Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Война в Карабахе: как конфликт Еревана и Баку бьет по Тегерану

Иран готов подключится к урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Тегеран заявил о готовности подключиться к урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе в качестве посредника. Обострение ситуации в регионе представляет серьезную опасность для Ирана — оно уже привело к случайным обстрелам его территории, вспышке националистических протестов на севере страны и появлению террористов в регионе. При этом во многом проблемы Тегерана связаны с Анкарой, которая открыто выступает на стороне Азербайджана.

Тегеран готов стать посредником в урегулировании конфликта Армении и Азербайджана в непризнанном Нагорном Карабахе, об этом заявил посол Ирана в России Казем Джамали.

«Эта война, без сомнения, может привести к очень серьезным последствиям для обеих этих стран. В ходе войны инфраструктура этих стран будет уничтожена, погибнут люди, война нанесет огромный ущерб. Кроме того, нужно отметить, что эта война касается не только этих двух стран. Мы видим очень серьезные последствия для всего региона», — отметил дипломат в интервью телеканалу «Звезда».

Тегеран активно пытается добиться разрешения конфликта путем переговоров, продолжил Джамали, странам региона необходимо объединить свои усилия, дабы разрешить кризисную ситуацию и не дать террористам сконцентрироваться в регионе.

«Мы входим в число тех стран, которые очень тщательно следят за безопасностью. Мы делаем все, что считаем необходимым, чтобы защитить свои границы. При этом мы знаем, что присутствие террористов на Кавказе, может поставить под угрозу безопасность и стабильность всего региона», — резюмировал посол.

Джамали не стал прямо говорить, каких именно террористов он имеет в виду, однако в последнее время появляется все больше информации о переброске сирийских исламистов в регион со стороны Турции. Вмешательство Анкары в конфликт носит практически открытый характер, так как турецкие власти не скрывают своей готовности оказать любую поддержку Азербайджану, хотя пока официально опровергают данные об отправке боевиков в регион.

О присутствие исламистов и турецких военных на стороне Баку не раз говорили в Ереване, эту информацию также подтверждали во Франции, а в России требовали от Турции разъяснить ситуации вокруг использования наемников в Нагорном Карабахе.

В частности, российский президент Владимир Путин поднимал этот вопрос в ходе телефонного разговора со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 27 октября.

«С российской стороны выражена глубокая озабоченность в связи с продолжающимися военными действиями, а также все более масштабным вовлечением в боестолкновения террористов с Ближнего Востока», — отмечали в пресс-службе Кремля.

Проблемы Тегерана

Впрочем, для Тегерана боевики — лишь часть угрозы, которая исходит со стороны карабахского конфликта. В целом, можно выделить несколько негативных факторов. Во-первых, с момента обострения конфликта в конце сентября иранская территория так или иначе попадает под обстрел. Атаки задевают небольшие поселения на границе.

Как заявила в беседе с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Елена Дунаева, открытым остается вопрос, как долго Тегеран будет это терпеть.

«В военной среде уже открыто высказываются призывы к тому, чтобы защитить свои земли. Скорее всего, Иран попытается найти какой-то путь, чтобы обойти конфликт стороной. По сути, это одна из наиболее важных задач для властей республики», — отметила эксперт.

Еще один негативный фактор связан с тем, что на территории Ирана проживают как армяне, так и этнические азербайджанцы, вторые преобладают по численности. Конфликт негативно влияет на настроения среди населения, порождая протестные движения.

В середине октября цепочку демонстраций запустил вброс турецких СМИ о том, что Иран якобы поставляет оружие Армении. Несмотря на опровержение этой информации иранским послом в Баку, на севере Исламской Республики начались волнения, по большей части среди этнических азербайджанцев.

По информации местных СМИ, националисты организовали протесты с требованием возвращения «азербайджанских районов» к Баку. Демонстрации были подавлены, но сам факт запуска подобных волнений явно добавил беспокойства Тегерану.

С другой стороны, Иран всегда официально занимал нейтральную позицию по карабахскому спору, и как раз потому, что на его территории проживают как азербайджанцы, так и армяне.

«С одной стороны, по разным данным, там проживает от 18 до 35 млн этнических азербайджанцев. А с другой, около 200 тыс. армян, которые занимают хорошие позиции в политике и экономике. Надо сказать, что в последнее время армянская диаспора, на фоне сложного положения Тегерана из-за американских санкций, является своеобразным мостиком для Ирана в отношении армян, которые находятся в других государствах», — говорит старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

Третий негативный момент для Ирана — это вмешательство в конфликт Турции, традиционного геополитического соперника Тегерана. В частности, в Иране не слишком позитивно относятся к возможному усилению позиций Анкары на Кавказе, в частности, из-за экономических рисков.

Стороны давно конкурируют в регионе, еще 15 лет назад турки совместно с Баку открыли нефтепровод в Европу, что серьезно ударило по поставкам иранской нефти. Теперь же против Ирана действуют жесткие санкции со стороны США, и сохранение выгодного торгового взаимодействия — один из приоритетных вопросов.

С точки зрения востоковеда Елены Дунаевой, в Иране уверены, что карабахский конфликт был инспирирован Турцией. Ряд специалистов из Исламской Республики прямо говорят, что Анкара «подложила бомбу» под границы Карабаха.

«Вероятно, Турция так пытается отвлечь внимание от ситуации в Сирии, где также задействованы Иран и Россия, и Ливии. Кроме того, для Анкары это попытка поднять свой престиж и авторитет в качестве управителя региональных ситуаций. То есть Анкара хочет утвердить свое влияние на Кавказе и упрочить свои позиции в Сирии в тех районах, которые находятся рядом с ее границами. Конечно, все это беспокоит Иран», — подчеркивает эксперт.

Путь посредника

В подобных условиях желание Ирана присоединится к мирному урегулированию карабахского конфликта выглядит вполне закономерным. При этом свою помощь Тегеран последовательно предлагает фактически с начала противостояния между Арменией и Азербайджаном, то есть с 90-х годов прошлого века.

«Иран пытается повысить свой авторитет в регионе и мире за счет подключения к процессу урегулирования. Насколько это будет успешно, сказать трудно, одно дело — заявления, совсем другое — практическая политика. Маловероятно, что Ирану в итоге удастся стать посредником по карабахскому конфликту», — уверен Владимир Сажин.

В то же время, Тегеран явно хочет занять роль страны, которая принимает активное участие в решении региональных проблем, и готов для достижения этой цели пойти на создание какой-то группы государств, полагает Елена Дунаева.

«К примеру, Тегеран изначально предлагал формат «3+3» — Грузия, Армения, Азербайджан вместе с Турцией, Ираном и Россией. Иранская сторона прекрасно осознает стратегический интерес Москвы на Кавказе, поэтому не видит решения конфликта без ее участия. Касательно Турции, в Тегеране учитывают влияние Анкары на Баку, а также ее роль пограничного государства», — подчеркнула эксперт.

Впрочем, основным форматом в урегулировании нагорно-карабахского конфликта остается Минская группа ОБСЕ, сопредседателями в которой являются США, Россия и Франция. За почти 30 лет решить проблему до сих пор не удалось, а в рамках нового обострения пока не получается даже установить режим прекращения огня.

Ввести гуманитарное перемирие пытались уже трижды, последние договоренности между Баку и Ереваном были достигнуты при посредничестве Вашингтона. Новый режим прекращения огня вступил в силу утром 26 октября, однако стороны практически сразу же обвинили своих оппонентов в его нарушении.