Две сессии в Китае: бесконечный Си и партийный контроль

В Китае открываются сессии ВСНП и ВК НПКСК

Jason Lee/Reuters
Китайские депутаты готовы утвердить поправки в конституцию, которые сделают власть Си Цзиньпина неограниченной по срокам. Однако это не единственное решение парламента КНР, которое вызывает широкий резонанс в мире, — в ближайшие две недели в Китае утвердят план реформ, которые значительно усилят уровень власти и контроля Компартии над обществом.

В Китае начинают действовать «две сессии» — ежегодные заседания Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК). «Две сессии» ежегодно становятся главными политическими событиями в жизни Китая, поскольку на них происходит рассмотрение и последующее формальное одобрение политического и экономического курсов страны.

Реклама

ВСПН — это китайский парламент, депутатами которого, помимо представителей Компартии, являются также беспартийные и делегаты от 8 «ручных» демократических партий страны. ВК НПКСК, в свою очередь, является консультативным органом, в котором заседают партийные лица, а также представители армии, деловых кругов Китая, Гонконга, Макао и даже Тайваня, национальных меньшинств страны и китайских диаспор за рубежом. В этом году в ВСНП будут заседать 2980 делегатов, а в составе ВК НПКСК — 2158.

«Две сессии» — инструмент, который власти Китая используют для того, чтобы продемонстрировать демократичность процессов и закрепить решения Компартии широким народным мандатом.

Сессии этого года особенно важны для председателя КНР Си Цзиньпина, который стремится показать, что граждане страны солидарны с его намерением усилить свою личную власть и власть Компартии в стране.

Правитель от народа

Сессия ВК НПКСК открылась еще в субботу, 3 марта. А вот китайский парламент начинает работу с понедельника, 5 марта. В этом году сессия ВСНП затянется и продлится до 20 числа. «Из-за широкой повестки дня», — поясняет продолжительность работы официальный представитель 1-сессии ВСНП Чжан Есуй.

Повестка в этом году действительно впечатляет. К моменту завершения сессий к власти в Китае придет новое поколение высшего руководства КНР: соратникам Си Цзиньпина, избранным осенью прошлого года в Политбюро, раздадут государственные посты. К слову, выборы высшего руководства страны будут проходить одновременно с голосованием в России — с 17 по 19 марта.

Второй важный пункт программы — внесение поправок в китайскую конституцию, рассмотрение и утверждение которых назначено на 11 марта.

Все изменения конституции, которые в этом году предлагает ЦК КПК, так или иначе направлены на усиление позиций Компартии в китайском обществе и личной власти Си Цзиньпина.

Изменения начинаются с идеологических основ. В первую очередь, показательно, что в основной закон будут включены теоретические идеи Си Цзиньпина: «социализм с китайской спецификой в новую эру». Фактически это является законодательной основой для «нового Китая Си Цзиньпина». И в этом новом Китае председатель большую роль отводит Компартии страны: еще одна поправка в текст основного документа прописывает лидерство КПК как основополагающую часть социализма с китайской спецификой.

Также в конституцию будет включено понятие «единого патриотического фронта», который объединит КПК и другие партии Китая в единое идеологическое целое. «По задумке, это не только повысит роль патриотического крыла в Китае, но опять же продемонстрирует солидарность различных политических сил во взглядах на политику руководства страны», — говорит руководитель Школы Востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Аналогичные цели преследует и другая поправка, предусматривающая «гармоничное развитие всех народов Китая». «Си важно закрепить идею о том, что его политика является залогом благополучия абсолютно всех народов Китая, в том числе проблемных уйгуров и тибетцев», — поясняет эксперт.

Самые важные и резонансные поправки в конституцию предусматривают увеличение роли председателя КНР, в том числе снятие временных ограничений для пребывания на этой должности.

Стоит отметить, что сейчас эта должность носит, в основном, представительские функции, как, например, и пост президента Германии. Реальная власть сосредоточена в других постах Си Цзиньпина — генсек ЦК КПК и председатель военного совета. Примечательно, что пребывание на этих двух должностях изначально никак не ограничивалось.

