«Кланялись Союзу»: как социалисты завоевывают Запад

Почему левые политические взгляды сохраняют популярность в мире

Слово «социализм» сегодня вновь популярно: его с удовольствием повторяют влиятельные политики в Великобритании, в Германии наследница правившей в ГДР партии завоевывает первые места на выборах в земельном парламенте. В Польше левые вновь вернулись в парламент. Однако говорить о полноценном «левом ренессансе» пока рано — позиции правых выглядят крепкими. Но все может измениться с ухудшением ситуации в экономике.

Сегодня левые в России и других странах мира вспомнят о годовщине Октябрьской революции и попытке построения социализма в СССР.

«Мы знаем, что помощь от вас, товарищи американские рабочие, придет еще, пожалуй, и не скоро, ибо развитие революции в разных странах идет в различных формах, различным темпом…»

— говорится в некогда знаменитом письме советского вождя Владимира Ленина. Оно было написано в 1918 году, когда большевистская революция была примером для американских левых.

Те времена давно канули в лету, однако в Америке спустя 100 лет вновь говорят о социализме, причем не в левых литературных салонах, а с экрана телевизора. «Социалистом» называет себя сенатор-демократ Берни Сандерс, один из главных соперников Хиллари Клинтон на праймериз Демократической партии 2016 года. Политик вновь собирается участвовать в выборах президента, и, хотя он вряд ли победит, у него немало сторонников среди демократов левого толка.

«Представляете, уже договорились до того, что считают американскую армию образцом социалистического товарищества. Они даже не соображают, что несут», — возмущается в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» один из американских дипломатов.

Социалистические штаты Америки

Слово «социализм», действительно, многие годы считалось в США почти ругательным, оно было синонимом «коммунизма», а, значит, связано с СССР — противником Вашингтона во времена «холодной войны».

Но времена меняются. Согласно майскому опросу социологической службы Gallup, 4 из 10 опрошенных американцев заявляют, что социализм будет неплох для США.

Однако тут есть небольшая оговорка: они имеют в виду «какую-то форму социализма». При этом 51% выражает полную неприязнь к подобному.

Сторонником Сандерса называет себя и актриса Синтия Никсон, исполнившая роль одной из героинь в фильме «Секс в большом городе». «Представители истеблишмента ,«корпоративные» демократы напуганы этим термином, но если вы считает себя демократическим социалистом, то вы считаете, что здравоохранение, жилье, образование и все, что помогает нам стать лучше, должно быть основным правом, а не привилегией», — так характеризовала свои взгляды Никсон в интервью Politico.

Социалистическая тема появились в среде демократов не на пустом месте: левые идеи были популярны в демократической среде в 1920-е годы, а в 1930-е многие знаменитые американцы открыто симпатизировали СССР и даже состояли в Компартии. В 1971 году зарубежные эмигранты создали в США Социалистическую трудовую партию, а еще в начале XX века была создана Социалистическая партия США.

Но для большинства американцев, как, впрочем, для самого Сандерса, социализм означает отнюдь не повторение советского опыта, к которому американцев много лет призывал Ленин. Речь, прежде всего, идет о социальном обществе: финансируемой государством медициной, высоких налогах для богатых и бесплатном университетском образовании. «Таких людей много в Нью-Йорке и Калифорнии, я бы сказал, что такие взгляды выражает американская интеллигенция», — говорит «Газете Ru» аналитик Гудзонского института в Вашингтоне Ричард Вайц.

Все это пока вряд ли осуществимо, но левые взгляды вновь набирают популярность, и не только в США.

Одним из главных оппонентов британского премьера Бориса Джонсона стал лидер лейбористов Джереми Корбин, которого даже сторонники лейборизма считают слишком радикальным. Впрочем, предшественник Корбина на этом посту — Эд Миллибэнд — активно апеллировал к социализму во время политических дебатов с консерваторами. «Я стою за социализм в Великобритании», — скандировал он под аплодисменты, правда, он все же проиграл консерватору Дэвиду Кэмерону.

