«Дон Карлеоне, одним словом»

Интервью с Александром Таранцевым

Елена Шмараева 21.01.2008, 11:21

Глава группы компаний «Русское золото» Александр Таранцев, обвиненный Генералом из медведковско-ореховской ОПГ в соучастии в убийствах, рассказал «Газете.Ru», почему подсудимым бандитам выгодно его «оговорить». Все обвинения в свой адрес он отвергает.

17 января член медведковско-ореховской криминальной группировки дал в Мосгорсуде сенсационные показания: он обвинил главу группы компаний «Русское золото» Александра Таранцева в соучастии в убийствах пятерых человек. Бригадир ОПГ Олег Пылев по прозвищу Генерал, приговоренный к пожизненному заключению, заявил, что бизнесмен Таранцев, в покушении на которого обвиняют медведковско-ореховских, сам выступал заказчиком убийств, а фирма «Русское золото» была источником финансирования банды. Московская прокуратура пока никак не отреагировала на показания Пылева, однако там не исключают, что могут начать дополнительное расследование.

Сам Александр Таранцев в интервью «Газете.Ru» отверг обвинения в свой адрес и рассказал об отношениях бизнеса и криминальных структур в 1990-е годы, покушении на «Русское золото» и мотивах ореховских бандитов, решивших «оговорить» бизнесмена.

— Александр Петрович, известно, что вы являетесь потерпевшим по делу о покушении, совершенном медведковско-ореховской бандой 22 июня 1999 года. Расскажите об этом покушении: как оно было совершено, кто пострадал, предполагали ли вы, кто и зачем его организовал?

— В тот день наша компания «Русское золото» начала выплачивать ежемесячные пособия всем 420 Героям СССР и России, проживающим в Москве, по 5 тыс. рублей каждому. Как все прекрасно помнят, ветераны в 1990-е годы были заброшены государством. Я принял решение начать помогать героям через Российский фонд мира. И именно 22 июня, в день начала войны, начались первые выплаты. Ко мне в офис на интервью по этому поводу приехала съемочная бригада НТВ, и сразу после ее отъезда офис компании был обстрелян.

Позже я узнал, что огонь был открыт из дистанционно управляемого автомата Калашникова, установленного внутри автомобиля рядом с офисом «Русского золота». Оригинальный способ покушения киллеры заимствовали из фильма «Шакал». На автомат, помещенный в ВАЗ-2104, были установлены оптический прицел и портативная видеокамера, передававшая изображение оператору. Видимо, система дала сбой и среагировала на проехавший мимо грузовик.

В результате автомат расстрелял прохожих: один человек — охранник офиса — погиб, а еще двое получили ранения. В тот момент я находился в офисе и о произошедшем узнал от охраны.

И только спустя 8 лет, в 2007 году следователь прокуратуры сказал, что это было покушение на меня. Он сообщил мне, что преступники найдены, и что они являются членами орехово-медведковской группировки. Меня допросили в качестве свидетеля, и я был признан потерпевшим.

— С чем, на Ваш взгляд, могло быть связано нападение на офис компании «Русское золото»?

— Поначалу даже было сложно понять, на кого было совершено покушение, так как пострадали люди в проезжавшей мимо офиса машине. Сейчас, когда преступление раскрыто, не исключаю, что бандиты были связаны с одним из руководителей компании. Возможно, что они рассчитывали убить меня, запугать всех моих близких родственников и затем захватить весь бизнес.

— Александр Петрович, а чем именно занималась компания «Русское золото» в 90-е годы? Какого рода бизнес вы вели?

— Мы занимались торговлей, строительством и эксплуатацией крупных торговых комплексов. Тогда, в 90-е годы в компании работало более тысячи человек, люди разные, может, кто-то и был связан с криминальными группировками, но точной информации у меня нет.

— А захватить бизнес, взять компанию под контроль криминальные группировки не пытались? Не предлагали бандиты «крышевать» «Русское золото» в обмен на безопасность?