«С одной стороны, Си Цзиньпин закрепляет роль Компартии в конституции, с другой — усиливает непартийную должность председателя КНР. Глава Китая хочет опираться на большую часть населения, нежели только на сторонников Компартии», — поясняет Маслов.

Большой брат смотрит

Третий пункт повестки нынешних «двух сессий» — реформа партийных и государственных институтов. Изменения инициированы по той причине, что

нынешнюю структуру органов партийной и государственной власти КНР Компартия Китая считает «не до конца подходящей». Готовящиеся реформы будут нацелены на то, чтобы укрепить лидерство КПК в стране.

«Первоочередная задача реформы государственных и партийных учреждений — в улучшении системы обеспечения всеобъемлющего руководства Компартии Китая с тем, чтобы усилить лидерство КПК во всех сферах, обеспечить ее всеобъемлющее присутствие и силу», — говорится в документе, предлагающем эту реформу.

Чтобы добиться этих целей КПК предлагает «повысить статус партийных ячеек во всех организациях». «Речь идет об установлении максимального контроля партии и центральной власти над всеми сферами жизни Китая», — поясняет смысл этой инициативы руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев.

«С одной стороны, это нужно Си Цзиньпину для проведения структурных реформ: он уверен — чем больше рычагов влияния будет находиться в его руках, тем больше шансов у его планов на реализацию. С другой стороны, это контроль ради контроля. Си и его окружение считают, что китайское общество может уйти вразнос и отклониться от линии партии. Это угрожает монополии партии на власть, а по представлению Си, если не будет партии, то не будет и Китая как великой страны, — рассуждает эксперт. — Администрация Си Цзиньпина очень озабочена контролем над всеми сферами жизни. Партия стремится к тому, чтобы партийные ячейки был созданы абсолютно во всех организациях, чтобы была возможность как минимум мониторить их деятельность.

Это не про коммунизм и не про идеологию. Это чисто про власть».

На этом реформы в вопросе контроля не прекращаются. В ходе Первой сессии ВСНП 13-го созыва также будет принят Закон по контролю, утверждено создание нового органа — Национальной надзорной комиссии. Это непартийный государственный орган, занимающийся контролем и коррупционной борьбой. Мощная следственная правоохранительная структура с антикоррупционной направленностью.

«Комиссия вынесена за рамки полномочий исполнительной власти. По сути, в Китае появится новая ветвь — контрольная», — отмечает Александр Габуев.

Создание такой структуры говорит о том, что устоявшаяся за первый срок Си Цзиньпина практика коррупционных чисток выйдет за пределы партийной системы. Теперь жертвами коррупционных расследований смогут стать абсолютно все без исключения граждане Китая.

Консолидации власти вокруг фигуры Си Цзиньпина и усиление партийного контроля над обществом имеет перед собой одну цель — создание условий для проведения реформ Си Цзиньпина.

Эти реформы были анонсированы в 2013 году, когда Си Цзиньпин пришел на пост руководителя КНР. В этих реформах Си намерен решить несколько ключевых вопросов. Во-первых, значительное усиление партийной дисциплины в целом и борьба с коррупцией в частности. Во-вторых, придание нового рывка в развитии и экономическом росте Китая. В-третьих, усиление роли КНР на международной арене.

«Сейчас стало понятно, что в рамках тех инструментов, которым располагает китайское руководство, решить эти вопросы не удастся. Китай не успевает уложиться в два срока Си Цзиньпина, кроме того, есть угроза, что действующие институты в решении поставленных задач могут не сработать», — говорит Алексей Маслов.

Преследуя благие цели, администрация Си рискует нынешним благополучием Китая. «Излишний контроль может обернуться тем, что вместо реализации реформ начнется закручивание гаек. В том числе в частном бизнесе, который был локомотивом китайского экономического роста», — отмечает Александр Габуев.

«Любой правитель, который задерживается у власти, начинает психологически утомлять население страны. При такой консолидации власти, все успехи и неудачи страны будут ассоциироваться лично с Си Цзиньпином. Если Китай не сделает какого-то колоссального рывка, в стране будет наблюдаться серьезный рост недовольства», — резюмирует Маслов.