Несмотря на то что заявления нынешнего лидера лейбористов Корбина против Brexit вызывают симпатию у части британского общества, Великобритания пока не готова к возвращению левых к власти. Возможно, британцев пугает демонизация лейбористской партии, лидера которой Джонсон сравнивает с Иосифом Сталиным. Как заявил премьер, в случае если левые придут к власти, Лейбористская партия будет атаковать миллиардеров с «наслаждением и мстительностью», не виданными со времен раскулачивания в СССР в 1930-е годы. «В реальности они закончат тем, что повысят налоги для всех», — прокомментировал Джонсон.

Как отмечает ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов, «популярность левых в Европе несколько снизилась». «Во Франции, Италии, Польше, Чехии, Австрии, Германии они серьезно пострадали на выборах, проиграла выборы и греческая «Сириза», — обращает внимание эксперт.

Левые размываются

При этом, констатирует Гуселетов, во многих странах с сильными левыми традициями — Испании, Португалии и Финляндии — они смогли прийти к власти, правда, не одни:

«Нигде они не имеют абсолютного большинства и вынуждены создавать коалиции с либералами, зелеными, крайне левыми, что в перспективе осложняет их шансы на победу, так как ведет к размыванию идентичности. Но это проблема всех политических сил современности».

Один из примеров подобного «размывания» — Германия, где немецкие социал-демократы, представители одной из старейших партий Европы, все меньше отличатся от своих оппонентов — Христианских демократов, с которыми они входят в коалицию.

Это заставляет избирателя искать новых лидеров в более радикальной левой политике, обращаясь к «Зеленым» и Левой партии — наследнице правившей в ГДР Партии демократического социализма. На недавних выборах в земле Тюрингии первое место заняли как раз «левые», второе при этом получили ее антагонисты — радикальные националисты из партии «Альтернатива для Германии».

В соседней Польше власть пока крепко удерживает правая консервативная партия «Право и справедливость», однако недовольство ее политикой среди молодежи растет, и на недавних парламентских выборах левые впервые за много лет вновь создали фракцию в парламенте. «Коалиция левых партий» — получила на выборах почти 12%.

Пока это редкие успехи: Венгрия давно разочаровалась в социалистах и предпочитает правую политику, которую уже много лет проводит в жизнь премьер-министр консерватор Виктор Орбан. Многие эксперты отмечают — чтобы вновь прийти к власти, левые должны стать более радикальными, так как видят в традиционных социалистах и социал-демократах политиков, почти неотличимых от надоевших им либералов.

Подобная радикализация привела к успеху правых националистов, которые взяли на вооружение левые социальные лозунги и привлекают ими новых сторонников.

Одним из таких политиков стала французский националист Марин Ле Пен, за которую голосуют разочаровавшиеся в социалистах французы. Сама Ле Пен использует левые лозунги из популистских соображений.

Основой для формирования нового левого фронта во Франции может потенциально стать и движение «желтых жилетов», однако оно во многом эклектично, а его популярность постепенно идет на спад.

В целом, новому интересу к радикальным левым идеям может способствовать ухудшение экономической ситуации в европейских странах, как это было и ранее: «Я не считаю, что нужно полностью повторять советский опыт, но я верю в социализм», — откровенничает с корреспондентом «Газеты.Ru» в одном из латвийских кафе молодая русскоязычная официантка Светлана. Сама она хорошо говорит по-латышски и рассказывает, что среди ее знакомых левых немало именно латышей.

Подобные настроения среди молодых, которые не помнят времен Латвийской ССР, вполне объяснимы. Страна переживает демографический кризис, молодые люди не видят будущего в Латвии. По данным статистического агентства ЕС Eurostat, в 2018 году самую высокую убыль населения среди стран Евросоюза зафиксировали в этой балтийской республике. За год население сократилось на 7,5%. Для сравнения: еще в 2017 году этот показатель находился на уровне 5,5%.

За последнее десятилетие из двухмиллионной Латвии за рубеж уехали более 300 тыс. местных жителей трудоспособного возраста. «Моя дочь уехала, живет в Норвегии, а я вот здесь. Для меня ничего не изменилось — кланялся одному союзу, теперь другому», — улыбается корреспонденту «Газеты.Ru» пожилой таксист-латыш. Правда, несмотря на то что он не то с ностальгией, не то с гордостью называет себя «советским продуктом», обратно в социализм не стремится.