«Он 90-е пережил»

Как служба безопасности вероятного организатора нападения на Кашина стала его «личной гвардией»

,


Управляющий холдинга «Ленинец» Александр Горбунов (в центре)

Управляющий холдинга «Ленинец» Александр Горбунов (в центре)

Анатолий Медведь/ТАСС
Обвиняемые в жестоком нападении на журналиста Олега Кашина работали в службе безопасности оборонного завода «Заслон» (ранее «Ленинец»). «Газета.Ru» выяснила, как охрана завода превратилась в мощную структуру и как его «гвардия» проходила боевую подготовку и испытания «на грани закона», а также решала «щекотливые вопросы».

Отдел 818 и «личная гвардия Горбунова»


Александр Горбунов (именно его Кашин называет организатором покушения) контролировал цепочку связанных между собой юридических лиц. Это компании по разработке и ремонту вооружения и военной техники, бизнес-центр, гостиница, банный бизнес.

Для общего контроля своих структур Горбунов завел управляющую компанию (УК) «Проминвест», которой подчинялась вся служба безопасности вышеперечисленных компаний.

Общее руководство и управление всей безопасностью осуществляла служба безопасности (СБ) группы компаний. Руководитель СБ — директор по безопасности полковник Сергей Агеев, бывший работник центрального аппарата ФСБ и экс-глава информационно-аналитического отдела МВД. «Агеев толковый в этом деле — он ушел из органов на пенсию, и Горбунов его взял к себе, — говорит источник. — Через него он получил контакты с силовиками в разных регионах. Сам Горбунов выстраивал свою службу безопасности по сложным схемам».

Службе безопасности группы подчинялись начальники службы безопасности предприятий — начальники охраны.

Конкретно в «Ленинце» были две параллельные структуры безопасности.

Первая из них — структура, занимавшаяся вопросами в «белой» и «серой» зонах безопасности, — называлась отделом 818. Его курировал Алексей Белишев (по уголовному делу о нападении на Кашина он проходит как свидетель). В подчинении Белишева были: группа быстрого реагирования, вахтово-сторожевая служба и служба охраны. Отдел 818 занимался объектовой охраной: защитой периметра и контролем доступа на предприятие.

Также Белишеву подчинялся информационно-аналитический отдел. В его ведении был сбор общедоступных сведений о сотрудниках, взаимодействие с отделом кадров по получению этих сведений: анкетные данные, соцсети, иски в суды, исполнительное производство и прочее. Белишев и его люди подчинялись непосредственно Александру Горбунову, а по оперативным вопросам — его заму Александру Мешкову (по похищению Горбунова Мешков проходит обвиняемым, с него взята подписка о невыезде, по делу о нападении на Кашина — свидетелем).

По словам источника в службе безопасности (СБ) «Ленинца», если отдел 818 работал в рамках и на грани действующего законодательства, собирая фактуру и все установочные данные на сотрудников, то все «щекотливые» поручения выполняла вторая структура по безопасности — «личная гвардия» Горбунова.

Она служила напрямую Горбунову, за что и получила свое неформальное название. «Гвардейцы» были оформлены на «Ленинце». Так что формально они подчинялись Белишеву как начальнику охраны и обращались к нему по вопросам командировок, отчетности, выделения денег на обслуживание транспорта, методикам подготовки. Также «гвардейцы» тренировались вместе с сотрудниками отдела 818.

Сотрудники из подразделения ГБР (группа быстрого реагирования) считались кандидатами в службу личной охраны Горбунова. В основном помимо внештатных ситуаций ГБР занималась доставкой и охраной делегаций из регионов. Группа подчиняется Александру Маркову, бывшему водителю-охраннику Горбунова.

Также в СБ было несколько людей, отвечающих за взаимодействие с силовиками. Наверху их курировал начальник СБ группы компаний Агеев. Конкретно на «Ленинце» за эту сферу отвечал Александр Мешков как замгенерального директора по административно-правовым вопросам. Взаимодействие по этому направлению нужно для защиты гостайны, лицензии ФСБ на работу с гостайной и сотрудничеству в расследованиях по нарушениям на заводе.

Жесткий отбор в «гвардию»

«Гвардия» Горбунова состояла из наиболее подготовленных сотрудников, готовых работать по самым «щекотливым вопросам», утверждает источник. В «личную гвардию» входил и Данила Веселов, один из обвиняемых в жестоком избиении журналиста Олега Кашина.

Кандидат в службу безопасности должен был пройти целый ряд психологических тестов и жестких физических испытаний, включая спарринг с профессиональными спортсменами, участвовавшими в боях без правил. А затем без замечаний полгода проработать на испытательном сроке.

