Пенсионный советник

«Военторг» идет в Донбасс

Репортаж из донбасского села Старогнатовка, где завтра ждут войну

Дмитрий Кириллов, Сергей Ваганов, Владимир Дергачев 14.08.2015, 13:55
__is_photorep_included7686688: 1

Корреспондент «Газеты.Ru» побывал в Старогнатовке на мариупольском направлении и выяснил, почему обе стороны конфликта на востоке Украины заговорили про скорое наступление врага. Бои в Донбассе в последние дни активизировались во многих точках фронта, стороны открыто используют запрещенное минскими соглашениями тяжелое вооружение, а в рядах ополчения говорят о небывалой активности «военторга», даже более серьезной, чем перед Минском-1 и 2.

«Грады», 122-мм гаубицы, 120-мм минометы — это именно то оружие, с которого обстреливаются позиции украинской армии. И это именно то оружие, что запрещено к использованию минскими соглашениями, — так охарактеризовал ход боевых действий пресс-секретарь сектора «М» зоны АТО Ярослав Чепурной. — Наши позиции подвергались особо интенсивному обстрелу в субботу, воскресенье, а в понедельник в 3.25 утра враг пошел в наступление на опорный пункт 72-й механизированной бригады, понес потери и отступил. Наши части пошли в контратаку и взяли несколько важных высот. Сейчас постоянным обстрелам из «Градов», минометов и артиллерийских систем больших калибров подвергаются позиции нашей армии. География обстрелов довольно широкая — это и Старогнатовка, и Богдановка, и Чермалык, и Новотроицкое. К сожалению, у нас есть потери от этого огня — один военнослужащий убит и девять ранено».

Ярослав Чепурной, полковник, пресс-офицер сектора «М» Сергей Ваганов
Ярослав Чепурной, полковник, пресс-офицер сектора «М»

«Только после того, как враг пошел в атаку, — продолжил полковник, — об этом было доложено президенту Порошенко и руководству миссии ОБСЕ. И был получен приказ на применение всего вооружения, которое есть в наличии. Мы сейчас тоже отвечаем из тяжелого вооружения существенным огнем».

На передовой

Сам факт того, что пусть не на передовую, но в Старогнатовку вывезли журналистов, говорит о некотором снижении накала боев. И еще о том, что при всем росте напряжения на линии противостояния в Донбассе, сотнях взаимных артиллерийских обстрелов, пролетов беспилотников, угроз и обещаний, полноценной войны на востоке Украины пока нет. Стороны скорее сосредотачиваются и повышают градус напряжения.

В Старогнатовке было грустно, как в любом селе, где недавно посреди относительного благополучия внезапно стали рваться снаряды. Женщины плачут при интервью, и само общение происходит под непрерывный грохот канонады где-то впереди.

«Это 122-мм гаубицы бьют по нашим передовым позициям в Богдановке. Может, и САУ. Все запрещенное минскими договоренностями. А мы пока не отвечаем», — сообщил сопровождавший нас солдат с глушителем на автомате. Он, видимо, не знал, что старший по званию уже «засветил» разрешение президента открывать огонь.

Мы пытались узнать что-то у местных. «Та что говорить, — махнула рукой проходившая женщина. — Было у нас село знаменитое в 1980 году. Олимпийского чемпиона дало. А теперь вот в 2015-м прославилось. Стреляло что-то раньше, но не так. София Маркиева меня зовут. Не буду больше говорить, сил нет!»

Мимо проходил опрятный мужчина в белой рубашке и буханкой хлеба под мышкой. Оказалось, местный доктор Андрей Михайлович.

«Я терапевт из старогнатовской амбулатории, — рассказывает он. — Заходило ли ДНР в село? Да нет, и близко такого не было. Там позиции в поле дальше украинские, и здесь все время Украина была. А до Новой Ласпы тут 9 километров. Там и воевали. Кто б подумал о простых людях, которых гибнет больше всего и ни на каком телевидении этого не показывают! Приняли бы какое-нибудь простое решение. Гоняются все за величием страны…»

Мы уже знали, что местных жителей, что пострадавших в селе не было. И разрушений не так чтоб много. Увидели один разбитый в труху дом, на развалинах которого бродила пара солдат. В него было прямое попадание чего-то крупного.

«Та только развиднелось и как гахнуло, — пояснил проходивший дед. — Щепу, толь, обломки какие-то подняло! Ну я вышел минут через пятнадцать, глянул. Специалисты приезжали, трое ребят, сказали, что артиллерийская самоходка била. Страшно мне? Скажу, что не страшно, не поверите! А куда уезжать? Бросить все, чтоб все вандалы разнесли. Мы ж не предприниматели какие. У нас все, что есть, — в доме. Федор Иваныч меня зовут, Сагера».

