Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Реакция Мадрида говорит о его слабости»

Не только Каталония: как на Западе регионы добиваются независимости

,
Референдум о независимости Каталонии от Испании прошел достаточно ожесточенно: под удары дубинок, залпы шумовых гранат и выстрелы резиновых пуль. Но не только Испания сталкивается с сепаратистскими настроениями внутри своих регионов. «Газета.Ru» вспоминает опыт борьбы за независимость провинций в странах Запада.

В референдуме по вопросу независимости Каталонии в минувшее воскресенье, по разным данным, приняли участие от 40% до 60% жителей испанского региона. Всего в Каталонии проживает 7,5 млн человек, а общее количество тех, кто наделен избирательным правом, местные власти оценивают примерно в 5,3 млн человек.

Каталонские власти заявили, что в пользу независимости региона от Испании проголосовали около 90%, против — порядка 7,8%. При этом 3% бюллетеней были испорчены или незаполнены.

В Мадриде референдум признали незаконным. Премьер-министр Испании Мариано Рахой назвал его «провальным» и отметил, что большинство каталонцев все же проигнорировали референдум и предпочли остаться дома.

Сам день голосования в Каталонии прошел с боем: полиция пыталась не допустить желающих проголосовать на избирательные участки. В ход пошли дубинки, шумовые гранаты и резиновые пули. Количество пострадавших в результате беспорядков — более 800 человек. В первой половине дня 1 октября в социальных сетях стали распространяться видеоролики, на которых были показаны жестокие действия испанских правоохранителей.

Тем не менее, по мнению директора Центра европейской информации Николая Топоронина, мировая пресса «существенно сгущает краски» в описании событий каталонского референдума. По словам эксперта, полиция лишь выполняла требования закона, обозначенные в конституции Испании. «Сотрудники правопорядка не должны выступать крайними в этом споре, потому что они выполняли указания руководства страны и постановление суда», — добавил Топорнин.

С другой стороны, резкая реакция испанского правительства может быть следствием неких тактических особенностей, например, слабости или неуверенности в собственном положении в конкретный момент,

считает заведующий сектором стратегических оценок ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова Сергей Уткин.

При этом в дальнейшем, с точки зрения Топорнина, возможны два варианта развития событий. Первый из них сводится к сохранению статус-кво, при котором Мадрид продолжит оспаривать действия каталонских властей и преследовать лидеров движения за независимость региона. При втором варианте развития событий представители Каталонии и Мадрида сядут за стол переговоров, чтобы обсудить отношения двух сторон. Второй вариант, по мнению эксперта, более благоразумен в текущих политических реалиях Испании.

«При таком подходе политики будут искать компромисс. Но надо понимать, что такие вопросы не решаются мгновенно и требуют взвешенного подхода, иначе уличные противостояния могут усилиться, что лишь приведет к более трагическим последствиям», — сказал Топорнин в беседе с «Газетой.Ru».

Страна Басков: конфликт на две страны

Каталония — не единственный проблемный для Испании регион, в котором вопрос о независимости поднимается с достаточной регулярностью. Еще одним примером сепаратистских настроений являет собой так называемая Страна Басков, которая включает в себя три провинции Испании — Алава, Бискайя и Гипускоа. Все эти регионы в настоящий момент являются автономными областями Испании.

Впервые независимость региона была узаконена в 1425 году, однако позже баски лишились суверенитета и только в 1936 году была восстановлена автономия — здесь появились собственные правительство и парламент.

Во Франции также существует своя «Страна Басков»: районы Лабур, Суль и Нижняя Наварра в департаменте Атлантические Пиренеи.

Несмотря на наличие автономии, в Стране Басков существует серьезный этнополитический конфликт, основанный на желании радикально настроенных басков добиться полной независимости от Испании и Франции.

Их основная цель — создание независимой «Великой Эускади — Страны Басков», куда войдут ряд провинций северной Испании, южной Франции и испанская область Наварра. Ключевую роль здесь играет социалистическая радикальная организация «Отечество и свобода басков» (ЭТА).

С 1950-х годов ЭТА начала проводить громкую кампанию за национальное самоопределение. Одним из инструментов радикалов были теракты, которые устраивались по всей Испании в течение нескольких десятилетий, начиная с 1968 года.

Основным политическим крылом ЭТА является партия «Народное единство», деятельность которой была запрещена Верховным судом Испании в 2003 году.

В сентябре 2005 года стало известно, что власти и баскские радикалы пришли к соглашению о начале официальных переговоров. ЭТА заявила о прекращении огня, но в обмен на это члены организации потребовали от Мадрида амнистии для нескольких сотен баскских заключенных и легализации «Батасуны» — сепаратистской националистической партии в Испании и Франции.

Официальные переговоры между представителями правящей партии и запрещенной «Батасуны» начались в июле 2006 года, но спустя пять месяцев, после теракта в мадридском аэропорту Барахас, совершенного членами ЭТА, дипломатическая нить переговоров была разорвана.