При отборе приветствовалось наличие криминального опыта, утверждает собеседник. По его словам, за человеком устанавливалось наблюдение, он прогонялся через полиграф. Кроме того, во время испытательного срока бойцам ставились «творческие нетривиальные задания», на грани закона. Например, надо было демонстративно нарушать ПДД перед сотрудниками ГИБДД, а потом уйти от погони. «Если не получалось оторваться на машине, то можно было ее кидать и убегать на своих двоих. Главное — не попадаться сотрудникам полиции. Машина же впоследствии выкупалась со штрафстоянки. То есть давались мелкие криминальные поручения, за которые посадить не могли, но бойцы должны были их выполнять, если хотели работать», — рассказывает источник.

Бойцы получали от 100 тыс. руб. При трудоустройстве заключалось два договора.

Один — гласный, по Трудовому кодексу. Во втором, негласном, обговаривались выплаты на случай гибели, потери здоровья и уголовного преследования. Если человек попадал в тюрьму и молчал, то его семья продолжала получать зарплату. Там были оговорены суммы за каждый день заключения.

Собеседник «Газеты.Ru» вспоминает несколько задержаний сотрудников, но до суда дело ни разу не доходило. «Была отработана система. Сразу после задержания приезжали юристы, и начинались звонки сверху в отдел полиции, который задерживал бойца», — объясняет он.

Проверки на лояльность

Источник в службе безопасности оценивает Александра Горбунова как «человека чрезвычайно умного и при этом очень циничного». «Он всегда оценивающе смотрит на людей, улыбается. А в разговоре берет паузы. Любит задавать провокационные вопросы и раздергивать человека на эмоции. Кроме того, Горбунов любил устраивать бойцам неожиданные проверки», — вспоминает собеседник.

Например, человека ни с того ни с сего ночью вывозили в лес в Новгородскую область, за 200 км от Питера. Там у него забирали мобильный телефон, деньги и документы, складывали их в специальный пакет и опечатывали.

После сотрудника оставляли, и он должен был без денег, документов и звонков по мобильному добраться до Питера. За успешное возвращение платили премию — 30 тыс. руб.

«Также была попытка договориться с кинологами, чтобы те дали собак для тренировок. Собак бы травили на бойцов, а те должны были отбиваться от них голыми руками. Но никакой кинолог на такое не пойдет. В общем, Горбунов серьезно подходил к отбору людей в охрану. В итоге набрался ансамбль индивидуальностей, способный творчески подойти к любой задаче», — говорит источник.

«Творческие задачи»

29 сентября агентство FlashNord обнародовало пленку, на которой, по утверждению Кашина, слышен голос Горбунова. Человек с этим голосом отдавал жесткие распоряжения по работе со своим бывшим сотрудником Андреем Марьясовым. Подлинность записи подтверждают оба источника «Газеты.Ru» с «Заслона».

«В 2012 году из «Ленинца» уволился инженер-разработчик Андрей Марьясов, который на новое место работы увел с собой часть коллектива проекта «Премьер» по модернизации самолета А-50. «Марьясов работал на заводе очень долгое время. Сам он внешне был ничем не презентабельный, но он умел подсадить на идею свое окружение. И возле него сложился такой творческий коллектив из молодых инженеров, схемотехников и программистов», — рассказывает источник с завода «Заслон». Согласно его рассказу, Марьясов вместе с коллегами каждую неделю выезжали за город на один из островов на Онежском озере, где разбивали палатки. Однажды, возвращаясь с пикника, Марьясов перевернулся на машине и улетел в кювет. Один из сотрудников, сидевших рядом с ним, погиб. «Сотрудников безопасности подняли по тревоге, на место они поехали с полицией. Службе была поставлена задача собирать материал по данному делу и лично по Марьясову. Сфотографировать всех членов семьи, все его авто, пообщаться с докторами.

При этом материал надо было собирать так, чтобы его можно было потом повернуть как в защиту Марьясова, так и против него.

Когда же Марьясов ушел на другое предприятие и увел за собой сразу несколько десятков человек, которые работали по одному очень важному направлению, то вся фактура, собранная ранее, была пущена в ход», — объясняет источник.

Личная гвардия в деле Кашина

После избиения Кашина безопасность на «Заслоне» усилили. Журналист «Коммерсанта» Олег Кашин был жестоко избит в Москве 6 ноября 2010 года — неизвестные сломали ему челюсть, голень и пальцы.

Осенью 2010 года сотрудников «Ленинца» собрали на совещание и сказали, что по ряду причин вокруг завода обостряется обстановка, поэтому все службы должны перейти на усиленный режим, утверждает источник в СБ.

