Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Россия и Турция поделили террористов

Главы МИД России и Турции сблизили позиции по конкурентам ИГ — «Джебхат ан-Нусре»

Александр Братерский, Антон Самойленко 01.07.2016, 21:36
Shutterstock

Позиции России и Турции касательно запрещенной в России группировки «Джебхат ан-Нусра» сблизились. Об этом сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров после встречи со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. Ранее Турция оказывала содействие этой исламистской группировке. После восьми месяцев заморозки отношений с Москвой Анкара решила наконец отказаться от части своих сирийских союзников.

Первая встреча дипломатов после разморозки отношений между двумя странами состоялась в Сочи, на заседании глав МИД Организации Черноморского экономического сотрудничества. В рамках мероприятия Чавушоглу заявил, что террористами в Сирии для Турции являются не только боевики террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), но и «Джебхат ан-Нусра».

По словам Сергея Лаврова, в вопросе определения террористов, по большому счету, у обеих стран нет разногласий. Как заявил глава МИД РФ, и Москва, и Анкара заинтересованы в том, чтобы «конструктивная патриотическая оппозиция, которая пока еще находится на территориях, контролируемых террористами, свои отряды оттуда увела». «Иначе она фактически будет рассматриваться как сообщник «Джебхат ан-Нусры» и ИГ», — добавил Лавров.

Сирийский прорыв

Согласие Турции на уход оппозиционных отрядов с территории «Джебхат ан-Нусры» важно для России, которая еще с прошлого года пытается исключить эту организацию из числа группировок, допущенных к международному мирному процессу по Сирии.

Говоря об «Ан-Нусре», Лавров напомнил про то, что «американские партнеры не могут отделить отдельные оппозиционные отряды от «Джебхат ан-Нусры», хотя давно обещали это сделать».

Москву давно беспокоит эта группировка, которую США и их союзники могут использовать в борьбе против режима президента Сирии Башара Асада, давнего союзника Кремля. Лавров ранее подчеркивал, что спрашивал об этом у госсекретаря США Джона Керри. Он «клянется и божится, что это не так», рассказал глава российского внешнеполитического ведомства. «Но тогда надо посмотреть, почему же американцы со всеми их возможностями не могут вывести с территорий, контролируемых бандитами и террористами, те отряды, с которым американцы работают», — продолжал Лавров.

Глава МИД РФ не случайно упомянул «Ан-Нусру» во время встречи с главой МИД Турции. Известно, что эта страна также поддерживала боевиков этой группировки, которая хотя и считается соперником ИГ, однако следует, по сути, той же экстремистской идеологии.

Обозреватель американского издания The Foreign Affairs Арон Штейн отмечал в своей прошлогодней статье, что Турция начала поддерживать «Джебхат ан-Нусру», видя в ней «противовес» отрядам Рабочей партии Курдистана, которая выступает в том числе за отделение южных курдских районов Турции. Анкара считает РПК террористической организацией. В марте ВС Турции начали наносить артиллерийские удары по позициям курдов в Сирии, которых, кстати, поддерживала Москва.

В связи с этим Турция позволяла «Джебхат ан-Нусре» использовать собственную территорию для подготовки атак против Сирии. Кроме того, Анкара долгое время сопротивлялась попыткам международного сообщества внести «Ан-Нусру» в список террористических организаций.

Земля террористов

По словам главы МИД РФ, Турция приняла новые правила игры в Сирии. Теперь отряды умеренной вооруженной оппозиции, не ушедшие с сирийских территорий, подконтрольных террористам (то есть признанных таковыми со стороны международного сообщества), будут рассматриваться и Россией и Турцией как пособники террористических организаций.

«Те, кто не хочет попадать под удары российской и сирийской авиации, должны уйти с позиций, которые занимают «Джебхат ан-Нусра» и ИГ. Все очень просто, — объяснил Лавров. — Если есть патриотическая оппозиция, конструктивная оппозиция, которая пока еще находится на территориях, контролируемых террористами, — пускай эта конструктивная оппозиция свои отряды оттуда уводит. Иначе она будет фактически рассматриваться как сообщник «Джебхат ан-Нусры» и ИГ».

Сближение позиций России и Турции относительно «Джебхат ан-Нусры» произошло после теракта в международном аэропорту Стамбула 28 июня. Ответственность за этот теракт, который унес жизни 44 человек, возлагают на группировку ИГ.

«Турция начинает понимать, что те деятели, которых она поддерживала, являются врагами самой Турции», — говорит тюрколог, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.

Ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик также считает, что Турции необходимо найти общий язык с Россией по поводу «Джебхат ан-Нусры», чтобы иметь возможность «подкорректировать собственные ошибки». В беседе с «Газетой.Ru» эксперт напомнил, что именно Турция и Катар оказывали финансовую поддержку джихадистам из числа радикальных салафитов, которые пополняли ряды «Джебхат ан-Нусры».

Глава МИД РФ сообщил, что договорился со своим турецким коллегой возобновить деятельность рабочей группы по борьбе с терроризмом.

«У нас с турецкой стороной создана двусторонняя рабочая группа по борьбе с терроризмом, в которую входят представители Министерства иностранных дел и специальных служб. Работа этой группы была последние семь месяцев заморожена, но сегодня мы договорились ее оперативно возобновить», — добавил он.

Сергей Лавров также заявил о том, что контакты РФ и Турции будут развиваться «в том числе и между военными двух стран, учитывая действия наших ВКС в соответствии с приглашением сирийского правительства и учитывая то, что Турция является участником коалиции, которую возглавляют США».