Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Русский как родной

Госдума рассмотрит законопроект, позволяющий школьникам учить русский вместо языков их национальных республик

Сергей Подосенов 16.06.2014, 14:30
Урок русского языка ИТАР-ТАСС
Урок русского языка

Осенью Госдума рассмотрит законопроект о возможности выбора русского языка в качестве родного для изучения в школах. По сути, это сделает не обязательным изучение языка титульных наций в национальных республиках. Регионы поправки поддержали, против высказались только власти Татарстана и Северной Осетии. В Казани видят в законопроекте угрозу национальной политике, а во Владикавказе опасаются исчезновения осетинского языка.

«У русского языка нет статуса родного языка. И дети в школах в национальных автономиях не могут выбирать в качестве родного русский язык. Тем самым уменьшаются часы и объем изучения русского языка. Несмотря на четкое указание президента усилить изучение русского языка, изучать его как родной, — объяснил «Газете.Ru» инициатор законопроекта председатель комитета Госдумы по делам национальностей Гаджимет Сафаралиев. — Это нарушение прав человека. У нас конституционное право выбора родного языка. И если такого выбора нет, мы нарушаем право людей. Снижается внимание к изучению русского языка и, как показывают данные ЕГЭ — сейчас минимальный балл сделали 24, — уровень знания русского языка довольно низкий. Это недопустимо».

Руководство большинства национальных автономий поддержало возможность выбора. «У нас получены отзывы из 40 регионов, два отрицательных — из Татарстана и Северной Осетии, — остальные положительные», — рассказал Сафаралиев. В татарском случае дело в особой языковой политике, ведущейся в этой республике. Осетинскую общественность волнует перспектива исчезновения национального языка.

Русский язык в России является государственным. Но в Татарстане, Башкирии и Якутии действуют законы, которые обязывают наравне с русским изучать также язык титульной нации.

В других республиках это законодательно не закреплено, однако по факту существует — там, где для этого достаточно специалистов. В случае принятия законопроекта школьники из национальных республик получат возможность вместо языка титульной нации изучать русский не только в качестве государственного, но и как родной. То есть, по сути, не изучать национальный язык вовсе.

Между тем, например, обязательное изучение татарского языка для местной элиты остается принципиальным вопросом со времен провозглашения государственного суверенитета в 1992 году. Тогда по итогам мартовского референдума Татарстан был провозглашен суверенным государством, субъектом международного права, который строит свои отношения с Россией на основе равноправных договоров. Несмотря на то что сам плебисцит и его итоги были признаны Конституционным судом России противоречащими федеральной Конституции, еще десять лет Татарстан де-юре существовал вне рамок российского правового поля, по сути являясь государством в государстве с чрезвычайно широкими полномочиями.

Лишь после прихода к власти Владимира Путина законодательство республики было приведено в соответствие с федеральными законами. И обязательное изучение татарского языка для всех жителей республики осталось для татарского истеблишмента одним из последних квазигосударственных атрибутов времен «суверенитета».

Стоит отметить, что на татарском языке говорят 4,3 млн человек и он занимает второе место по распространенности в стране после русского. Об угрозе его исчезновения речь не идет. А вот проблемы с русским языком в республиках есть, считают разработчики законопроекта.

«Грубо говоря, 500 часов изучается русский язык как государственный, 500 часов — язык республики, и родители не имеют права выбора русского как родного. Это наносит ущерб русскому языку, что недопустимо», — считает Сафаралиев. Несколько последних лет в Татарстане регулярно проходят акции против обязательного изучения татарского языка в школах. Согласно соцопросам, большинство русского населения республики выступает за изучение татарского языка на добровольной основе.

Однако татарская общественность считает проблему надуманной.

«Этот вопрос в Татарстане поднимают русские националисты, — подчеркивает ректор Исламского университета в Казани Рафик Мухаметшин. — Знание русского языка и русскими, и татарами у нас намного выше, чем в других регионах. У нас же федерация строится на уважительном отношении между народами. А как можно уважительно относиться, если они не изучают, не имеют представления о языке. Если мы уберем изучение национальных языков, развалится вся национальная политика».

Стоит отметить, что средний результат ЕГЭ по русскому языку по стране в прошлом году составил 63,4 балла, а в Татарстане оказался выше — 64,3 балла. Между тем заслуженный учитель России Лев Айзерман подтверждает, что уровень знания русского языка у выпускников школ невысок в целом по стране.

«Перед проведением ЕГЭ по русскому языку в этом году было объявлено, что нижний порог экзамена — 36 баллов. По 100-балльной системе это вообще-то нищее знание. ЕГЭ прошел 29 мая. И вдруг вчера, до опубликования результатов, порог снизили с 36 до 24. Вы представляете, сколько десятков тысяч проваливших экзамен стоят за этой операцией? Это мог быть просто социальный взрыв», — рассуждает педагог.

А вот в Северной Осетии угроза исчезновения национального языка в отличие от Татарстана действительно реальна. Это второй регион, который дал о законопроекте отрицательный отзыв.

Председатель североосетинской ассоциации «Культурные проекты» Таймураз Плиев считает, что отказ от обязательного изучения родных языков несет угрозу их полного исчезновения: «По данным ЮНЭСКО, наш осетинский язык признан исчезающим. Без родного языка нет чувства принадлежности к этносу. И сейчас молодые осетины ходят по родной земле манкуртами. Осетинские дети должны учить осетинский язык как родной и русский как государственный».

Но он признает, что добиться обязательного изучения осетинского языка в республике непросто, в том числе из-за его невостребованности самими осетинами.

«Такой возможности сейчас нет: нет учителей, учебников. Да и особого запроса со стороны родителей. Если ребенок приходит домой из школы и по русскому у него все отлично, а по родному — тройка, а то и двойка, то они говорят: а пусть, к черту этот осетинский язык!»

«У нас трагедия с родными языками, — вторит ему глава инуитского приполярного совета «Чукотка» Татьяна Ачиргина. — У нас даже в столице Чукотского АО Анадыре ни в одной школе нет преподавания чукотского языка — языка титульного народа. Родные языки — чукотский, эскимосский, эвенский — у нас преподаются только в маленьких национальных селах. В быту, в семье они не используются».

В то же время регионалист из Высшей школы экономики Алексей Титков призывает не политизировать проблему.

«Предлагаемый законопроект может несколько сместить рамки выбора, но не настолько критично, чтобы это стало политической проблемой. Что касается Татарстана, то существующее соотношение русских и татар, практически половина на половину (2 млн татар,1,5 млн русских. — «Газета.Ru»), способствует тому, что разного рода изменения правил оказываются более чувствительными, чем при явном преобладании какой-либо из этнических групп. Образование на национальном языке — это вопрос республиканского суверенитета, той особой модели отношений с федеральным центром, которая по-прежнему остается для Татарстана значимой», — считает он.