Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Война или дипломаты: кто остановит Иран первым

Макрон призвал Иран отказаться от наращивания запасов обогащенного урана

Президент Франции Эмманюэль Макрон выразил обеспокоенность тем, что Иран серьезно нарастил запасы низкообогащенного урана, и обсудил сложившуюся ситуацию с главой США Дональдом Трампом. Диалог двух лидеров говорит о том, что европейцы понимают опасения Вашингтона, но в то же время пытаются спасти соглашение в условиях, когда политика Трампа имеет «взрывной характер». Выход из ситуации есть, однако для этого ЕС должен помочь Ирану улучшить экономическое положение.

Французский лидер Эмманюэль Макрон призвал иранское правительство «немедленно» сократить запасы низкообогащенного урана, передает агентство France Press.

Иран, действительно, значительно превысил предусмотренные соглашением 300 кг запасов низкообогащенного урана, который используется для создания атомного оружия,

сообщило и Международное агентство по ядерной энергетике.

В свою очередь, замглавы МИД России Сергей Рябков заявил, что подобные действия Тегерана не стали неожиданностью, так как Иран взял на себя эти обязательства добровольно.

В июне Тегеран уже предупреждал, что превысит количество обогащенного урана. Кроме того, ИРИ прекратил и экспорт тяжелой воды, которую отправлял ранее в другие страны.

Этими шагами Тегеран дает понять, что готов постепенно сокращать обязательства в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе.

Как отмечает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Сергей Ознобищев, Иран выходит из сделки «медленно, постепенно, с демонстрационной целью».

Международные эксперты отмечают, что количества обогащенного Ираном урана пока недостаточно для производства ядерной бомбы, и страна находится еще достаточно далеко от этого. Как рассказала в интервью телеканалу CNBC британский эксперт Анисех Табризи, все меры «легко обратимы».

По ее словам, само по себе увеличение количества обогащенного урана не предмет беспокойства, хотя и является нарушением ядерного соглашения: «Иранцы пытаются получить какие-то рычаги воздействия на ядерный фронт, — добавила она, — показывая, что они не собираются сидеть и ждать усиления давления, ничего не делая…».

Цель иранского руководства ясна -— в условиях жесткого давления США политическая элита этой страны пытается принудить Вашингтон к переговорам на своих условиях, а они таковы: снятие Вашингтоном нефтяного эмбарго, которое было наложено на эту страну после выхода Вашингтона из ядерной сделки.

Бывший посол России в Иране, эксперт дискуссионного клуба «Валдай» Александр Марьясов отмечает, что Иран на протяжении года соблюдал договоренности по сделке. Он напоминает, что соглашение предусматривает возможность ответных действий в случае выхода из сделки одной из сторон. К подобному шагу Иран принудило руководство «европейской тройки» — Германии, Франции и Великобритании, которые были гарантами сохранения соглашения.

Выход из этой ситуации есть, считает Марьясов: европейцы должны активизировать созданный ими самими механизм для торговли с Ираном в обход санкций США. Пока же этот механизм «затрагивает только гуманитарные товары, но иранцы хотят, чтобы номенклатура была шире».

«Если Иран почувствует экономическую выгоду, «есть возможность компромиссных договоренностей, — говорит он «Газете.Ru». — В этом случае Иран может отозвать эти ограничения и вернутьcя к исполнению сделки в полном объеме».

Однако возможности европейцев не столь велики, так как они опасаются вторичных американских санкций и не хотят идти на обострение ситуации.

Находясь между двух огней в противостоянии Ирана и США, европейские политики дают понять, что понимают опасения Вашингтона. Предупредив Иран о необходимости вернуться к соблюдению соглашения, президент Франции поставил в известность об этом США. Во вторник у него состоялся разговор с президентом Дональдом Трампом.

«Два лидера обсудили решение иранского режима увеличить уровень обогащения урана свыше того, что было оговорено в провальном Совместном всеобъемлющем плане действий», — так описывает беседу сам Белый дом.

Называя сделку, заключенную Бараком Обамой, «провальной», Трамп неоднократно заявлял, что хочет заключить новое соглашение, однако шаги Вашингтона трудно предугадать, подчеркивает ведущий научный сотрудник ИМЭМО Ознобищев.

Отмечая «взрывной характер» американской дипломатии при Трампе, он напоминает о «бессистемности» подхода США на иранском направлении, которая не прибавляет уверенности и европейцам. «ЕС будет не соглашаться с Вашингтоном, однако они не пойдут до определенного предела», — говорит эксперт, добавляя, что невозможно понять грань, за которой одна из сторон — Иран и США — «могут сорваться».

В подобных непредсказуемых условиях противостояние США и Ирана все больше напоминает формулу советского политика Льва Троцкого — «ни мира, ни войны». У этой фразы есть и продолжение — «армию распустить». Однако в данном случае военные силы обоих государств находятся в состоянии, близком к боевому. Недавнее уничтожение американского беспилотного аппарата привело к новым санкциям в отношении иранского руководства, которые были введены, в том числе против высшего руководителя страны Али Хаменеи.

Понимая опасность ситуации, бывшие влиятельные руководители администрации США предлагают президенту «поправить» соглашение с Ираном, сделав его моделью для создания подобного же механизма с КНДР. Подобное мнение высказал в понедельник, 1 июля, в интервью CNBC бывший посол США в ООН Джон Неграпонте, который при этом отметил, что убедить страну «не создавать ядерное оружие» тяжело.

Однако Трамп вряд ли захочет прислушиваться к мнению бывших руководителей страны — даже тех из них, кто имеет многолетний опыт общения с иранским руководством. Недавно Трамп обвинил в предательстве бывшего главу Госдепа Джона Керри, который как раз вел переговоры с Ираном в 2015 году.

Известно, что большое влияние на Трампа в иранском вопросе оказывает его советник по нацбезопасности Джон Болтон, позиция которого в отношении Тегерана предельно жестка. В то же время, ситуацию немного успокаивает то, что сам Трамп время от времени делает примиренческие заявления в отношении Ирана.

По мнению ряда аналитиков, опрошенных изданием Politico, заявления американского президента о том, что он хочет соглашения с Ираном, свидетельствуют, что он хочет сделки, сильно напоминающей соглашение 2015 года, которое он критиковал на протяжении многих лет. Кроме того, последние заявления политика сильно отличаются от заявлений госсекретаря и советников. Как отмечает экс-посол России в Иране Марьясов, «есть понимание, что никто не хочет обострения ситуации в регионе, и обе стороны будут искать взаимоприемлемые развязки».