Развалины дома после прямого попадания крупнокалиберного снаряда, село Старогнатовка, 13 августа Сергей Ваганов
Развалины дома после прямого попадания крупнокалиберного снаряда, село Старогнатовка, 13 августа

Бойцы вокруг особо не разговорчивы. Знают, что погиб старший лейтенант, знают «трехсотых» (раненых. — «Газета.Ru»). И не на диктофон и камеру признают, что бойцы добровольческого украинского корпуса «Правого сектора» (запрещенная в России организация) сражались с ними рядом. Официально подразделения ПС отводили части от линии фронта в связи с подготовкой к вхождению в состав вооруженных сил.

Впрочем, их присутствие тоже не скроешь. В четверг, 13 августа, из мариупольского морга сестра забирала тело Виталия Тилиженко. Он был не простым бойцом ДУК. Виталий организовывал в Киеве митинг протеста против демилитаризации Широкино. Организовал и 8 августа приехал под Мариуполь. Погиб в бою под Старогнатовкой.

«Верите, сил нет, — измученно выдала волонтер Галина Однорог. — За два дня седьмое тело отдаем. Ночами не сплю. В холодильнике бутылки с водой морозятся. Транспорт ищем, помогаем…»

Из семи погибших один морпех, старший лейтенант. Получается, что «Правый сектор» потерял больше всех под Старогнатовкой. Как-то просочилась информация, что один погибший «не боевой». Под Волновахой погиб в ДТП.

«Наши работают на опережение»

Тут все всех знают. Волонтеры ездят по всем позициям, помогают и знают, где опытные, где «новые». И еще созваниваются со всем побережьем. И знают, например, когда вывели технику из Новоазовска и Саханки в Донецк. И когда «военторг» завел сюда новых взамен. Сколько, каких позиций и какое количество солдат. При этом по поводу обстановки на фронте как-то не беспокоятся.

«Наши работают на опережение. Это не афишируется, но опыта много уже. А те, что вошли, его через кровь получат. Я за Мариуполь спокойна. Тут ничего не будет», — скупо пояснила лидер «Нового Мариуполя» Маричка Подыбайло.

Под «военторгом» и ополченцы, и украинские силы подразумевают российскую военную помощь, которую официально отрицает Минобороны РФ.

Людей из Восточного в Мариуполе видишь сразу. Они не высыпаются. Которую ночь подряд живут под канонадой.

«До 4 утра не спала, — делится Ирина Перкова. — Дети малые, сразу в подвал не опустишь. Надо, чтоб кто-то вниз спрыгнул и принимал, получается долго, в два приема. Так, за руки не опустишь, ногами пол не достают. У меня пацаны — 4 и 6 лет. А «гупало» так, что по улицам сигнализация у машин срабатывала массово. Окна приоткрыли пластиковые, чтоб не вынесло, не перекосило. Взрывалось где-то под окраиной.

Говорят, из танков оттуда били, из-под Талаковки. И над домами серьезно летело в ту сторону. Отвечали. А пацаны спали, а я рядом сидела, гадала — когда будить. Ждала, вдруг что рядом будет прилетать, взрываться».

Ирина в среду ездила в Марьинку с гуманитарной миссией.

«Как в Марьинке? — продолжает она. — Знаешь, как будто жизнь — вот так, как песочные часы разбитые, взяла и посыпалась. Там не стреляли сутки. Но в городе тишина полная, люди по домам сидят, мужик при этом в жилетке газоны косил, и слышно, как флаг в тишине на мэрии трепетал! Соцработники говорят, что из восьми тысяч жителей осталось в районе пяти. Еще там перестали очищать воду, повредило что-то, и берут прямо из водоема в водопровод. Кипятят, говорят. Мне дали попить водички — оказалось из речки! Жалуются, что в магазины, бывает, не завозят. Как стрельба, так блокпост на въезде машины с товаром не пускает. Так у них на этот случай «Военторг» свой есть. Они так магазин сразу за блокпостом зовут. Солдаты там скупляются сами и туда, рядышком, товар всегда запускают».

Село Старогнатовка, 13 августа Сергей Ваганов
Село Старогнатовка, 13 августа

При этом нельзя не заметить некое спокойствие, плановость. Вот полк «Донбасс», говорят, получил предписание на передислокацию под Запорожье. 161-й отдельный разведывательный батальон, в котором перемешаны мобилизованные и бойцы УНСО (организация запрещена в России), в плановом порядке отправил домой по демобилизации 35 опытных обстрелянных солдат (их встречу в Киеве показал один из телеканалов). На смену им пришли призывники из «Самообороны Мариуполя». Добровольческие части, конечно, волнуются. И следят, как там держат Широкино морские пехотинцы. Но пока по тревоге никого не поднимают.

«Серьезное оживление «военторга»

Беседы с донецкими дают ту же картину обстрелов. Особо достается Горловке. При этом очень, ну правда, очень много информации о грядущем наступлении сил ДНР. Иногда кажется, что даже слишком много. Говорят, в Мариуполе и в Донецке об одной близкой дате — 15 августа. Следом сразу прогнозируют 19-е. Вдруг в субботу никакого наступления не случится. При лавине обстрелов и артиллерийских дуэлей в наступление как-то не верится.

