«У нас уже есть актрисы на роль Терезы Мэй»

Глеб Панфилов рассказал о спектакле «Аудиенция» с Инной Чуриковой

Владимир Васильчиков

25 апреля в Театре Наций пройдет премьера спектакля «Аудиенция», который прославленный кино- и театральный режиссер Глеб Панфилов поставил по одноименной пьесе Питера Моргана. Накануне премьеры постановщик рассказал «Газете.Ru» о новом спектакле, исторических совпадениях в жизни России и Британии и работе с Инной Чуриковой, исполнившей роль королевы Елизаветы II.

Британский премьер Дэвид Кэмерон пытается сфотографировать королеву на свой айфон, пока та — как ему кажется — уснула во время аудиенции. «Даже не пытайтесь», — не открывая глаз, произносит Инна Чурикова, занятая в роли Елизаветы II.

От неожиданности телефон выскальзывает из рук премьер-министра, так что ему приходится одновременно ловить гаджет и как ни в чем не бывало продолжать обсуждение международного положения — в частности, Путина и санкции в отношении России.

Это — одна из сцен спектакля «Аудиенция» по пьесе Питера Моргана, которую ставит кино- и театральный режиссер Глеб Панфилов в Театре Наций. Она восстанавливает картины нескольких аудиенций, которые давала королева Елизавета II действующему премьер-министру Великобритании — от Уинстона Черчилля до Джеймса Кэмерона. Премьера намечена на 23 апреля — накануне первого показа Панфилов рассказал «Газете.Ru» о встрече с Питером Морганом и работе над его пьесой.

Реклама

— Глеб Анатольевич, почему вы решили заняться этой темой и этой пьесой?

— Автором идеи постановки был наш сын Иван (Панфилов, продюсер спектакля. — «Газета.Ru»). Он увидел «Аудиенцию» в Лондоне, совершенно заболел этим материалом, приехал к нам и вдохновил, увлек нас этой идеей. Так что это в некотором роде у нас семейное предприятие. (Смеется.)

— «Аудиенция» Питера Моргана — это документальная пьеса?

— Нет, что вы. Аудиенции, которые королева еженедельно дает для действующего премьер-министра, всегда проходят без протокола.

Дело может касаться актуальных политических проблем, горячих новостей, обычной рутины, речь даже может идти просто о пустяках, но их содержание всегда остается тайной.

Практика показывает, что с годами процедура аудиенции не теряет своей актуальности. Это некая система, очень интересная и, на мой взгляд, мудрая.

— То есть Питер Морган, можно сказать, свою пьесу просто сочинил?

Глеб Панфилов Рамиль Ситдиков/РИА «Новости»
Глеб Панфилов

— Можно и так сказать. Скорее, восстановил — по косвенным свидетельствам, публикациям в прессе, разговорам с осведомленными людьми и другим источникам. Но главное, перед нами художественное произведение в жанре драмы, причем очень талантливое, вызывающее доверие. Оно оставляет простор для фантазии, для воображения читающего, слушающего, ставящего, смотрящего.

Мы с Инной относимся к этому материалу как к драматургии чеховского уровня — и, надеюсь, это отношение распространяется на всю нашу творческую группу.

— В чем для вас величие королевы Елизаветы II?

— В том, что она соединяет в себе простоту умной, очень обаятельной женщины и корону. В пьесе у нее есть такая реплика, обращенная к юной принцессе: «То, что ты обычный человек, станет твоим самым полезным качеством на посту монарха.

Более необычный, более творческий человек мог бы не справиться».

Служение такого человека, его мудрость приводит к мудрости системы, которой он служит.

— Но что эта пьеса может сказать нам о России?

— Тут возникает параллель с нашей монархической системой, которая до этого уровня не дожила — несмотря на то что с появлением Думы перестала по факту быть абсолютной. Но я же не предлагаю переносить британский опыт на Россию. Это возможность показать, что происходит в Британском Содружестве — целой цивилизации, в которую входит три миллиарда людей. И наша российская жизнь с жизнью этой цивилизации соприкасается по сей день.