— А вы смотрели фильм «Жмурки»? Понятно, что это стеб, но в каждой шутке есть доля шутки. В 90-е годы — особенно в начале – в стране царил хаос не только на верхних этажах власти. Многочисленные преступные группировки всех мастей из Сибири, с Дальнего Востока, с Урала, с юга России, не говоря уже о местных московских, как воронье кружились над мало-мальски успешным бизнесом, стремясь его если не поглотить, то поставить под свой контроль.

Вдоль строящихся торговых комплексов «Русского золота» постоянно разъезжали машины, битком набитые «братками» с автоматами и даже пулеметами.

В 1992 году на меня напала группа людей в масках, жестоко избила и только хорошая физическая подготовка оставила мне шансы выжить. Но я решил идти до конца и не прогибаться под бандитов. С тех пор вопросами безопасности в компании занимались только профессионалы – бывшие сотрудники спецслужб.

— Однако Олег Пылев в суде назвал компанию «Русское золото» «нашей фирмой». По его словам, Александр Таранцев был посажен туда, чтобы заниматься финансами, а преступный авторитет Григорий Гусятинский «решал вопросы, которые могли возникнуть».

— Книжек детективных Пылев начитался. Не удивлюсь, если он меня японским шпионом объявит. Если послушать этих сказочников, то вскоре окажется, что они и российских губернаторов назначают.

А правда состоит в том, что «Русское золото» создал лично я, и никакого отношения к компании ни Пылев, ни Гусятинский не имеют. Как не имели отношения ни Гусинский, ни Березовский, ни Ходорковский.

— Как только Пылев выступил в суде со своим заявлением, в СМИ сразу появилась информация, что у вас уже есть судимость. Это правда?

— Судимость давно уже погашена, а привлекли тогда меня в советское время к уголовной ответственности за то, что сейчас называется предпринимательством. В те годы это называлось «мошенничеством, спекуляцией, валютными операциями». Хотя, на мой взгляд, мошенничеством было преподавание и углубленное изучение «научного коммунизма» и «политической экономии».

— Вернемся к заявлению Пылева. Вы знали его лично? И были ли вы знакомы с другим преступным «авторитетом», которого он упомянул в своих показаниях, Григорием Гусятинским?

— Да, я несколько раз видел Пылева, он произвел на меня гнетущее впечатление не вполне адекватного человека. Григорий Гусятинский, наоборот, казался вполне вменяемым человеком. С ним можно было нормально общаться. Но никаких деловых вопросов мы никогда не обсуждали, и о его «двойной» жизни я мог только догадываться.

— Пылев обвинил вас в том, что вы «заказали» убийства Сергея Симонова по кличке Пельмень, Александра Макушенко (Цыган), руководителей Фонда развития правоохранительных органов Владимира Ермакова и Сергея Дроздова, учредителя клуба «Доллс» Иосифа Глоцера.

— Это еще не все! Еще я настоял на вводе американских войск в Ирак. Ну, что тут скажешь? Дон Карлеоне, одним словом. Сергея Симонова я знал как нормального человека, сотрудника спецслужб, но никаких деловых и дружеских отношений у нас с ним не было. Кто такой Макушенко — я вообще не знаю, а Дроздова и Ермакова я знал как вполне порядочных людей.

— Однако о вашем соучастии в убийстве Иосифа Глоцера говорил не только Пылев, но ранее заявлял в своих показаниях Юрий Глоцер, брат убитого.С ним вы знакомы?

— Нет, не знаком. Заявления его я не видел, поэтому не считаю нужным что-либо комментировать. Возможно, его ввели в заблуждение, во всяком случае, понятия «оговор» еще никто не отменял.

— То есть вы считаете, что и Пылев, и Глоцер Вас оговорили? Но ведь для этого должен быть мотив.

— Вы знаете, прозвучавшие в суде обвинения я расцениваю как месть за неудачную попытку захватить мой бизнес, а также желание предстать перед общественностью в белых одеждах неких современных Юриев Деточкиных.

Подтекст нынешних заявлений ореховских бандитов таков: грабили мы отнюдь не бедняков, да и убивали (ну, если случалось, с кем не бывает!) исключительно других бандитов. Типа, еще и органам правопорядка помогали. Ну, разве можно таким замечательным людям пожизненное заключение давать?