Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Путин зовет на фронт против ИГИЛ

Владимир Путин призывает к созданию коалиции в борьбе с ИГИЛ

Александр Братерский, Василий Петров 16.11.2015, 22:45
Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на саммите G20 Reuters
Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган на саммите G20

Владимир Путин считает возможным создание международной коалиции по борьбе с террористической угрозой. Об этом российский лидер заявил на пресс-конференции по итогам саммита G20 в Анталье. Россия, несмотря на разность ее целей и целей Запада, еще не теряет надежды создать коалицию в Сирии и заручиться мандатом ООН на проведение общей операции, однако добиться этого трудно из-за разности политических взглядов всех игроков в Сирии.

Путин заявил на пресс-конференции по итогам саммита G20, что по-прежнему уверен в том, что международная коалиция по борьбе с запрещенной в России группировкой ИГИЛ еще может быть создана.

«Я думаю, что не только можно, но и необходимо делать (создавать коалицию)», — заявил он, отметив, что сотрудничество может быть налажено как на политическом уровне, так и на уровне спецслужб. Путин напомнил, что во время выступления на Генеральной ассамблее ООН уже призывал другие страны к совместной борьбе в Сирии, а произошедшие события «подтвердили нашу правоту».

Сейчас в Сирии действуют две коалиции, которые с разных сторон и практически не координируя действия с друг другом борются против ИГИЛ. Первая включает Россию, Сирию, Иран, а также шиитскую группировку «Хезболла»; вторая, под руководством США, собрала под своей эгидой такие государства, как Франция, Великобритания, Турция, Саудовская Аравия, ОАЭ и Иордания. Всего в коалиции находится около 60 стран, однако большинство из них играют вспомогательную функцию и непосредственного участия в боевых действиях в Сирии не принимают.

Эксперты отмечают, что заявления Путина о возможности создания единой коалиции были сделаны им после воскресной встречи с президентом США Бараком Обамой, на полях турецкого саммита. Встреча произошла после теракта с многочисленными жертвами в Париже, а также катастрофы российского самолета в Египте, которая, возможно, произошла в результате теракта, совершенного исламистами из ИГИЛ.

Эти события многие в мире считают звеньями одной цепи — по мнению экспертов, они стали триггером для сближения позиций. «После произошедших террористических актов Россия сделала правильный шаг, и сегодня Франция, Великобритания и США должны последовать за этим шагом. Медлить здесь нельзя», — говорит ведущий эксперт центра Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

Свидетельством того, что отношения к действиям России в Сирии начинает меняться, является воскресное заявление президента США Барака Обамы. Во время встречи с Путиным он выразил положительное отношение «к военным усилиям» России в Сирии. Это первая одобрительная оценка роли России в Сирии со стороны США, которые неоднократно критиковали Россию за ее военную операцию в Сирии. Главной претензией со стороны США было то, что Россия в основном направляет свои удары по силам «умеренной оппозиции», а не по радикальным исламистам.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что встреча лидеров России и США не «стала переломной» и «беседа носила конструктивный характер».

По мнению бывшего заместителя главы МИД России Георгий Кунадзе, хотя события в Париже и трагедия с российским самолетом «затушевали принципиальный конфликт» России и США, стороны далеки от потенциального сотрудничества. «Французы нанесли удар по командным пунктам ИГИЛ вместе с США, но Россия тут не у дел», — говорит эксперт.

Лучшей координацией усилий России и коалиции стран во главе с США в Сирии было бы разделение труда и координации авиаударов по базам террористов, считает глава президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. «К примеру, мы бомбим в Сирии, вы — в Ираке» — так характеризует возможную стратегию в борьбе с исламистами Лукьянов.

Хафез Асад 2.0

Возможность установления мостов с Западом — это возможность для Путина выйти из изоляции, в которой он оказался после украинского кризиса. Даже если отношения между Путиным и странами Европы и США не возобновятся в полном объеме, Россия может быть для США ситуативным союзником в борьбе против общего зла. Таким, например, был для США и Великобритании СССР в общей борьбе с нацистской Германией. А в 1990 году членом американской коалиции против иракского диктатора Саддама Хусейна стал его злейший враг, тогдашний президент Сирии Хафез Асад. Сам он использовал ситуацию для налаживания отношений с США.

Однако экс-замглавы МИДа, специалист в области международной политики Георгий Кунадзе считает, что новой «антигитлеровской коалиции» Запад с Россией создавать не будет. «У России есть свое видение ситуации, свои клиенты в Сирии, и поэтому разногласия останутся», — говорит Кунадзе.

Экс-дипломату ситуация в Сирии напоминает антигитлеровскую коалицию уже после войны. «Когда началась дискуссии о будущем Восточной Европы, вся коалиция сразу рассыпалась», — говорит эксперт. По его словам, Украину «нельзя вынести за скобки» в отношениях между Россией и Западом.

Правда, Путин попытался во время встречи «Большой двадцатки» продемонстрировать, что готов идти на компромиссы по Украине, заявив, что Россия готова на реструктуризацию долга в $3 млрд, Россия давала эти деньги дружественному президенту Виктору Януковичу. При этом Путин продемонстрировал коллегам по «двадцатке» еще и кнут: фотографии из космоса, на которых были показаны схемы торговли боевиками нефтью. Он отметил, что финансирование торговли нефтью идет и из стран, которые входят в G20. О том, что нефтью с ИГИЛ торгуют и представители Башара Асада, российский президент умолчал.

Британия спешит на помощь

Во время саммита Путин провел переговоры с британским премьером . На них речь тоже шла об объединении усилий в борьбе с терроризмом, рассказал Песков. «Была отмечена необходимость сотрудничества в этой сфере, понимание безальтернативности сотрудничества многостороннего в деле борьбы с терроризмом», — заявил Песков.

