Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Ветры холодной войны»: зачем глава МИД КНР поехал в Европу

Глава МИД КНР посетил Евросоюз впервые в 2020 году

Глава МИД Китая Ван И отправился в турне по Европе, с целью прояснить главный вопрос повестки дня — готов ли ЕС продолжать сотрудничество с КНР, или же Европа присоединится к антикитайскому альянсу во главе с США. Взаимодействие с Пекином может помочь восстановлению экономики ЕС после пандемии, когда американская «холодная война» скорее всего лишь ухудшит положение Европы. С чем китайский дипломат приехал к европейцам, разбиралась «Газета.Ru».

Глава МИД Китая Ван И впервые за 2020 год отправился в турне по европейским странам. Первой остановкой министра стала Италия, где он на встрече со своим коллегой Луиджи Ди Майо намекнул на желание США испортить отношения Пекина с Европой.

Прямо Ван И на Вашингтон не указывал, заявив о внешнем факторе, который пытается разрушить взаимодействие Китая с Евросоюзом. По его словам, для Пекина важно сохранить хорошие отношения с Брюсселем и «устранить вмешательство».

«В мире дуют ветры «холодной войны», но Китай не хочет этого, поскольку это отбросило бы назад мировой прогресс и развитие.

Мы этого не позволим другим странам. Наши отношения (КНР и ЕС) подвергаются провокациям, им вредят внешние силы, и мой визит служит укреплению этих отношений», — сказал дипломат после переговоров с Ди Майо.

Китаю, как и остальным странам мира, нужна единая, стабильная и процветающая Европа, продолжил Ван И. По его словам, Пекин и Брюссель должны вместе поддерживать многополярность мира.

При этом глава МИД КНР подчеркнул, что не случайно начал свое турне именно с Италии, поскольку Рим первым из «большой семерки» присоединился к китайскому проекту «Один пояс — один путь». По итогам переговоров страны частично расширили свое взаимодействие, подписав два соглашения в энергетической и сельскохозяйственной сферах.

Китайская цель

Европейское турне Ван И продлиться до 1 сентября, помимо Италии китайский министр посетит Германию, Францию, Нидерланды и Норвегию.

Главной целью его поездки является укрепление двусторонних связей, в особенности экономического взаимодействия.

Как пишет Politico, дипломат также собирается противодействовать усилиям США по созданию антикитайской коалиции в Европе — это отчасти подтверждают его слова о «провокациях внешних сил».

США запустили кампанию против Китая в феврале, сделав основной акцент на том, что Пекин несет ответственность за начало пандемии коронавируса, хотя эти обвинения и не были подкреплены какими-то доказательствами. К этому прибавился особый интерес Вашингтона к боевым точкам КНР — беспорядкам в Гонконге, спорах с Тайванем и положению уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Изначально Белый дом пытался самостоятельно давить на Пекин за счет угроз введения санкций, отсутствием продвижением торговой сделки и запуском кампании против китайской фирмы Huawei, связанной с развертыванием сети 5G. Однако затем Вашингтон решил подключить к этим усилиям своих европейских союзников и другие государства.

Однако говорить, что визит Ван И сконцентрирован лишь на противостоянии Китая и США — не верно, поскольку 2020 год в целом должен был стать прорывным для китайско-европейского взаимодействия.

Стороны планировали множество совместных встреч и мероприятий, в том числе на фоне разработки масштабного инвестиционного соглашения. Но в итоге большинство событий пришлось отложить из-за пандемии коронавируса.

Как заявил в беседе с «Газетой.Ru» руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Александр Ломанов, в нынешний условиях Китаю намного важнее высокотехнологичное и инвестиционное сотрудничество.

«Экономика стран Западной Европы получила серьезный удар из-за пандемии коронавируса, поэтому Ван И очень интересно посмотреть, как они относятся к Китаю. Пекину важно понять, что доминирует в европейской дипломатии на данный момент — экономический прагматизм или геополитические страхи, которые пытаются навязывать американцы. В первом случае Китай станет идеальным партнером для Европы, поскольку его экономика отправилась от пандемии и скорее всего единственная покажет рост по итогам года», — отметил эксперт.

Китай готов покупать европейскую продукцию, готов инвестировать в ЕС и покупать европейские технологии. Это может оказаться весьма полезным для Европы в условиях спада и начинающегося экономического кризиса вместе с ростом безработицы. Однако, на что готовы пойти европейские страны — вопрос достаточно сложный.

Одной из главных зон интереса для Китая является ситуация вокруг компании Huawei, которую европейские страны могут исключить из своей инфраструктуры 5G с подачи США.

