Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Маленькие партии в большой стране

ИСЭПИ проанализировал предвыборные стратегии малых партий

РИА «Новости» / Владимир Астапкович
Ряд партий, имеющих право участвовать в думских выборах без сбора подписей, фактически заморозили свою деятельность в ожидании 2016 года. Такой вывод содержится в аналитической записке близкого к Кремлю фонда ИСЭПИ. Авторы документа предлагают увеличить количество регионов, в которых партиям нужно иметь представителей для получения федеральной льготы. Не следует так часто менять правила игры, полагает эксперт.

Близкий к Кремлю Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) подготовил аналитическую записку «Система квалификации партий на выборы в Государственную думу: практика функционирования и влияние на развитие партийно-избирательной системы».

Система квалификации (или, иначе говоря, фильтров) для малых партий была введена в начале этого года, когда во втором чтении принимался законопроект о выборах депутатов Госдумы. В соответствии с поправками без сбора автографов на выборы в Госдуму допускаются партии, уже представленные в парламенте; партии, набравшие на прошлых выборах не менее 3%; плюс партии, имеющие хотя бы одного депутата-списочника хотя бы в одном заксобрании региона.

На момент принятия закона таких «льготниц» было двенадцать: помимо четырех парламентских партий, это «Яблоко», «Патриоты России», «Родина», «Гражданская платформа», Российская партия пенсионеров за справедливость, РПР-ПАРНАС, «Коммунисты России» и «Правое дело».

По итогам выборов 14 сентября право выдвигаться без сбора подписей получили еще две партии: «Гражданская сила» (прошла в заксобрание Ненецкого автономного округа) и «Зеленые» (преодолела барьер в Кабардино-Балкарии).

Согласно записке ИСЭПИ, прошедший избирательный цикл выявил несколько типовых стратегий участия в кампании тех малых партий, которые уже имели право выдвигаться в Думу без сбора подписей.

«Наиболее продуктивная и перспективная стратегия для долгосрочного развития партий — это продолжение активного участия в кампаниях регионального уровня» и переход на уровень муниципальный. В нынешнем году такой стратегии придерживались «Патриоты России», «Родина» и «Коммунисты России», констатируют в ИСЭПИ.

«Рациональной и относительно перспективной стратегии — участия в выборах только в удобных для партии регионах, где у нее уже есть ядро и прошлые успехи» придерживались «Гражданская платформа», Российская партия пенсионеров за справедливость и «Яблоко». При этом ГП «почти полностью проигнорировала выборы в региональные парламенты, где ее кандидатам пришлось бы собирать подписи» (на региональных выборах также введена система фильтров, которая ограничивает партии в выдвижении кандидатов без сбора автографов. — «Газета.Ru»). ГП участвовала только в одной кампании по выборам заксобраний из четырнадцати. Зато она воспользовалась возможностью выдвигать кандидатов без сбора подписей в ряде субъектов на выборах городских дум (Иркутская область, Калмыкия) и получила там представительство.

Российская партия пенсионеров за справедливость также участвовала на выборах в заксобрания только в одном регионе — Тульской области, родине своего лидера Игоря Зотова, но не получила ни одного мандата. Однако 4%, полученные партией, «позволили вытеснить из облдумы эсэров и не пустить туда «Родину».

Что касается «Яблока», то, говорится в записке, «имея возможность выставить списки и одномандатников на выборах во всех 14 субъектах», партия участвовала только в семи кампаниях, а дошла до дня голосования в шести. Ключевая ставка делалась на Москву и Татарстан, «в остальных регионах «Яблоко» лишь напоминало о себе избирателям, боролось с соперниками по демократическому лагерю или пыталось снять с выборов конкурентов в судебном порядке». В то же время партия участвовала почти во всех выборах городских дум, проходивших по спискам.

«Экономичную пассивную стратегию — выдвижение только в случаях, когда для этого не требуются серьезные организационные и финансовые ресурсы от федеральных органов партии» в последние два года, по мнению ИСЭПИ, использует РПР-ПАРНАС. Нынешний цикл партия «не использовала для укрепления политической идентичности, адресной работы с избирателем в регионах и преодоления последствий внутрипартийного раскола». На выборах в заксобрания РПР-ПАРНАС выдвинула списки только в двух регионах — Республике Алтай и Туве. Там она могла участвовать без сбора подписей. «Наоборот, столкнувшись с необходимостью сбора подписей за своих кандидатов, партия проигнорировала выборы в Москве — ключевом регионе для либерально-демократической оппозиции на будущих выборах в Госдуму», — пишут эксперты ИСЭПИ.

Еще одна партия, имеющая федеральную льготу, «Правое дело», продемонстрировала «переход в «спящий режим» на партийных выборах и переориентацию на участие в выборах губернаторов в основном в политтехнологических целях». Партия не участвовала ни в одной кампании по выборам заксобраний. «Представители «Правого дела» получили помощь при сборе подписей муниципальных депутатов на выборах глав Коми и Псковской области и в обоих случаях заняли последнее место», — констатируют авторы записки.