Из таких пазлов складывается картинка скорее ожидания атаки, чем ее подготовки. И со стороны самопровозглашенных республик, скорее, резкий подъем напряжения, чем плановое наступление.

Во что все это выльется? Подождем 15-го и 19-го. Пока за окном снова загремела канонада.

Источники в частях говорят, что Старогнатовка далась большой кровью нападавшим.

Говорят о попадании целого подразделения на минную ловушку. Правда или нет — не проверишь. Но атакующие укрепленные позиции всегда несут потери. А тут к обороне готовились долго и тщательно. Со всех сторон.

Координатор негуманитарной помощи ДНР Александр Жучковский тоже говорит про обострившиеся на фронте обстрелы.

«Боевая готовность на всех участках, серьезное оживление «военторга» и военных советников, большая активность БПЛА, попытки прорыва на южном направлении, увеличение количества жертв и потока раненых в госпитали», — рассказывает ополченец «Газете.Ru».

Село Старогнатовка, 13 августа Сергей Ваганов
Село Старогнатовка, 13 августа

По его словам, у линии фронта ВСУ выстраиваются в боевой порядок. Обе стороны активно используют беспилотники, и разведка ополченцев фиксирует на линии соприкосновения появление новых огневых точек и подтягивание тяжелой бронетехники. Боевая готовность в ополчении соблюдается во всех подразделениях первого и второго эшелонов, особенно в районе Волновахи на юге, где располагаются крупные силы ВСУ и ополченцы ждут прорыва. В ополчении называют три возможных направления удара ВСУ, которые могут предварять усиленные артобстрелы: с юга через Тельмановский район, на Донецк с Марьинки-Красногоровки и на Горловку. Кроме того, говорят о возможном лобовом ударе на Донецк в районе Пески.

Жучковский также отметил небывалую активность «военторга». На вопрос, похожа ли картина на прошлые наступления ДНР и ЛНР, он говорит, что да, «все повторяется», но отличие в том, что сил с обеих сторон у фронта сосредоточено гораздо больше.

«Зашла довольно крупная группировка, превышающая по объему ту, что участвовала и страховала военные силы Новороссии в зимнюю кампанию, — отмечает он в фейсбуке. — Не называя конкретных цифр, могу предположить, что в случае разворачивания крупномасштабных БД на уровне прошлого лета численность «отпускников» и техники будет не меньше, чем в августе прошлого года (когда была предотвращена опасность отрезания ДЛНР от границ с РФ и «заварен» иловайский котел). Группировка разделилась на две части, подстраховывая ВСН как минимум на юге ДНР и на опасных участках в ЛНР. На фронт вернулось много «кураторов», отозванных в Москву два месяца назад. С поставкой боеприпасов у ополчения проблем сейчас нет, а вот «горючки» пока мало, на это жалуется большинство командиров».

Топливо, по словам ополченца, выдают дозированно, «под задачу». «Что касается нашего тяжелого вооружения, то что совсем недавно в порядке «мирной демонстрации» отводилось, сейчас возвращается назад. Как, например, у батальона «Викинг» в Тельманово, где отводились орудия даже менее 100 мм, после инцидента под Белокаменкой вооружение аврально подтащили обратно. «Демонстрация мира», выполняемая в одностороннем порядке, оказалась не нужна ни западным, ни украинским «партнерам», а где-то могла подвергнуть большому риску наших бойцов, в случае не разведки боем, а реального прорыва ВСУ», — утверждает Жучковский.

Сторонник самопровозглашенных республик и военный аналитик Борис Рожин пишет в своем блоге, что, несмотря на высокую интенсивность боевых действий в ночь с 12 на 13 августа, о чьем-либо наступлении пока говорить рано. Речь скорее о том, что позиционная война переходит в высокоинтенсивную фазу: «Возможно, в ближайшие 1–2 дня будут предприниматься попытки стравить пар и вернуть ситуацию с июньско-июльскому состоянию».

Село Старогнатовка, 13 августа Сергей Ваганов
Село Старогнатовка, 13 августа

Следующая встреча в рамке мирных минских соглашений состоится 26 августа, анонсированы переговоры и в сентябре. До этой поры соглашения могли только остановить масштабные боевые действия и зафиксировать линию фронта. Прогресс же по политическим пунктам был почти нулевой. Если в регионе возобновятся масштабные боевые действия, то это может окончательно похоронить второй пакет минских соглашений, как это и произошло с предыдущим договором. Но при этом дать дополнительные весомые аргументы при следующих торгах, как это было с наступлением ополченцев перед Минском-1 и Минском-2.

С другой стороны, любой сдвиг линии фронта в пользу ополченцев будет грозить серьезным усилением западных санкций в отношении России и дальнейшим ослаблением ее экономики.