«Кроме того, было объявлено, что против нас могут работать как правоохранительные органы, так и частные структуры, обладающие неограниченным ресурсом. Имя Кашина не упоминалось. Я в начале думал, что усиление связано с погромом на одном из рынков в Питере. У Горбунова же были подвязки в молодежной среде, думал, может, с какими-то движениями у него есть связи, — вспоминает собеседник. —

Но потом еще раз на одном из совещаний было сказано, что в качестве вероятного противника мы рассматриваем службы безопасности Алишера Усманова (владелец ИД «Коммерсантъ», где работал избитый журналист), который заявил, что постарается найти заказчиков Кашина.

Стало понятно, что, возможно, наше усиление связано именно с этим делом и Горбунов, как, возможно, еще кто-то из сотрудников, может быть причастен к этому делу. Но это были только догадки».

В рамках усиления было установлено контрнаблюдение, переписывались все номера автомобилей, кроме того, больше людей перебросили на охрану маршрутов. Лобовых столкновений с частной службой безопасности и силовиками у СБ «Ленинца», по утверждению источника, не было.

Обстоятельства похищения Горбунова

Вечером 1 апреля 2014 года Александр Горбунов на Toyota Land Cruiser 200 с водителем отъехал от здания «Ленинца» на улице Коли Томчака. Две машины его кортежа проехали по улице с односторонним движением. И здесь они попали в ловушку: джип Горбунова обогнала «Лада» с цветографией ДПС, а с тыла его блокировал Volkswagen Multivan. Неизвестные в масках, с оружием крикнули «ФСБ» и надели на Горбунова наручники. Через 30 часов его отпустили. Позже в полиции Санкт-Петербурга сообщили, что неизвестные похитили у Горбунова деньги и цифровую технику.

Однако, по данным издания «Фонтанка», на самом деле похитителям были нужны не деньги: они спрашивали Горбунова о заказчике нападения на Кашина и под пытками заставили бизнесмена признаться, что заказал нападение на журналиста якобы губернатор Псковской области Андрей Турчак, а сам Горбунов выступил организатором преступления.

Одним из исполнителей нападения на журналиста был Данила Веселов из «личной гвардии». В начале нулевых Веселов принимал активное участие в боях по правилам ММА, представляя известный питерский клуб Red Devil, членами которого в разные годы были такие популярные бойцы, как Роман Зенцов, Михаил Заяц, Федор и Александр Емельяненко.

В организации похищения также обвиняется зам Горбунова Александр Мешков.

«Другой нападавший и фигурант дела — охранник на воротах «Ленинца» Вячеслав Борисов. А вот третий человек, который их увез на машине, Михаил Кавтаскин, ветеран Чечни, имеет высшее образование, родом из ленинградской Луги, — говорит один из источников в «Ленинце», знакомый с ходом расследования. — Он на момент нападения на Кашина был привлечен со стороны и случайно там оказался. Но потом его все пять лет прятали, как и всех остальных участников.

Кавтаскин не знал, что планируется сделать. У него была информация, что цель надо облить краской.

Когда задача изменилась — Веселов не стал ему объяснять».

Источник в СБ «Ленинца» рассказывает, что Горбунов всегда ездил одним опасным маршрутом и не реагировал на просьбы отказаться от него: «Предлагал охране не учить его, он ведь 90-е пережил. 1 апреля служба безопасности приехала на работу, все стали взаимодействовать с правоохранителями, отрабатывать камеры на маршруте движения».

По словам источника, Горбунову даже не помогла его зацикленность на слежении за сотрудниками: «В кабинете над рабочим креслом у него висела такая здоровая картина: на фоне звездного неба черная угрюмая пантера сидит над обрывом, выслеживая добычу. Он пытался все вокруг контролировать: давал указание создать специальную программу, которая позволяла бы подключаться к мобильным устройствам сотрудников завода, слушать все их разговоры и, когда надо, включать камеру и вести запись. Но задача оказалась невыполнимой». Слова источника в СБ подтверждает бывший топ-менеджер «Ленинца».

«Вопросы по структуре службы безопасности завода «Ленинец», а также кто кому подчинялся и у кого какие были должностные обязанности в системе охраны не подлежат на данный момент разглашению. Эти вопросы входят в материалы следствия. С нас была взята подписка о неразглашении, и мы не имеем права ничего говорить по этому поводу», — сказал адвокат Горбунова Владимир Тэн.

На «Заслоне» на запрос «Газеты.Ru» о подробностях работы структуры безопасности пришел следующий ответ за подписью спикера Евгения Григорьева. «Благодарим вас за бесплатную рекламу нашего предприятия на вашем сайте. Необходимо учесть, что структура АО «Заслон» является государственной тайной, — написано в ответе. — Специально для романтически настроенных и любознательных молодых журналистов сообщаем: в отделе кадров АО «Заслон» есть разные вакансии, где, пройдя собеседование и определенные процедуры, вы и ваши коллеги можете более предметно погрузиться в жизнь предприятия, походить на работу, посмотреть на сотрудников, цеха, аппаратуру».