Космодрама

Дело об убийстве рядового пьяными офицерами на космодроме Плесецк передано в суд

,
ИТАР-ТАСС
Военная прокуратура закончила следствие по делу об убийстве рядового пьяными офицерами на космодроме Плесецк. Теперь суд города Мирный должен определить степень вины командиров, забивших ногами до смерти одного солдата и причинивших серьезные ранения другому. Избежать суда им не помогло даже обследование в психдиспансере.

В четверг военная прокуратура Ракетных войск стратегического назначения направила в гарнизонный военный суд города Мирный уголовное дело о гибели солдата в августе 2007 года на космодроме Плесецк. Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе Главной военной прокуратуры, военный прокурор Плесецкого гарнизона утвердил обвинительное заключение по делу о гибели рядового Сергея Синконена и избиении ефрейтора Вадима Дзгоева.

Обвиняемыми признаны капитан Виктор Баль и прапорщик Вадим Калинин.

Им инкриминируются ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего) и ст. 286 (превышение должностных полномочий, сопряженное с насилием, повлекшее тяжкие последствия) УК РФ. По этим статьям предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет.

Как уже рассказывала «Газета.Ru», рядовой вместе с еще двумя солдатами был избит в ночь на 15 августа. Один из прапорщиков в/ч 34185 накануне вечером собрал сослуживцев отметить свою свадьбу. Гулянка проходила в бане. В числе приглашенных оказались командир роты охраны капитан Виктор Баль, командир взвода этой же роты прапорщик Вадим Калинин, еще один прапорщик и две женщины, уточнили в администрации Мирного.

По окончании праздника изрядно выпившие Баль и Калинин отправились в городок, но, подходя к территории воинской части через лесной массив, увидели трех рядовых: Дзгоева, Ишмухаметова и Синконена, отходящих от канализационно-насосной станции. Как именно развивались события дальше, прокуроры объяснят на слушаниях в суде. Пока администрация Мирного приводит две версии случившегося. По одной из них, Баль и Калинин, заподозрив солдат в самовольной отлучке, остановили их и устроили «разборки», применяя при этом физическую силу. По другой, солдаты возвращались в казарму, после того как устранили аварию в канализационно-насосной станции.

Однако, увидев пьяных офицера и прапорщика, рядовые якобы разбежались в разные стороны.

Дзгоев и Синконен убежали обратно в сторону станции, а Ишмухаметов в казарму. Баль и Калинин стали искать солдат на территории части и в казарме. По версии властей Мирного, не найдя никого в казарме, командиры устроили засаду на тропе, ведущей к канализационно-насосной станции. И через некоторое время на них из лесу вышли Дзгоев и Синконен.

Командиры повалили солдат на землю и начали бить ногами, а затем бляхами от поясных ремней, снятых с солдат. «Удары наносились в основном по голове, — уточнили в пресс-службе администрации. — Больше всего досталось Синконену, который сразу потерял сознание». После этого командиры ушли в казарму, оставив избитых лежать на земле, но через какое-то время они вернулись на место событий с двумя военнослужащими из своей роты. Дзгоева там уже не было — он самостоятельно добрался до своей казармы. Рядового Синконена по приказу Баля солдаты перетащили в вольер, где содержатся служебные сторожевые собаки. Вскоре сюда же из казармы притащили и Дзгоева, но его в отличие от Синконена оставили в пустом вольере. Разобравшись с рядовыми, Баль и Калинин ушли спать в казарму.

Утром около 7.00 неподвижные тела Дзгоева и Синконена, закрытых в вольере, нашел военнослужащий, ухаживающий за собаками. Он доложил о своей находке командиру части. На место были вызваны «скорая помощь» и прокуратура. Избитых рядовых срочно доставили в гарнизонный госпиталь в Мирном.

Через пять дней Дзгоев из госпиталя был выписан, а вот Сергей Синконен, призванный в декабре 2006 года из Карелии, впал в кому и скончался от травм головного мозга, не совместимых с жизнью.

После возбуждения уголовного дела прапорщик Вадим Калинин был взят под стражу. Капитан Виктор Баль, по его собственному заявлению, был госпитализирован на обследование в психоневрологическое отделение военного госпиталя. Начальник штаба космодрома Плесецк генерал Чмаров, исполнявший обязанности начальника космодрома, когда Синконена и Дзгоева избили (непосредственный начальник космодрома генерал Анатолий Башлаков во время ЧП был в отпуске), вскоре был освобожден от занимаемой должности решением министра обороны.

Как пояснил журналистам командующий Космическими войсками Владимир Поповкин, ЧП в Плесецке сложно назвать ошибкой системы в воспитательной работе — скорее, речь идет о проблеме воспитания офицера Баля в детстве. «Его отец занимал очень большой пост в Министерстве обороны, и он все время считал себя нереализованным, — уточнил командующий. — К сожалению, в алкогольном опьянении он решил себя реализовать таким вот способом. У меня слов мало, чтобы сказать, понимаете, кроме русских народных…» По данным «Газеты.Ru», Баль — сын полковника, занимавшего в свое время высокий пост на космодроме.