«Этот парень и есть перестройка»: как Горбачев изменил имидж СССР

30 лет назад Михаил Горбачев стал первым президентом СССР

30 лет назад Михаил Горбачев был избран президентом Советского Союза. Таким образом, он стал первым и последним президентом СССР. Неизвестно, есть ли среди российских лидеров тот, кого Запад любил бы больше, чем Горбачева. Однако внутри родной страны отношение к нему остается противоречивым. «Газета.Ru» о том, как Михаил Горбачев поменял имидж государства на международной арене.

15 марта 1990 года на внеочередном третьем Съезде народных депутатов СССР Михаил Горбачев был избран президентом СССР — первым и последним в истории Советского Союза. До этого он ровно пять лет занимал должность генерального секретаря ЦК КПСС.

10 марта 1985 года после продолжительной болезни скончался генсек Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Константин Черненко. Среди претендентов на его место было три кандидата — первый секретарь Московского горкома КПСС Виктор Гришин, первый секретарь Ленинградского обкома Григорий Романов и сам Горбачев. И именно он вызывал наибольшие симпатии Запада.

Советский Союз требовал обновления. За Горбачевым же закрепилась репутация прогрессивного политика, отличавшегося свежими идеями и хорошим вкусом в одежде.

«Горбачев больше, чем любой другой советский лидер, олицетворяет новое поколение, — писал за неделю до смерти Черненко The New York Times. — Он стал известен на Западе менее трех лет назад, и здесь его знали, вообще говоря, в основном как юношу из Политбюро, «мальчика с фермы» на два десятилетия моложе большинства своих товарищей, компетентного и, по-видимому, умного политика».

За год до этого Михаил Горбачев вместе со своей супругой Раисой дебютировали на мировой политической арене — это был визит тогда еще главы Международного парламентского комитета в Великобританию.

Советник Маргарет Тэтчер Чарльз Пауэлл в книге Уильяма Таубмана «Горбачев. Его жизнь и время» вспоминал, что будущий президент СССР, в отличие от прежних советских руководителей «которым помощники постоянно что-то нашептывали и подавали нужные бумаги, заглядывал только в собственные бумаги».

Одним из предметов их разговора была необходимость разоружения. Горбачев развернул перед премьером карту и обсуждал, что применение ядерного оружия приведет к куда более серьезным последствиям, чем Вторая Мировая война.

Ближайшая же помощница Тэтчер вспоминает, как все были очарованы этой парой: «Госпожа Горбачева была одета элегантно, по-западному, в хорошо сшитый серый в полоску костюм — я бы сама такой с удовольствием надела». Далее Раиса Горбачева, сопровождавшая мужа во всех его зарубежных визитах, лишь способствовала укреплению их репутации, в том числе, и благодаря своему вкусу в одежде. В СССР она могла стать иконой стиля — так, как она, никто из советских женщин не одевался.

Британские СМИ, освещая визит Горбачевых, окрестили их «новыми товарищами в Gucci».

В конце этого визита премьер-министр Великобритании заявила: «Мне нравится мистер Горбачев. С ним можно иметь дело». И, тем самым, весьма высоко отрекомендовала будущего президента СССР перед Западом.

В ходе той встречи Тэтчер расспрашивала Горбачева о недостатках политической и экономической системы Советского Союза, на что он приглашал ее приехать в СССР и убедиться, что его граждане «довольны».

«Если это так, парировала она, то почему же советское правительство боится выпускать своих граждан за границу? – «Ведь Британию легко может покинуть каждый?», — цитирует Пауэлла в своей книге Уильям Таубман.

«Настанет день…»

Спустя три года, 21 января 1987-го, Михаил Горбачев, первый секретарь ЦК КПСС выступил на пленуме с докладом «О перестройке и кадровой политике партии», в котором он привел идеологическую базу для реформирования советской политической системы и провозгласил курс на гласность.

Выбранный курс политика привел к закону о печати, упразднившему государственную цензуру, широкой кампании реабилитации жертв политических репрессий.

Перестройка, объявленная Горбачевым, касалась сразу всех аспектов жизни Советского Союза.

«Темпы прироста национального дохода за последние три пятилетки уменьшились более чем вдвое. Планы по большинству показателей с начала 70-х годов не выполнялись. Экономика в целом стала мало восприимчивой к нововведениям…» — говорил в своем докладе Горбачев.