Что касается двух партий, которые по итогам региональных выборов пополнили список тех, кто может без сбора подписей участвовать в федеральных, — речь идет о «Гражданской силе» и «Зеленых», то они одержали победу за счет следующих стратегий.

«Гражданская сила», согласно выводам ИСЭПИ, успешно применила «стратегию одного малочисленного региона».

Она предполагает «конъюнктурную концентрацию ресурсов в одном регионе с малым числом избирателей при практически полном игнорировании выборов в других субъектах». В заксобрание Ненецкого автономного округа партия прошла «благодаря всего 702 голосам избирателей». Кроме НАО «Гражданская сила» также пыталась принять участие в выборах заксобрания Республики Алтай, однако не смогла собрать подписи избирателей. «В предыдущие два года «Гражданская сила» участвовала лишь в 23% региональных кампаний и везде в качестве спойлера», — говорится в записке.

«Зеленые», которые преодолели барьер на выборах в заксобрание Кабардино-Балкарии, использовали «стратегию ставки на регион со специфическим типом политической и электоральной культуры, предполагающим акцент на достижение элитно-клановых договоренностей при составлении списка».

В КБР партия «заключила союз с многолетним экс-министром образования республики и сформировала статусный список кандидатов из числа ученых и преподавателей вузов по естественнонаучному профилю». По результатам выборов «Зеленые» набрали 5,11%. Аналогичным образом, напоминают в ИСЭПИ, две фракции в 2011 году получило «Правое дело». Одна из них в Дагестане, другая в Ингушетии.

В следующем году, который будет последним перед выборами в Госдуму, эксперты прогнозируют высокую конкуренцию малых партий, не имеющих федеральной льготы, за право ее получить.

Но с учетом действующей на региональном уровне системы фильтров «малыши» «откажутся от стратегии массового участия в выборах одновременно в большом числе регионов», считают в ИСЭПИ.

Нынешний успех «Зеленых» и «Гражданской силы», а также РПР-ПАРНАС в 2013 году (тогда партия преодолела барьер на выборах в заксобрание Ярославской области, один мандат получил Борис Немцов) показывает другим «пример наиболее экономной стратегии»: «партия концентрирует ресурсы только в одном, часто специфическом регионе, игнорируя региональные и тем более местные выборы в остальных субъектах».

«Стимулов, которые бы не давали партиям, однажды добившимся успеха, сворачивать политическую деятельность в ожидании федеральной кампании», закон не содержит, уверены в ИСЭПИ. На сегодняшний день, по мнению авторов записки, тенденция к фактической заморозке активности заметна у «Правого дела», РПР-ПАРНАС и «Гражданской силы».

Тот факт, что малые партии могут безболезненно заморозить свою активность в регионах на несколько лет, сохранив накопленные бонусы, снижает качество политической конкуренции и тормозит развитие партийной системы, полагают эксперты ИСЭПИ.

Они считают, что проведенный ими анализ показывает актуальность мер по изменению законодательства, предлагавшихся еще в июле. А именно — постепенно повысить «квалификационный норматив на выборы в Госдуму с одного до двух-трех регионов». Для получения федеральной льготы партиям следует иметь двух депутатов-списочников в разных субъектах и одного одномандатника, считают в ИСЭПИ. Также предлагается сократить с семи до трех-четырех лет период, по итогам которого можно лишить партию регистрации за систематическое неучастие в выборах.

С одной стороны, привлекательность региональных выборов для партий действительно невелика, говорит глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Но другой стороны, не вполне корректно постоянно менять правила игры: «Есть смысл их сначала протестировать».

«Надо было минимизировать изменения в течение одного избирательного цикла, но изменения были настолько радикальными, что минимизировать их, видимо, было нельзя. Мы изначально бросились из крайности в крайность — от семи зарегистрированных партий, когда восьмую зарегистрировать было нельзя, до семи или восьми десятков, — говорит председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко. — Предложение увеличить с одного до трех количество регионов, где малые партии должны иметь представительство, чтобы получить федеральную льготу, я озвучивал и сам. Если оно будет принято, плюс сократится срок, в течение которого партию могут лишить регистрации за неучастие в выборах, и при этом сохранится высокий барьер для сбора подписей, то мы получим то, что уже имели — не более десятка партий, которые смогут участвовать в думских выборах».

Нормальные параметры для развитых государств, продолжает эксперт, это когда в выборах в национальные парламенты участвуют от двух до десяти политических сил: «В целом в России реального стимула для развития партий нет, потому что не развивается политическая конкуренция».

Что касается непосредственно тех партий, которые, по оценкам ИСЭПИ, фактически заморозили свою деятельность, то, соглашается Макаренко, «Правое дело» и РПР-ПАРНАС действительно не подают признаков жизни: «У РПР-ПАРНАС это связано с внутрипартийным кризисом, а «Правое дело» деградировало до такой степени, что, если они не будут участвовать в выборах, этого никто не заметит».