что сроки давности по ним истекли раньше, чем успело закончиться судебное разбирательство. Против этого не возражали ни адвокаты подсудимых, ни прокурор Юлия Сафина.

Процесс по делу Изместьева мог стать скандальным, если бы не был настолько закрытым: на сами заседания не пускали журналистов, а с адвокатов взяли подписку о неразглашении (в неофициальных беседах защитники сообщали также, что их телефоны прослушивались).

«Нам угрожали: одно слово прессе — и коллегия будет распущена», — признается один из защитников.

Теперь, когда коллегию все равно распустили, адвокаты рассказывают, что в течение всего процесса были уверены: присяжные сомневаются в доказательной базе следствия. В основу обвинительного заключения легли показания уже осужденного за другие преступления лидера банды кингисеппских Сергея Финагина. Он заявляет, что заказчиком убийств и взрывов был Изместьев, с которым он, Фин, постоянно держал связь. Главный киллер банды Александр Иванов поддакивает бывшему шефу: «Финагин говорил, что всем руководит Изместьев». При этом в биллингах — распечатках телефонных соединений, которые позволяют с точностью до километра определить, где находился владелец мобильного, и установить все его контакты, — фигурируют номера всех членов банды, кроме Изместьева. «Несмотря на то что следователи заявляют о его постоянных контактах с кингисеппскими, доказательств этого нет», — констатирует защита.

По версии адвокатов, Финагин и Иванов получили от следователей в обмен на показания против Изместьева обещание мягкого наказания. Так, Иванов, уже признанный виновным в убийстве 12 человек по другому уголовному делу, получил за эти преступления 12 с половиной лет колонии строгого режима. В суде он рассказывает, как расправлялся со своими жертвами: кого-то убивал из пистолета, кого-то ножом. Труп одной из жертв Иванов закатал в бетон. У киллера был своего рода фирменный почерк: контрольный выстрел он делал в глаз. За каждое убийство Финагин платил Иванову $1,5—2 тыс.

Защита Изместьева утверждает, что свидетелей с их стороны суд отказывался допросить в присутствии присяжных.

Как минимум одно фактическое подтверждение слов адвокатов есть — это свидетель Евгений Черемных. Осенью 2009 года он сам пришел в Мосгорсуд, чтобы дать показания. Черемных допрашивали в ходе следствия, а на процесс он решил явиться по собственной инициативе, так как узнал о нем из СМИ. Свидетель работал охранником нотариуса Галины Перепелкиной, убитой в 2001 году. Незадолго до смерти нотариус сообщила Черемных, что ей поступают угрозы, причем называла конкретные фамилии. Эти фамилии Черемных сообщил следователям, прозвучали они и в суде. «Но председательствующая отказалась допросить свидетеля в присутствии присяжных, так как он не является непосредственным очевидцем убийства», — рассказывают адвокаты. Имя предполагаемого заказчика Черемных назвал, но защита обнародовать его не торопится. «Это довольно известный человек, но его фамилия никак не фигурирует в деле. Мы не можем его пока назвать», — заявил собеседник «Газеты.Ru».

Впрочем, виновность Изместьева отрицает не только свидетель, но и потерпевший — муж убитой Перепелкиной, глава «Башнефти» Юрий Бушев. Он в самом начале процесса, летом прошлого года, заявил о непричастности Изместьева к убийству его жены и в ходе слушаний от этих показаний не отказывался. Не признает своей вины и сам подсудимый. Что до остальных фигурантов, то многие из них признались в убийствах, но о том, кто был их заказчиком, никому, кроме Иванова и Финагина, не известно.

«Я считаю, что со второго июня начнется расправа над Изместьевым. Нам остается быть статистами», — констатирует адвокат бывшего башкирского сенатора Сергей Антонов.

Он заявил «Газете.Ru», что попытается обжаловать действия судьи Гученковой, но не особенно надеется на успех. Антонов требовал перенести рассмотрение дела в Верховный суд, так как Изместьев был членом Совета федерации — в процессуальном законодательстве за ним сохраняется статус «спецсубъекта». Но суд отказал. Новое рассмотрение дела в Мосгорсуде должно было начаться с присяжными, настаивает адвокат. Он ссылается на ст. 328 и ст. 329 УПК РФ, в которых говорится о том, что после роспуска коллегии следует набирать новую, а не заново решать вопрос о форме судопроизводства. Мосгорсуд ссылается на решение Конституционного суда, согласно которому уголовные дела о терроризме должна рассматривать тройка профессиональных судей.