Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Ненужное бремя»: как коронавирус вмешался в процесс Brexit

Лондон не намерен продлевать переходный период из-за пандемии

Официальный представитель Бориса Джонсона заявил, что Великобритания не намерена продлевать переходный период после Brexit, в течение которого Лондон и Брюссель должны согласовать все аспекты своих будущих взаимоотношений. То, что стороны смогут это сделать в концу 2020 года вызывало недоверие в Европе с самого начала переговоров. Однако теперь, во время пандемии коронавируса, шансов на создание нового соглашения еще меньше.

Великобритания не собирается продлевать переходный период, в ходе которого она должна договориться с ЕС об условиях их будущих торговых отношений.

«Мы не будем продлевать переходный период после Brexit, и даже если Брюссель об этом попросит, мы откажемся. Лучше внести ясность в этот вопрос сейчас и устранить неопределенность для бизнеса», — цитирует Financial Times слова представителя премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона.

Переходный период заканчивается в декабре 2020 года. Причем этот срок был определен еще на начальных этапах переговоров об условиях Brexit, когда планировалось, что Лондон покинет содружество 29 марта 2019 года. То есть стороны тогда выделили на этот процесс 21 месяц. Но поскольку Brexit состоялся только 31 января этого года, срок переходного периода сократился в два раза. Впрочем, этот аргумент для правительства Великобритании весомым не является.

Переговоры стартовали 2 марта. Уже тогда их успешное завершение за столь короткий срок вызывало скептицизм в Европе. Еще перед началом дискуссий стало понятно, что стороны занимают слишком уж разные позиции.

В конце февраля правительство Великобритании опубликовало 30-страничный документ, в котором излагается видение Лондона его будущих экономических отношений с ЕС. Позицию Соединенного Королевства прокомментировали европейские чиновники и, как оказалось, противоречий между сторонами слишком много.

Лондон рассчитывает, что законодательство ЕС ни в какой степени не будет действовать на территории Великобритании. Также Соединенное Королевство планирует заключать отдельные соглашения для разных областей. Например, в сфере рыболовства правительство хотело бы ограничить доступ к своим водам для европейских рыбаков.

ЕС хотел бы заключить одно всеобъемлющее соглашение, сохранить доступ к британским водам, а также действие некоторой части законодательства.

В целом, Борис Джонсон намерен заключить с Брюсселем сделку о свободной торговле аналогичную той, что Евросоюз имеет с Канадой. В марте Соединенное Королевство планировало согласовать общий план сделки с ЕС в ближайшие четыре месяца и полностью завершить ее к сентябрю. Однако ожидания британского правительства уже тогда вызывали у экспертов скептицизм.

«Договор с Канадой ЕС готовили почти семь лет. Великобритания, по сути, хочет сделать такой же документ, только за 11 месяцев, даже меньше»,

— отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин.

Кроме того, Евросоюз настаивает, что для допуска Великобритании на европейский рынок, она должна пойти на соблюдение всех правил и торговых стандартов. Для Лондона это требование неприемлемо, он ссылается на свой суверенитет.

Брюссель же опасается, что Великобритания, которая, как бывший член ЕС, прекрасно ориентируется на европейском рынке, следуя своим торговым правилам и стандартам, сможет подорвать конкуренцию на рынке, подкупив, например, более низкими ценами.

«Нет необходимости в том, чтобы соглашение о свободной торговле означало признание правил ЕС о политике в области конкуренции, субсидий, социальной защиты, окружающей среды или чего-либо подобного, — ответил на это Джонсон. — Великобритания будет поддерживать самые высокие стандарты в этих областях — во многих отношениях лучше, чем стандарты ЕС, — без обязательного включения их в договор».

Тогда же премьер намекнул, что если Брюссель не пойдет на его условия, то Лондон готов к другому формату отношений, менее выгодному.

«Выбор не стоит категорически между сделкой и отсутствием сделки. Вопрос заключается в том, согласны ли мы на торговые отношения с ЕС, сопоставимые с Канадой или, скорее, с Австралией», — сказал он.

В документе, опубликованном правительством Великобритании, сообщается, что в случае, если стороны не придут к соглашению о свободной торговле, Британия предлагает выстраивать дальнейшие отношения на основе правил Всемирной торговой организации.

