Мэй идет ва-банк

Британский парламент остановил свою работу

Премьер-министр Соединенного Королевства Тереза Мэй Dylan Martinez/Reuters
Премьер-министр Соединенного Королевства Тереза Мэй

Парламент Великобритании прекратил свою работу в ночь на среду, 3 мая, в преддверии досрочных выборов, которые должны пройти в стране 8 июня. Об этом сообщается на официальном сайте высшего законодательного органа королевства. «Газета.Ru» разбиралась в перспективах предстоящего голосования, а также в причинах, побудивших премьер-министра страны Терезу Мэй провести досрочные выборы.

Согласно британскому законодательству, роспуск парламента должен быть произведен за 25 рабочих дней до даты голосования. Все виды деятельности парламента приостанавливаются, депутаты уже лишены статуса, и у них есть несколько дней, чтобы собраться и покинуть рабочие кабинеты.

О намерении провести досрочные выборы в парламент летом 2017 года Тереза Мэй объявила 19 апреля — ранее планировалось, что выборы пройдут в 2020 году. Предложение Мэй было сразу воспринято как желание консерваторов получить большую свободу маневра на переговорах о выходе страны из ЕС. По словам премьер-министра, нынешние противоречия между депутатами могут помешать успешному выходу Великобритании из ЕС. «Страна объединяется, а Вестминстер — нет», — заявляла тогда Мэй.

Уже на следующий день после того, как Мэй озвучила свое предложение, парламент Великобритании одобрил проведение досрочных выборов 7 июня. «За» проголосовали 522 депутата нижней палаты (палата общин), «против» — 13 депутатов, что значительно превышало две трети голосов, необходимых для одобрения.

Реклама

Избираемая нижняя палата парламента Великобритании состоит из 650 депутатов. На последних выборах в нижнюю палату, состоявшихся в 2015 году, консерваторы получили 331 место, лейбористы — 232 места. По данным последнего опроса, проведенного по заказу газеты Guardian в конце апреля, 47% граждан собираются проголосовать за консерваторов и 28% — за лейбористов. Если выборы пройдут по предсказанному опросом сценарию, то консерваторы имеют серьезные шансы усилить свои позиции в палате общин. В 2015 году Консервативная партия набрала чуть более 36% голосов, однако из-за особенностей мажоритарной системы относительного большинства партия обеспечила себе право сформировать однопартийное правительство, получив больше половины мест в парламенте.

Директор Центра европейской информации Николай Топорнин считает, что непредсказуемого результата от предстоящих выборов ждать не стоит. «Конечно, опросы могут ошибаться, мы же помним прогнозы накануне «брекзита». Однако в данном случае, я думаю, погрешность будет ниже, потому что британцы будут все-таки голосовать по местному вопросу. Гражданам проще ориентироваться в вопросах внутренней политики, чем когда они голосуют эмоционально, как, например, за Brexit», — пояснил в разговоре с «Газетой.Ru» эксперт.

«К тому же надо учитывать особенности британской избирательной системы. Да, 48% не дают большинства в абсолютных цифрах, но в Великобритании они могут трансформироваться в две трети голосов. И тогда консерваторы получат такое устойчивое большинство, что им не потребуется искать компромисс ни с какой оппозицией», — добавляет Топорнин.

Сама Тереза Мэй, кажется, уверена в победе и называет предстоящее голосование выбором между «стабильностью и лидерством» консерваторов и «слабой и неустойчивой коалицией хаоса» лейбористов. Ожидается, что консерваторы сконцентрируют свою повестку на теме «брекзита», поскольку Мэй, сменившая на посту прошлого премьер-министра Джеймса Кэмерона, придерживается жесткой линии на выход страны из ЕС.

Одновременно, поскольку парламентарии практически единогласно проголосовали за проведение досрочных выборов, можно говорить, что не только консерваторы, но и лейбористы позитивно оценивают свои шансы на предстоящих выборах.

Прошедшее с момента голосования за выход страны из Евросоюза время, по данным опросов, расклад среди одобряющих и выступающих против этого решения изменился. Результаты последнего опроса компании YouGov (вопреки названию эта базирующаяся в Лондоне компания никак не связана с правительством Великобритании), проведенного в конце апреля, показывают, что пропорциональное число противников Brexit достигло рекордных значений — их на 2% больше, чем сторонников.

Тем не менее вопрос выглядит решенным, особенно после того, как 29 марта Мэй начала формальную процедуру по выходу страны из Евросоюза.

Выступающие категорически против Brexit силы составляют в Великобритании меньшинство. Самая влиятельная из этих сил — Шотландская национальная партия — имеет 56 мест в действующем парламенте. В целом внутриполитические противоречия в Великобритании обусловлены тем, что консерваторы демонстрируют решимость выходить жестко и бескомпромиссно, умеренные лейбористы считают, что нужно искать решение, устраивающее и Брюссель, и Лондон.

На днях Financial Times сообщила о том, что ЕС может повысить финансовые требования к Великобритании в связи с ее выходом из ЕС до €100 млрд. Ранее речь шла о €60 млрд — так в конце марта оценил приблизительный объем долгосрочных финансовых обязательств Лондона перед ЕС глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Теперь повышение суммы связано с жесткой позицией Германии и Франции, которые настаивают на том, чтобы Великобритании пришлось выплатить максимальную компенсацию за Brexit.

Утром 3 мая британский министр по вопросам выхода страны из ЕС Дэвид Дэвис заявил, что страна не собирается выплачивать €100 млрд.

Тем не менее считается, что у оппозиции есть неплохие шансы помешать консерваторам получить устойчивое большинство. «Лидер лейбористов Джереми Корбин попытается опрокинуть предвыборный расклад, опираясь на некоторые темы, которые использовал Дональд Трамп на президентских выборах в США, выдвинувшись как андердог, который готов продвигать деловые интересы», — пишет Financial Times.

В связи с этим возникает вопрос, насколько взвешенно консерваторы оценивают свои реальные шансы и зачем Терезе Мэй понадобилось проводить досрочные выборы.

Николай Топорнин полагает, что Мэй не предложила бы переназначить дату парламентских выборов, если бы консерваторы не имели достаточных оснований рассчитывать на убедительную победу. «Консервативная партия провела внутренние замеры. И вряд ли Мэй стала бы назначать выборы, если бы понимала, что может потерять контроль над ситуацией», — считает эксперт.

По мнению Топорнина, досрочные выборы преследуют еще одну цель. Летом 2016 года, когда проходил референдум, основным сторонником Brexit была оппозиция внутри Консервативной партии, однако даже после прихода к власти Мэй по-прежнему нельзя быть уверенным, что это движение стало самой популярной политической силой в стране.

«Мэй не имеет прямого мандата от народа. Ее избрали руководители Консервативной партии после отставки Кэмерона. И она до сих пор не владеет мандатом доверия от народа. И теперь она хочет заручиться его поддержкой перед тем, как начать активный переговорный процесс по выходу Великобритании из ЕС», — объясняет эксперт.