Охота за юанем: Белоруссия нашла нового покровителя

Минск выступил за диалог между интеграционными объединениями в Евразии

Белоруссия стремится к созданию Большого евразийского континентального партнерства, объединяющего Евразийский экономический союз с такими объединениями, как ЕС, АСЕАН и ШОС. По мнению экспертов, за этим стремлением скрывается поддержка китайского проекта «Шелкового пути», в котором для Минска уготована роль моста между Европой и Азией.

Белоруссия намерена стать мостом между интеграционными объединениями Евразии. С таким заявлением выступил глава МИД страны Владимир Макей во время встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Минске.

«Расположенная на стыке Евразийского и Европейского союзов Беларусь стремится к партнерству или, как мы говорим, интеграции интеграций, что близко продвигаемой в Европе идее совместимости, и выступает за формирование устойчивых механизмов полноформатного диалога между интеграционными объединениями», — заявил он.

Белорусский министр в своей речи перечислил как минимум пять интеграционных проектов, таких как ЕС, ЕАЭС, китайский Шелковый путь, АСЕАН и даже ШОС. По его словам, интеграция этих объединений приведет к созданию Большого евразийского континентального партнерства.

Минск настроен на «перспективу общего экономического пространства от Лиссабона через Минск и Владивосток до Джакарты».

При этом стоит отметить, что из перечисленных объединений Белоруссия является полноценным членов только ЕАЭС. В ШОС Минск обладает статусом страны-наблюдателя, в АСЕАН — страны-наблюдателя при Межпарламентской ассамблее ассоциации.

Что касается Евросоюза, то между этим объединением и Белоруссией действует Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, подписанное еще в 1995 году. Несмотря на это, долгое время отношения Минска и Брюсселя оставались достаточно холодными, в том числе из-за санкций со стороны ЕС. Однако в 2015 году на фоне ухудшения отношений Евросоюза и России санкции против Белоруссии были приостановлены, а в 2016 году — сняты окончательно.

Сейчас стороны работают над соглашением о приоритетах партнерства и об упрощении визового режима. По словам того же Макея, оба соглашения будут подписаны до конца текущего года.

Интереснее всего ситуация обстоит с китайским «Шелковым путем», который нельзя назвать интеграционным проектом в классическом понимании.

Доцент кафедры политической истории МГИМО Кирилл Коктыш в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает, что

«фактически Макей заявил, что Минск поддерживает интеграцию китайского проекта с Евразийским экономическим союзом»

Эксперт напоминает, что изначально «интеграция интеграций» — китайская инициатива, нацеленная на обеспечение взаимодействия между «Шелковым путем» и различными межгосударственными объединениями на евразийском пространстве.

«В этом плане Белоруссия является полноценным участником проекта «Шелковый путь», — отмечает эксперт.

Как отмечает Коктыш, Белоруссия смогла добиться того, что она — единственный логистический хаб «Шелкового пути» за пределами Китая. В этой связи в стране сейчас идет строительство, модернизация и адаптация примерно 50 инфраструктурных объектов под нужды китайского проекта.

В этой связи заявления Макея стоит рассматривать как готовность Белоруссии к продвижению китайского проекта, о чем сам белорусский министр также говорил. «Интерес к данной теме идет, что называется, от земли, от конкретных субъектов хозяйствования, и мы должны такой интерес поддерживать», — говорит он об интеграции с китайской инициативой.

Он проинформировал, что в июне будущего года в Белорусско-Китайском индустриальном парке «Великий камень» состоится мероприятие высокого уровня в рамках инициативы «Один пояс — один путь». «Представляется, что с учетом серьезного бизнес-компонента программы мероприятие станет полезным для практического наполнения идеи сопряжения интеграционных процессов в Большой Евразии», — сказал Макей, пригласив российских коллег принять в нем участие.

Стремление Белоруссии заручится поддержкой России в этом вопросе неудивительно. Как отмечает Коктыш, свое уникальное положение в «Шелковом пути» Минск получил в том числе благодаря хорошим отношениям с Москвой.

По словам эксперта, на право получить роль главного транспортного узла в потоке китайских товаров Европу претендуют практически все восточноевропейские страны. «Белоруссия конкурировала с Польшей, Литвой, еще раньше — с Украиной. Это была ощутимая и довольно жесткая конкуренция. Но в итоге Белоруссия все-таки стала единственным логистическим хабом».

«Хорошие отношения с Москвой в этом сыграли важную роль. Не единственную, но очень значимую. Здесь можно упомянуть и политику президента Лукашенко, который сохранил индустриальную идентичность страны. Но и это можно было сделать только при условии тесных союзных отношений с Россией», — резюмирует эксперт.