Короновирус портит Лондону планы

Еще в начале марта сложно было представить, что может еще больше понизить шансы ЕС и Лондона на создание торгового соглашения к сентябрю, как это планировало британское правительство.

Однако уже через несколько дней следующий раунд консультаций проходил по видеосвязи из-за пандемии коронавируса. Вскоре глава делегации от Евросоюза Мишель Барнье заразился коронавирусом. Затем симптомы заболевания появились у главы британской делегации Дэвида Фроста, и он тоже самоизолировался.

При этом стороны продолжили взаимодействие. Однако онлайн переговоры не могут полностью заменить личные встречи.

«Видеоконференции, даже когда их будет удаваться проводить, не могут заменить очных встреч. Нет ни формального кворума, ни бесед «на полях», ни конфиденциальности переговоров. Трудности в работе с текстами», — писал в начале апреля в депеше, опубликованной позже Spiegel, посол Германии при ЕС Микаэль Клаусс.

Не способствует ходу переговоров и влияние пандемии на экономику ЕС и Великобритании. Сейчас правительства по всему миру бросили все усилия на борьбу с коронавирусом и уроном экономике, который он наносит. Переговоры о торговом соглашении — достаточно важный и сложный процесс, требующий серьезной концентрации внимания правительства Великобритании, европейских чиновников и самих лидеров ЕС.

Из Европы уже несколько раз доносились призывы продлить переходный период. Накануне глава Международного валютного фонда Кристалина Георгиева вновь призвала стороны не отказываться от такой возможности в связи с осложнившей проведение переговоров пандемией COVID-19.

В середине марта председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в эфире радиостанции Deutschlandfunk заявила, что Евросоюз в связи с распространением коронавируса открыт для возможного продления переговоров с Великобританией.

«Мы открыты для переговоров, но решение об этом должно принимать само правительство Бориса Джонсона. Мы здесь занимаем сильную позицию, — сказала она. — В интересах британцев оставаться частью общего рынка. Мы готовы к переговорам, и это важно».

Тогда же уполномоченный Европарламента по Brexit Дэвид Макаллистер заявил изданию Funke, что пандемия осложнянет и без того амбициозный план переговоров.

«С европейской стороны мы готовы продлить переходную фазу максимум до конца 2022 года. Для этого Соединенное Королевство должно направить соответствующий запрос», — сказал он.

Замглавы Европарламента Катарина Барлей заявила, что даже при продолжении переговоров в режиме видеоконференции, этот процесс не станет плодотворным для сторон.

«Сейчас все усилия должны быть нацелены на то, чтобы согласованно бороться с пандемией, — подчеркнула она. — Угроза жесткого Brexit, сопровождаемого хаотичными условиями и экономическими потерями, — это в настоящий момент ненужное бремя для обеих сторон. В этой связи переходный период должен быть заблаговременно продлен».

15 апреля Мишель Барнье и Дэвид Фрост поговорили по видеосвязи и договорились о проведении следующих переговоров: в апреле, мае и июне, длительностью в неделю.

«Нам нужен реальный, осязаемый прогресс на переговорах до июня. Мы должны продвинуться во всех областях», — написал Барнье в своем Twitter после переговоров с Фростом.

Если Британия и ЕС не успеют согласовать соглашение, а переходный период не будет продлен, то над обеими сторонами вновь, как и в прошлой году, нависнет угроза «жесткого» Brexit.

Еще больший урон экономике Евросоюза и Великобритании нанесет пандемия коронавируса, в связи с чем и без того не предпочтительный неупорядоченный разрыв становится совсем нежелательным вариантом.

«Все-таки, наверное, они склонятся к возможности пролонгировать [действие переходного периода], чтобы у них было больше времени для работы над новым соглашением в спокойной обстановке, — считает Николай Топорнин. — Джонсон не хочет совсем порывать с ЕС, понимая, что для экономики Великобритании это очень важно, особенно после пандемии. Все впадают в глубокий экономический кризис — падение ВВП прогнозируется на уровне 5-6%. Их будут преследовать серьезные неурядицы: безработица, может быть, инфляция. В этих условиях, наверное, они будут использовать все инструменты, чтобы как-то сгладить экономические последствия».