«Мертвая доктрина»: как изменился социализм со времен Ленина

Как социалисты по всему миру относятся к заветам Ленина

150 лет назад родился вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин, один из крупнейших политических деятелей левого толка. Социалистические идеи основателя Советской России распространились по всему миру и до сих пор обладают определенной популярностью на Западе. Однако говорить о новой «социалистической революции» не приходится, да и даже российские коммунисты давно ушли от заветов Ильича.

Владимир Ленин — по праву одна из самых значимых фигур для социалистов во всем мире, теоретик коммунистической мысли стоял у истоков пролетарской революции и проложил дорогу к созданию Советского Союза. А марксизм-ленинизм — социально-политическое и философское учение о законах борьбы за свержение капиталистического строя и построение коммунистического общества — стал главной идеологией СССР.

Слово «социализм» не теряет своей популярности до сих пор, а борьба с социальным неравенством — актуальности. Левые в России, Европе и даже США так или иначе прибегают к нему в своих политических заявлениях.

Европейский социализм

В XX веке социалистические идеи распространились не только на территорию Советского Союза, но и на страны Восточной Европы. Левые взгляды были популярны и в определенных кругах в Великобритании, Франции и Германии.

Однако привлекательность социалистической идеологии во многом подпитывалась продолжающейся «холодной войной» между СССР и США, и ее завершение стало большим ударом по ней, говорит «Газете.Ru» директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

«СССР достаточно долго представлял собой фундаментальную альтернативу, которая была основана на социалистических идеях — они в большей степени отражали стремление людей к справедливости. Конечно, правительствам западноевропейских стран приходилось учитывать это в рамках своей политики и результатом стало европейские социальные государства, с партиями социально-левой направленности в политическом спектре», — отметил эксперт.

Однако после завершение «холодной войны» у них исчезла острая необходимость обеспечивать относительную социальную справедливость, продолжил Бордачев, поэтому социальное государство в Европе стало проседать.

В настоящее время в странах Евросоюза существуют отдельные социалистические партии, но идеологически они не привязаны марксизму-ленинизму. К примеру, французская коммунистическая партия начиная с 1970-х годов прошлого века придерживается так называемого «еврокоммунизма», который критически воспринимает концепцию диктатуры пролетариата и в целом негативно относится к советской модели социализма.

В свою очередь, немецкая Левая партия следует демократическому социализму — смешивая понятия общественной собственности и контроль над производством с политической демократией. В Великобритании же к социалистам зачастую относят Лейбористскую партию, в особенности из-за их фокусировки на социальной несправедливости. Однако они в большей степени являются социал-демократами, и выступают за совершенствование капитализма для достижения справедливости на социальном уровне.

Впрочем, даже с измененной идеологией эти партии, как и их соратники из других европейских стран, пока не претендуют на особую роль в политической жизни Европы.

Прошлый год продемонстрировал значительное ослабление позиций левых — лейбористы не смогли победить Консервативную партию на парламентских выборах в Великобритании, французские социалисты так и не восстановили свои позиции после поражения от прогрессивной партии президента Эммануэля Макрона, а Левая партия в ФРГ получила большинство только в федеральном парламенте Тюрингии.

«Мы не наблюдаем усиления левых идей в европейском политическом спектре, скорее, мы видим увеличение влияния правых. Те левые, которые чего-то добивались в Европе, не смогли предложить какой-либо альтернативы для развития экономики и общества», — указал Тимофей Бордачев.

Социалистические идеи до сих пор есть в Европе, подчеркнул эксперт, но пока они не смогли адаптироваться к современным вызовам и в ближайшее время не стоит ожидать изменения ситуации.

Демократический социализм США

Главным противником советской модели социализма, тем не менее, были не государства европейского континента, а ключевая капиталистическая держава — США. Как говорил Ленин, развитие революции по всему миру происходит в разных форматах и темпах.

«Помощь от вас, товарищи американские рабочие, придет еще, пожалуй, но не скоро», — отмечал Ленин в 1918 году после Октябрьской революции, ставшей примером для левых по всему миру.

Пока существовал СССР, «социалистической революции» в США так и не случилось, а взаимоотношения двух государств на то время были настоящей войной идеологий. Американские власти рисовали коммунистов как главных врагов, впоследствии частично перенеся этот образ на современную Россию.

Тем не менее, даже в таких условиях в США существовала коммунистическая партия, а идеи социализма вызывали симпатию у американских пролетариев.

Впрочем, эти взгляды живы в Америке до сих пор, во многом благодаря сенатору от штата Вермонт Берни Сандерсу.

Бывший участник предвыборной гонки в Демократической партии называет себя демократическим социалистом и не скрывает своей симпатии к СССР. Однако социализм для него не заключается в повторении советского опыта, как и для большинства его сторонников. Сандерс больше всего сосредоточен на идее о социальном обществе — бесплатной медицине и образовании вместе с высокими налогами для богатых и низкими — для бедных.