Этот вопрос приобретает особую остроту в Германии и Нидерландах, где до сих пор не были приняты четкие меры в отношении китайской компании. В остальных же государствах ее деятельность уже регулируется, а во Франции и вовсе будет прекращена к 2030 году. Впрочем, смешение позиции Берлина в пользу Пекина, вероятно, может изменить решение других стран ЕС.

Касательно других вопросов, волнующих Китай, стоит упомянуть европейский ответ на протесты в Гонконге и позицию ЕС по «ответственности» КНР за начало пандемии коронавируса. Все эти моменты Ван И так или иначе предстоит прояснить в рамках своей поездки.

Акцент на Старую Европу

При этом глава МИД КНР отправился в Европу спустя несколько недель после того, как ряд государств ЕС посетил госсекретарь США Майк Помпео. Интересно, что глава Госдепа сосредоточился на странах Центральной и Восточной Европы, когда Ван И отдал предпочтения так называемым государствам Старой Европы. Как отметил Александр Ломанов,

Пекин рассчитывает на долгосрочное сотрудничество с ЕС, что невозможно без участия Старой Европы, а взаимодействием с центральными и восточными европейскими странами Китай уже отчасти разочарован.

«Китай на протяжении многих лет взращивал формат 17+1 — это страны Центральной и Восточной Европы плюс КНР. Все это опиралось на понимание того, что данные европейские государства более чувствительны к потокам инвестиций, возможностям с участием Китая получить какую-то инфраструктуру и транспортные потоки или производственные объекты.

Им предлагали участие в проекте «Один пояс — один путь» и интерес к этому был очень большой. Изначально США работа Китая в данном направлении не интересовала от слова совсем, но так было только в первые годы президентства Дональда Трампа. В последнее время Пекин выяснил достаточно неприятную вещь о своих партнерах по 17+1 — эти страны в силу своей уязвимости к геополитическому и экономическому давлению, очень хорошо поддаются воздействию со стороны Вашингтона», — указал эксперт.

Польша и Прибалтика в числе первых выбирают трансатлантические идеалы вместо сотрудничества с КНР, продолжил Ломанов. То есть военные базы США им намного нужнее, чем китайские инвестиции. Кроме того, по предварительным данным, формат уже собирается покинуть Эстония, а Литва отказала КНР в модернизации порта в Клайдепе, хотя Пекин был единственным кандидатом на роль подрядчика.

«КНР создал формат 17+1, пользуясь слабостью и неустойчивостью стран Центральной и Восточной Европы, а теперь он начинает быстро распадаться по той же самой причине. Только до этого фактором было стремление Китая привлечь эти государства к себе, а теперь — усилия США по сколачиванию мирового антикитайского альянса. Влезать в него хотят далеко не все, поэтому американцы ищут слабые звенья», — считает эксперт.

Выбор Европы

В подобных условиях ориентированность на Старую Европу вполне понятна, поскольку эти страны не спешат присоединится к «сдерживанию Китая», продвигаемому США, и в целом открыты к диалогу. Визит Ван И можно считать «прощупыванием почвы» в ЕС, его главная цель — выяснить настрой европейских дипломатов и понять, кого они выберут между США и Китаем.

У ЕС есть много контактов и планов по отношению к Китаю, а в отношениях Брюсселя с Вашингтоном наблюдается определенная турбулентность, уверен доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин.

«Когда Германия начинала председательство в Совете ЕС, канцлер ФРГ Ангела Меркель говорила, что заключение широкоформатного соглашения с КНР — одна из главных целей Берлина.

Это могло бы обеспечить стабильное сотрудничество на ближайшую перспективу в свете эгоистической политики США в виде пошлин и угроз. Меркель отмечала, что у Европы должна быть другая точка опоры в экономическом плане, естественно ей может стать Китай», — считает эксперт.

Проблемы между США и Европой будут сохраняться как минимум до американских президентских выборов. В случае переизбрания Дональда Трампа они вряд ли сойдут на нет. Очевидно, что Европе надо выходить из кризиса, поэтому по ряду факторов ей выгодно сотрудничать с Китаем, считает Топорнин.

В свою очередь Александр Ломанов указывает, что если ЕС поставит на первый план восстановление экономики, то им придется сотрудничать с Пекином, так как Китай вновь превращается в локомотив мирового развития.

«Если же думать о сдерживании роста соперника вне зависимости от того, какой ущерб это нанесет, то европейским предприятиям вряд ли будет хорошо от этого. «Холодная война» США нанесет огромный ущерб экономическим связям между Китаем и развитыми странами, поэтому Пекину необходимо понять европейские интересы», — резюмировал эксперт.