Переговоры с Великобританией по вопросу борьбы с терроризмом имеют важнейшее значение — в Сирии это главный после США член коалиции и многолетний, а иногда и единственный союзник США в международных операциях.

Факт встречи Кэмерона и Путина важен и сам по себе — стороны говорили о нормализации отношений. Известно, что отношения двух стран находятся на очень низком уровне, это произошло из-за вхождения Крыма в состав России. Посол России в Великобритании Александр Яковенко ранее заявлял, что они находятся в стадии заморозки.

Главное противоречие между Россией и Великобританией в Сирии — отношение к фигуре сирийского президента Башара Асада. Британский премьер является активным критиком режима сирийского президента Башара Асада и считает, что он не должен играть роли в переходе власти в Сирии.

«У нас с россиянами есть разногласия во многом из-за того, что они сделали достаточно много, чтобы разрушить не связанную с ИГИЛ оппозицию, которая могла бы принять участие в будущем Сирии», — заявил Кэмерон на пресс-конференции перед встречей с Путиным. Пока неясно, сможет ли встреча лидеров Британии и России обернуться практическим сотрудничеством обеих стран в совместной борьбе против ИГИЛ, однако такая возможность есть, отмечает заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергей Уткин.

Уткин считает, что сближению может способствовать и тот факт, что сама Великобритания готовится к проведению референдума по отношению членства в ЕС.

«Уже сама постановка вопроса делает ее отношения с другими ведущими странами Евросоюза довольно натянутыми. В этих условиях ругаться с Россией им не с руки, несмотря на все разногласия. Вообще складывается ощущение, что разговоры о «российской угрозе» не вызывают отклика у электората, озабоченного совсем другими вопросами», — говорит эксперт. По мнению Уткина, в такой ситуации «можно извлечь выгоду из британско-российских отношений, что в силу политического и экономического веса России вполне возможно.

Будьте готовы, ваше величество

Главной интригой встречи можно считать встречу Путина с королем Саудовской Аравии Салманом ибн Абдул-Азизом аль Саудом, которая проходила за закрытыми дверями. Кремль сообщил, что лидеры двух стран обсуждали вопросы сирийского урегулирования, а также двусторонние отношения.

Член коалиции США в Сирии, Саудовская Аравия настроена наиболее жестко по отношению к Башару Асаду, а также поддерживает наиболее радикальные исламистские группировки, борющиеся против его режима. Саудовскую Аравию нередко обвиняют в том, что она была инициатором создания «Аль-Каиды», но не «Исламского государства», а «Фронта ан-Нусра», который воюет в Сирии. Известно, что ИГИЛ первоначально был филиалом все той же «Аль-Каиды» в Ираке, а у истоков самой «Аль-Каиды» стоял ныне покойный гражданин этой страны Усама бен Ладен, который, правда, был непримиримым врагом саудовской монархии.

По мнению экспертов, Саудовскую Аравию трудно представить в какой-либо коалиции, включающей в себя Иран, так как оба государства являются непримиримыми противниками и рассматривают Сирию как своеобразную шахматную доску.

«Обе страны мыслят себя лидерами исламского мира», — характеризует отношения между Ираном и Саудовской Аравией политолог и экс-дипломат Владимир Ахмедов. Правда, общие точки соприкосновения России и Саудовской Аравии в вопросе ИГИЛ все равно можно найти, ведь исламисты в перспективе угрожают аравийским монархиям не меньше, чем остальным странам региона. Их цель — смести династию саудитов и освободить Мекку и Медину — священные для всех мусульман святыни.

Пока Саудовская Аравия не идет на союз, предложенный Россией, и прибегает к помощи других центров силы. Причем это не Соединенные Штаты, с которыми монархия рассорилась из-за смягчения позиции США по отношению к Ирану.

По словам директора Института религии и политики Александра Игнатенко, Эр-Рияд опирается как на своих сателлитов — Судан, Йемен, Сомали, так и на других союзников, например Египет и Пакистан. Саудовская Аравия финансировала ядерную программу последнего. «Вероятно, существует секретное соглашение о том, что ядерные наработки будут обеспечивать и интересы Саудовской Аравии», — замечает Игнатенко.

Среди тех, кто сможет защитить саудитов в случае возникновения какого-то вооруженного конфликта, направленного непосредственно против этой страны, похоже, оказалась и Франция. По крайней мере улучшение отношений между Эр-Риядом и Парижем совпало по времени с заявлением о том, что Саудовская Аравия обеспечит себе ракетно-ядерный зонтик.

Учитывая различие интересов государств региона, которые принимают участие в военных действиях в Сирии, международную коалицию будет создать очень сложно, однако эксперты отмечают, что Россия не теряет надежды и держит дверь тех, кто готов вступить в коалицию или по крайней мере начать сотрудничать.

Главный козырь, который выдвигают российские дипломаты на переговорах с западными партнерами, — это то, что Россия имеет мандат на ведение боевых действий, пользуясь официальным приглашением законного правительства страны. Эксперты предполагают, что, используя этот козырь, Россия будет добиваться мандата Совбеза ООН на проведение операции в Сирии под эгидой ООН. Такие прецеденты уже бывали: после того как США ввели войска в Ирак, эта страна получила мандат ООН задним числом.

«Некоторые государства не то что двигаются в направлении этой коалиции, но, можно сказать, дрейфуют, — говорит Игнатенко. — Среди них я указал бы, например, Египет, который, разумеется, непосредственно не вступит в эту коалицию. Но если, предположим, дело повернется таким образом, что какие-то вещи будут осуществляться под эгидой Совбеза ООН, то Египет свои воинские формирования обязательно в какие-то международные силы предоставит».