По существу тела

Симоновский суд не отпустил из СИЗО бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна

Суд оставил Василия Алексаняна умирать в СИЗО, потому что в больнице он может пагубно повлиять на исход дела. ФСИН собирается подавать на адвоката Елену Львову в суд — за оскорбление тюремной системы. Прокуратура со всем согласна и ждет начала слушаний по существу.

В пятницу Симоновский районный суд Москвы оставил без изменений меру пресечения бывшему вице-президенту компании ЮКОС Василию Алексаняну.

Согласно решению судьи, полуслепой ВИЧ-положительный адвокат, которому в среду диагностировали рак лимфосистемы, останется в следственной тюрьме «Матросская Тишина» на все время судебного процесса.

Обвиняемого привели в зал суда под конвоем, как и на первые два предварительных слушания, заперли в клетке и пустили к нему журналистов. Алексанян сидел в зимней куртке и шапке, опершись руками на скамью. Он повторил, что отрицает все обвинения, предъявляемые ему прокуратурой, уточнив, что якобы похищенные им активы сейчас находятся во владении «Роснефти» и любой житель России мог проследить их передачу. (Напомним, что Алексаняну инкриминируют хищение акций и имущества «Томскнефти», а также акций Восточной нефтяной компании на 8 млрд рублей и неуплату налогов 3 млн рублей).

«Все придумано до последней буквы. Это профанация правосудия, очевидная расправа. Мой случай – это квинтэссенция избиения всех невинных сотрудников ЮКОСа. Как можно это терпеть? В России суда нет. Уголовное производство заканчивается на стадии предъявления обвинения. Поэтому самая популярная мера пресечения у нас – это арест. Они бросают человека в тюрьму и ждут, когда он там умрет. ГУЛАГ жив, понимаете? И такое может случиться с каждым из вас», — проговорил Алексанян, подняв лицо к камерам. Обвиняемого испуганно слушал молодой пристав в меховой шапке, сползающей на уши.

Алексанян добавил, что никакой надежды на больницу с химиотерапией у него уже давно нет. «Судья, которая сейчас вынесет решение, – та же самая, которая два года назад усмотрела в моем обвинении признаки преступлений, которых нет в Уголовном кодексе. Мы предлагали ей взять отвод, но она отказалась. Она уже повязана и не может вынести другого решения», — сказал Алексанян.

— Как же вы справляетесь со всем этим?

— Я невиновен, и я их не боюсь.

Бывший адвокат Платона Лебедева и Михаила Ходорковского, по его словам, уповает на Бога. «Меня спасти может только Господь. Если бы люди жили по заповедям, ничего сейчас бы не было», — заключил он. Услышав о пикете, который сегодня пройдет в Москве в его поддержку, Алексанян сказал: «Я благодарен людям, чувствую их поддержку, но меня уже не спасти. Митинговать теперь надо против системы, за ее изменение. Должна же как-то моя история пробудить в людях осознание того, что происходит в стране».

Выслушать решение Симоновского суда приехали два брата обвиняемого и журналисты, которых первый раз за все время предварительных слушаний оставили в зале, а не выгнали в коридор. Около 12.15 появилась федеральный судья Ирина Орешкина и, запинаясь, начала читать решение. Алексанян стоял, закрыв глаза и прижавшись плечом к решетке.

Адвокаты обвиняемого заявляли несколько ходатайств, в том числе о возврате уголовного дела в прокуратуру, об исключении всех доказательств по делу, включая протоколы допросов Бахминой, как незаконно полученных, о прекращении уголовного преследования в отношении бывшего сотрудника ЮКОСа. Все эти прошения судья отклонила, удовлетворив единственное ходатайство самого Алексаняна – о рассмотрении дела коллегией из трех федеральных судий. Председательствующим судьей Орешкина назначила себя.

Главную просьбу защиты – о переводе Алексаняна в гражданский стационар, где ему немедленно должны начать высокоактивную антиретровирусную терапию – Орешкина оставила без удовлетворения.

«На свободе подсудимый может повлиять на ход дела, поэтому меру пресечения суд постановил оставить без изменений», — невозмутимо продолжила чтение Орешкина, проигнорировав вздох возмущения в зале и тихие слова обвиняемого «Сколько можно». Несколько журналисток выключили диктофоны и заплакали.

Таким образом, суд в очередной раз проигнорировал три смертельных диагноза Алексаняна, письмо начальника «Матросской Тишины» Фикрета Тагиева о необходимости перевода обвиняемого в МГЦ СПИД и три решения Европейского суда по правам человека, предписывающих начать срочное лечение подсудимого в гражданском стационаре.

«Решение превзошло все наши ожидания. Суд считает обвиняемого лицом посторонним, а адвокатов – лишними людьми в процессе», — заявила адвокат Алексаняна Елена Львова, покинув зал суда. На ее глазах блестели слезы. «Государство направило против умирающего человека тяжелую артиллерию – суд. Это даже придает силы, потому что у нас не осталось никаких иллюзий о возможной справедливости. Мы будем бороться за каждый день жизни этого человека. Ездить каждый день к Тагиеву, опять просить о стационаре… Сколько можно собирать справки о его состоянии здоровья? Когда его начнут лечить? Человек умирает!»

Пока Львова выступала перед журналистами, в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) России созрело решение подать на адвоката в суд.

«В связи с многочисленными заявлениями, высказываниями, которые не соответствуют действительности и дискредитируют нашу службу, руководством СИЗО принято решение подать в суд иск о защите чести и достоинства, деловой репутации на адвоката Львову», — сообщил «Интерфаксу» в пятницу директор ФСИН России Юрий Калинин. По его словам, сотрудники СИЗО «Матросская Тишина» будут добиваться опровержения высказываний адвоката, касающихся состояния здоровья и лечения Алексаняна. «Развернута откровенная истерия, преследующая одну-единственную цель — сорвать судебный процесс, который проходит в настоящее время по делу Алексаняна», — считает Калинин.

Гособвинитель, в свою очередь, пятничное решение судьи поддержал. «Алексаняну в спецбольнице предоставляется полный комплекс медицинских услуг. Во всех предоставленных справках его состояние называется «относительно удовлетворительным», — сказал «Газете.Ru» старший прокурор главного управления Генпрокуратуры России Николай Власов. О сделках, которые, по словам Алексаняна, предлагали ему высокопоставленные представители Генпрокуратуры, и об условиях его содержания в СИЗО Власов говорить отказался. «Это не в моей компетенции, и никаких данных у меня об этом нет», — объяснил он.

В этот момент Алексаняна вывели из зала суда. Проходя мимо братьев, он приветственно поднял сжатую в кулак руку. «Мы ничего не можем добавить к тому, что он сказал сам. Это такая несправедливость, о которой мы не можем даже говорить. На следующее заседание, конечно, кто-то из семьи приедет, но не все вместе. Надо сидеть с детьми, ну и мы еще работаем», — сказал «Газете.Ru» один из братьев Алексаняна.

Процесс пока объявлен открытым для прессы. Первое рассмотрение дела по существу пройдет в Симоновском суде 5 февраля в 14.00.