— Известно, что Морган специально для вашего спектакля дописал пьесу как раз теми сценами, в которых речь идет о нашей стране.

— Для этого мы должны были с ним встретиться и договориться. Морган приехал в Москву, познакомился с Инной, увидел ее в роли королевы Элеоноры в «Аквитанской львице» (спектакль Глеба Панфилова в театре «Ленком» по пьесе «Лев зимой» Джеймса Голдмена. — «Газета.Ru») и записал в текст нашего договора на эксклюзивное право постановки «Аудиенции», что королеву должна играть только Инна Чурикова.

Мы тогда много говорили о будущем спектакле. Я попросил автора сделать ряд дополнений в текст, которых прежде не было. Так появились сцены, где Черчилль говорит о Сталине, Макмиллан — о Гагарине, Тэтчер — о Горбачеве, а Кэмерон — о Путине. В британской версии единственное упоминание о России было в словах королевы: «Русский царь считал, что в Шотландии гораздо холоднее, чем в Сибири».

— Инна Чурикова, кажется, обладает даже внешним сходством со своей героиней…

Кирилл Пономарев

— Дело, конечно, не в сходстве, а в ее большом таланте. Я уже давно ищу в артистах не столько внешнее сходство с героем, сколько внутренние возможности для его постижения — талант, ум, сообразительность. Когда артист по-настоящему творчески работает над ролью исторического персонажа, он делается на него и похожим — я давно это заметил. А если к этому добавить еще кое-что… то он делается чрезвычайно похожим.

— А Тереза Мэй и история с «Брекзитом» будет отражена в вашей постановке?

— Со временем, ближе к осени. У нас уже есть актрисы на роль Терезы Мэй, готовы костюмы...

— Глеб Анатольевич, как вам кажется, есть ли преемственность у «Аудиенции» с какими-то вашими театральными работами?

— Пожалуй, есть, но с сериалом: «Романовы. Венценосная семья». Я был бы неискренен, если бы не признался, что королева Елизавета II заинтересовала меня еще и потому, что она -— внучатая племянница последнего российского императора Николая II, который был двоюродным братом ее дедушки короля Георга V. Кстати, кузены были очень похожи! У меня в «Романовых…» есть сцена — она не вошла в сериал, — в которой Георг V рассказывает секретарю о своей помолвке, на которую он пригласил и своего кузена, Николая II.

Подвыпив, гости поздравляли российского монарха с будущим счастливым браком, а у Георга V интересовались положением дел в Российской империи.

— Какое участие в постановке «Аудиенции» принял фонд Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт»?

— Самое непосредственное:

фонд профинансировал всю постановку, стал нашим генеральным спонсором, что дало нам возможность без проволочек приступить к работе, которая сейчас завершается.

За что мы глубоко признательны лично Алишеру Бурхановичу Усманову.

— Как вам работается на сцене Театре Наций?

— Я восхищен тем, как работает этот театр: в этом сезоне мы — восьмая премьера! Вот это продуктивность!.. У них замечательный коллектив, которым руководит выдающийся актер Евгений Миронов, и очень хороший директор театра — Мария Евсеевна Ревякина. Жаль только, что в Театре Наций нет своей постоянной актерской труппы.

— Но это новый формат театра — проектная площадка, которую московские власти, например, считают очень перспективной.

— Но я не «московские власти», а всего лишь любитель театра и режиссер-постановщик, мне дорог и нравится репертуарный театр!

Тем более репертуарный театр не значит замшелый или плохой. Он способен не только развиваться, но и обновляться.

Посмотрите на «Гоголь-центр» — теперь это современный театр, один из самых известных и успешных в Москве, но труппа там — есть. Притом что обновление и изменения в нем прошли кардинальные. Этот пример нам показывает, что актуальность театра зависит не от формата его работы, а прежде всего от художественного руководителя.