Идеи сенатора находят отклик в сердцах молодых американцев, согласно прошлогоднему опросу Gallup,

49% граждан США в возрасте от 18 до 39 лет поддерживают социалистическую идеологию, а капитализм положительно воспринимают 51%.

При этом в других возрастных группах ситуация меняется кардинальным образом. Так, 61% респондентов в возрасте от 40 до 54 лет симпатизирует капитализму, и лишь 39% одобряют социализм. Среди американцев старше 55 лет показатели одобрения социализма еще ниже — 32% против 68%.

Участие Сандерса в избирательной кампании по началу принесло ему ряд побед на предварительных выборах, что указывало на усиление позиций левых как минимум в Демпартии. В итоге кандидатом от демократов стал его оппонент из умеренного крыла — бывший вице-президент Джо Байден, которого социалистом можно назвать лишь с большой натяжкой. Впрочем, аналитики USA Today считают, что сопернику Сандерса пришлось частично принять план сенатора, чтобы сгладить противоречия внутри Демократической партии.

Издание отмечает, что

идеи «демократического социалиста» перенял и действующий президент США Дональд Трамп, который в условиях пандемии коронавируса усилил экономическую роль правительства фактически до масштабов социалистического государства.

В частности, власти предоставляют больницам субсидии на оплату помощи жертвам вируса, у которых нет страховки или которые недостаточно застрахованы. Некоторые наблюдатели считают, что это решение является практически первым шагом к переходу к бесплатной системе здравоохранения, которую продвигает Сандерс.

Кроме того, Трамп призвал ряд компаний увеличить производство необходимых комплектующих для медицинского оборудования, а поддержка авиаотрасли с помощью грантов предполагает переход правительства в разряд сопредседателя в ведущих фирмах.

Азиатский коммунизм

Тем не менее, пожалуй, наибольшее развитие социализм получил в азиатском регионе, в ряде государств он до сих пор не теряет свою силу и распад СССР на это никак не повлиял. Самым успешным примером по реализации идеологии является Китай.

Но нынешняя система КНР также имеет мало общего с учениями Владимира Ленина, хотя в конституции страны и записан марксизм-ленинизм.

«Азия избрала немножко другой тон и показала, что идеи ленинизма или большевизма должны трансформироваться под азиатскую почву. Если говорить о Китае, то одна из звезд на его флаге олицетворяет мелкую буржуазию, которую Ленин никогда не видел в союзниках пролетариата», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» и.о. директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов.

Ленинизм как самостоятельное течение отсутствует в чистом виде, продолжил эксперт, но его измененная версия продолжает существовать и широко обсуждается.

Даже в Северной Корее — еще одной социалистической стране азиатского региона — заветы Ленина соблюдаются весьма условно. В стране реализована советская модель с однопартийной системой, где коммунистическая партия держит всю власть. А это не слишком соотносится именно с ленинизмом.

«В КНДР реализован ленинизм большевистского типа, когда все основные средства производства принадлежат государству, которое является основным распределителем дохода. Также важно отметить общую закрытость принятия решений для большинства жителей страны. То есть партия выступает единым организмом без каких-либо ответвлений», — резюмировал Маслов.

Измененные системы присутствуют и в остальных коммунистических странах — Лаосе, Вьетнаме и Кубе. Лаосские власти переняли китайскую модель, в частности, в вопросе сменяемости членов партии по достижению определенного возраста. Вьетнам поставил правительство на ступень ниже парламента, а Куба закрепила в конституции право на частную собственность.

Удивление Ленина

Впрочем, особым спросом идеи Ленина, казалось бы, должны пользоваться в России, однако этого в наши дни уже не наблюдается. Коммунистических партий в стране несколько, но наиболее популярной является лишь КПРФ.

Согласно апрельскому опросу ВЦИОМ, ее рейтинг составляет 13,2%, что выше чем у «антикоммунистов» из ЛДПР — 10,3%, но ниже правящей «Единой России» — 34,3%.

В целом, КПРФ уже давно отошла от классического марксизма и тем более марксизма-ленинизма. Как заявил «Газете.Ru» президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко, Ленин бы очень удивился «современным коммунистам».

«Идеологически КПРФ представляет очень забавный микс социал-демократизма, консерватизма и религиозности. К идеологии, которую проповедовал Владимир Ленин это все имеет крайне опосредованное отношение», — указал эксперт.

При этом в настоящее время в мире фактически и нет прямых идеологических наследников Ленина, подчеркнул Минченко, ленинизм мертв как идеологическая доктрина, но сохраняет свой потенциал как технология захвата власти.