«Скоро все наладится, как считаете?»

Репортаж «Газеты.Ru» с крымской границы



Активисты заблокировали автотрассу у поселка Чонгар на границе Украины и Крыма

Активисты заблокировали автотрассу у поселка Чонгар на границе Украины и Крыма

Денис Петров/РИА «Новости»
Водители грузовых фур из-за перекрытия крымскими татарами всех трех контрольно-пропускных пунктов с Украины в Крым, как и сами крымчане, оказались заложниками блокады. Имея на руках все необходимые документы на груз, они не могут пересечь КПП и дожидаются открытия границы. Дальнобойщики говорят, что поддерживают Украину, но хотят работать и понимать правила игры, потому что еще недавно торговля с Крымом всячески поддерживалась властями.

Дорога на Чаплынку (КПП на границе Херсонской области и Крыма. — «Газета.Ru») как из книг Стивена Кинга. Жара, бескрайние поля вперемежку со степью вокруг и страшный асфальт, искореженный сотнями тяжелых длинномеров. И так почти 130 км. Единственный плюс дороги — она идет через заповедник Аскания-Нова.

О приближении к границе можно узнать лишь по фурам. Пока ехали, насчитали восемь возвращающихся автопоездов. Когда подъехали, увидели бесконечную очередь. Впрочем, не такую уж и бесконечную — всего в ней оказалось 85 фур. Перед границей знакомая компания — люди с шевронами «Правого сектора» (организация, законодательно запрещенная в России. — «Газета.Ru»), ветераны батальона «Донбасс», «Автомайдан Одесса» и «Самооборона майдана».

Много флагов, людей же около сотни. Фуры и водители стоят подальше от всего этого разношерстного и шумного лагеря. В лагере обед. В вырытой яме в огромном котле варится суп. «Риса не было, поэтому просто полевой суп, — приглашает к столу человек в камуфляже. — Берите хлеб, помидоры, пробуйте!»

Приглашение касается не столько нас, сколько нескольких серьезных ребят с автоматами. Это милицейский батальон специального назначения «Херсон». Палок резиновых у них нет, наручников и газовых баллончиков — тоже. Эти люди совсем недавно стояли на блокпостах под Донецком в районе Курахово. Сейчас они залог гражданского мира здесь.

Чуть подальше стоят дальнобойщики. Группа мужиков возле грузовиков вяло отбивается от проходящих съемочных групп. «Да пусть они идут подальше, — говорит ближайший из мужиков. — Показали тут недавно одного пьяного. Мол, все дальнобойщики пьют! Каждый что хочет, то и лепит. Давно ли стоим? С пятницы! Причем все!

Нас затаможили всех до 20 сентября, у всех документы в полном порядке, прошли проверки уже и в милиции, и в прокуратуре.

Все машины, которые тут остались, имеют полный комплект документов и просто не успели пройти по очереди до начала этой акции. А теперь стоим, хозяева груза не разрешают возвращаться. Вон, слышите, двигатель у рефрижератора работает? Он так третьи сутки соляру жжет, ее ему кто-нибудь оплатит?»

Мужики разные и машины у них разные. Спрашиваю про груз, откуда родом. Отвечают практически хором: «Тут отовсюду! Николаев, Львов, Херсон, Днепропетровск, Скадовск... Я пенобетон везу. Мы картошку, но в нашей группе большинство комбикормом загружено в Красногвардейское, там птицефабрика его ждет».

Десяток машин под завязку забиты комбикормом. Они на грани принятия решения на отъезд — комбикормовый завод, на котором они грузились, расположен в 70 км. Можно вместе поехать и стать под окнами хозяев груза в ожидании решения проблемы. Самый активный временный хозяин машины с пенобетоном объясняет «политику партии» журналисту:

«Я неделю назад ехал, тут семь машин было, — рассказывает один из дальнобойщиков. — Потом полсотни, а потом до 170 дошло. Очень медленно российские таможенники работали, их меняют часто. Новая смена пока привыкнет. Тут кого только мы не видели: и бурятов, и из Пскова ребят, сейчас Рязань заняла пост, а на Чонгаре (другой контрольно-пропускной пункт на границе. — «Газета.Ru») из Мурманска таможенники. Вы из русской газеты? Напишите, чтоб крымчан ставили, мы с ними быстрее крутиться сможем. Скоро все наладится, как считаете?»

«У нас у кого что, — подключается другой водитель фуры. — Много картошки, овощей, еще осталось мясо и часть напитков. Централизованно дали команду на возврат грузовикам с соками «Сандора», потом с напитками, сразу развернулись рефрижераторы с молочкой и другой быстропортящейся продукцией... И в первый же день — думаю, это были подставные, под аплодисменты — пара фур татарских развернулась. Нас тоже просили развернуться, но мы-то что можем сделать?

У нас все по закону, все прошли до акции, мы такие же украинцы, чего нас милиция не защищает?

Мы тут хотели написать заявление в милицию на беспредел, так они сразу пешеходный переход нарисовали. Мол, будут по закону непрерывно ходить тут. Только не пишите, что мы предатели какие. Мы Украину поддерживаем, просто работать хотим и понимать, что дальше будет. Рассказывать, что тут контрабандисты даже не стоят. Если взятку, к примеру, заплатить и проскочить, то без документов российские таможенники никуда не пустят!»

В палаточном городке спрашиваю, сколько все-таки продлится транспортная блокада Крыма. «Крымские татары тут вечно сидеть не будут, — говорит один из активистов. — Как только правительство Украины примет закон о запрете торговли с Крымом, мы уйдем».

Украинское правительство в свое время продавило через парламент закон о СЭЗ «Крым», который легализовал торговлю с полуостровом. Тем, кто возит товары в Крым, даже возвращали НДС. Сейчас, видимо, тренд меняется.

Напротив богом забытой Чаплынки горят огни большого города, по степи идут мощные линии электропередач, проложена железнодорожная ветка. Там в Крыму Армянск с градообразующим «Крымским Титаном». В бурлящем лагере «Гражданской блокады Крыма» идеи возникают одна за другой и еще там очень обижается на определении «продуктовая блокада». Настаивают на блокаде «торговой». Вчера вечером кому-то пришла мысль, что неплохо бы блокировать поставки сырья на «Крымский Титан». Они идут по местной железнодорожной ветке. И этой ночью на железнодорожном пути были установлены бетонные блоки. Теперь Крыму грозит еще и «содовая блокада». Кроме того, в лагере «блокирующих», где скопилось много ветеранов АТО, все громче звучат призывы к прекращению электроснабжения Крыма. Нельзя исключить партизанских действий против линий электропередач, которые в здешних степях никак не охраняются.

«Крымский Титан» — крупнейшее в Восточной Европе производство диоксида титана применяемого в лакокрасочной, резинотехнической промышленности, при производстве пластмасс и во многих других отраслях. Предприятие принадлежит украинскому олигарху Дмитрию Фирташу и перерегистрировано в России в 2014 году.

К вечеру 22 сентября на пункте перехода границы Чаплынка из 85 машин осталось 36, на Колончаке тоже стоит три десятка фур. Нервы у хозяев грузов потихоньку сдают нервы и они убирают грузовики с трассы. При этом ночью в Херсонской области на дорогах в сторону границы можно встретить ночующие группы грузовиков. Они безнадежно ждут смягчения режима блокады и возможности проезда в Крым.

И непохоже, чтобы акция, явно пользующаяся негласной поддержкой украинской власти, свернулась в ближайшие дни.