Принятое по итогам выступления Горбачева постановление провозглашало укрепление полномочий трудовых коллективов, а также введение выборности руководителей предприятий. Реформы, как говорилось в постановлении пленума, «позволяли бы каждому трудящемуся чувствовать себя на деле хозяином своего предприятия».

Экономические перемены в стране, действительно, назрели. Военно-промышленный комплекс съедал львиную долю средств, потребительские товары советского производства были низкого качества, а немногочисленный импорт не удовлетворял потребностей граждан.

Относительно широкий, хотя и убогий по современным меркам набор продуктов питания присутствовал лишь в крупных городах союзного значения, а дефицитные товары продавались «из-под прилавка».

Кроме изменения экономических отношений доклад Горбачева провозгласил также и необходимость политических изменений, но лишь в рамках однопартийной системы.

Планировалось превратить формальные выборы внутри Компартии, а также советы всех уровней в реальные, предоставив возможность выдвижения сразу нескольких кандидатур. Целью было освобождение советов от диктата партийной власти, чтобы добиться «советского разделения властей».

Доклад и его положения были с воодушевлением восприняты многими, так как перемены давно назрели, а сам Горбачев был не похож на советских вождей.

Слово «перестройка» было переведено на многие языки мира, его изображали на майках под портретами Горбачева, а выражение «Еще не перестроился?» стало крылатым.

На Западе же симпатии к Горбачеву крепли. В частности, этому способствовали вывод советских войск из Афганистана и его согласие объединению Германии. За три года до этого президент США Рональд Рейган, выступая на площади перед Бранденбургскими воротами в Берлине, обратился с призывом к генеральному секретарю ЦК КПСС.

«Генеральный секретарь Горбачев, если вы ищете мира, если вы ищете процветания для Советского Союза и Восточной Европы, если вы ищете либерализации, приезжайте сюда к этим воротам, мистер Горбачев, откройте эти ворота. Мистер Горбачев, снесите эту стену!» — говорил он.

В период с 1985 по 1988 год американский лидер четыре раза встретился с Горбачевым. Эти встречи стали свидетельством потепления в отношениях Москвы и Вашингтона. Советский лидер же продолжал свою политику, направленную на мирные инициативы.

8 декабря 1987 года Горбачев и Рейган подписали в Вашингтоне Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, вступивший в силу 1 июня 1988 года.

Не сразу, правда, задались отношения политика с преемником Рейгана, Джорджем Бушем-старшим. Однако и им удалось найти общий язык.

«Этот парень и есть перестройка!» — позднее сказал о нем Буш.

Всего за шесть лет пребывания в должности генерального секретаря ЦК КПСС, Горбачев 11 раз встречался с президентами США: пять раз с Рейганом, шесть — с Бушем.

Еще одним символом признания Горбачева на Западе стала присужденная ему в 1990 году Нобелевская премия мира. «В знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества».

В 1989 году Михаил Горбачев выступил на Ассамблее Совета Европы в Страсбурге. Обращаясь к присутствующим с трибуны парламентской ассамблеи, он процитировал Виктора Гюго:

«Настанет день, когда ты, Франция, ты, Россия, ты, Италия, ты, Англия, ты, Германия, — все вы, нации континента, не утрачивая ваших отличительных черт и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в некоем высшем единстве и образуете европейское братство. Настанет день, когда единственным полем битвы будут рынки, открытые для торговли, и умы, открытые для идей».

В день 20-летия своей речи Горбачев снова выступил на торжественной церемонии Совета Европы.

«Двадцать лет назад, обращаясь к собравшимся с трибуны Парламентской Ассамблеи, я цитировал Виктора Гюго, его знаменитые слова, — сказал он. — За 20 прошедших лет мы приблизились к этой цели, но впереди еще большой путь».

Тем не менее, потепление отношений с Западом не позволили Горбачеву избежать внутреннего сопротивления. За несколько дней до того, как он принес присягу в качестве президента СССР, Литва заявила о независимости, запустив «парад суверенитетов» советских республик. Процесс разрушения советского государства уже начался, и Горбачев не смог предотвратить распад СССР.