Сепаратистские настроения актуальны в Стране Басков и теперь. В августе текущего года тысячи жителей региона провели в Сан-Себастьяне акцию в поддержку каталонцев в их борьбе за независимость, а также с целью заявить властям Испании о намерении увеличить уровень автономии своих территорий. Здесь же проходили акции и в поддержку каталонцев 1 октября.

Квебек: отложенный манифест

Испания — не единственная страна на Западе, где в том или ином виде поднимается вопрос об отделении от государственного центра. Так, канадская провинция Квебек неоднократно поднимала вопрос о своем суверенитете и даже дважды проводила референдумы — в 1980 и 1995 годах.

При этом первый из этих референдумов обернулся провалом для организаторов и сторонников независимости — 59,6% проголосовавших тогда высказались за сохранение региона в составе Канады, и лишь 40,4% поддержали создание суверенного государства.

Однако к 1995 году расстановка сил несколько изменилась. Против отделения от Канады тогда проголосовали только 50,6% человек, за — 49,4%.

Несмотря на отсутствия официального статуса независимого государства, канадская провинция остается достаточно свободной как в культурной, так и в политической жизни. Правительство Квебека не теряет надежды на приобретения статуса суверенного государства. В 2008 году Партия Квебека — одна из основных в местном парламенте — опубликовала манифест, в котором призвала всех жителей продолжать борьбу за независимость.

Сегодня в Квебеке среди жителей сформировался консенсус относительно судьбы собственного суверенитета. 82% жителей провинции хотят оставаться гражданами Канады, свидетельствуют данные опроса Института Ангуса Райда, проведенного в октябре 2016 года по заказу издания CBC News.

Аналогичные настроения фиксируются социологами и среди франкоязычных жителей Квебека. 73% из них также выступили за сохранение единства Канады. При этом 64% фракоязычных квеберов согласились с утверждением, что «вопрос о суверенитете урегулирован, Квебек останется в составе Канады».

Шотландия: все по закону

Другой пример референдума о независимости являет собой Шотландия, где в 2014 году прошел плебисцит об объявлении суверенитета от Великобритании. Тогда за сохранение единства в составе Соединенного королевства выступили 55% избирателей, против — 45%.

Отличительной чертой этого референдума стал тот факт, что изначально официальный Лондон признавал плебисцит законным.

При этом в случае положительного для сторонников независимости исхода голосования Шотландия могла бы объявить суверенитет уже в марте 2016 года.

На следующий день после объявления результатов голосования в Шотландии начались массовые акции сторонников и противников отделения региона, однако закончились они достаточно быстро и с куда менее негативными последствиями, чем испанские беспорядки.

«Шотландия и Великобритания преподали прекрасный урок демократии и уважения права определять свое будущее любому народу мира», — заявил тогда РИА «Новости» представитель партии «Демократичсекая конвергенция Каталонии» Виктор Террадельяс.

При этом политик просил не сравнивать ситуацию Шотландии и Каталонии из-за разных позиций Лондона и Мадрида на этот счет.

Вопрос о независимости Шотландии от Великобритании на политическом уровне стал открыто обсуждаться с 1930 года, после создания Шотландской национальной партии. Именно с этого момента начался последовательный диалог по подготовке референдума о независимости от Соединенного королевства. В частности, в октябре 2012 года премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и первый министр автономного правительства Шотландии подписали двустороннее соглашение, содержащее порядок проведения референдума о независимости Шотландии осенью 2014 года.

Референдум о национальных чувствах

Несмотря на наличие в мире определенных регионов, которые стремятся к собственной независимости, достаточно практики организации и проведения подобных референдумов в мире нет, говорит «Газете.Ru» директор Центра европейской информации Николай Топорнин.

Эксперт полагает, что референдум в Шотландии можно назвать достойным примером плебисцита, поскольку он прошел в полном соответствии с национальным законодательством, действующим в Великобритании.

При этом Испания не воспользовалась британским опытом, допустив тем самым стратегическую ошибку. «Мариано Рахой недотягивает до уровня Дэвида Кэмерона», — резюмировал Топорнин.

В то же время завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин в беседе с «Газетой.Ru» напомнил, что в основе европейской интеграции, в целом, лежит идея разумного распределения полномочий по принятию значимых для общества решений между разными уровнями власти — муниципальными, региональными, национальными и наднациональными.

«С рациональной точки зрения, такой подход должен снимать вопрос об изменении границ. Однако, во-первых, соотношение компетенций и фискальных отношений по линии «государство — регион» часто исторически складывается неоптимальным образом. Во-вторых, настроения граждан определяются не только рациональными аргументами — встречают вопросы идентичности, трудно определяемое национальное чувство», — объясняет Уткин.

Собеседник «Газеты.Ru», кроме того, выразил уверенность, что такие черты присущи для всех регионов мира.

Что касается сепаратистских устремлений, то здесь Уткин полагает, что это признак некоторого нездоровья государственного организма, в котором они зарождаются, но совершенно не обязательно смертельная болезнь.

«Ведущие регионы отдельных стран совершенно естественно стараются укрепить свои позиции и внутри страны, и на международной арене. Но на этом пути важно не утратить чувства меры, не навредить себе, а перекройка границ редко обходится без причинения взаимного ущерба участникам процесса», — заключил эксперт.