Асад безальтернативный

В Сирии начались президентские выборы

Полина Матвеева 03.06.2014, 13:06
Reuters

Сирия выбирает президента. Несмотря на то что впервые в истории страны в этих выборах участвуют сразу несколько кандидатов, победа действующего президента Башара Асада предопределена. По мнению экспертов, альтернативы Асаду сейчас в Сирии нет.

Впервые в истории Сирии в президентских выборах принимают участие несколько кандидатов. До сих пор главу государства утверждали с помощью народных референдумов. Конкуренцию действующему президенту страны Башару Асаду, которому последние социологические опросы отдают явное большинство, составят два представителя так называемой лояльной оппозиции — коммунист, депутат от блока «Народный фронт за перемены и освобождение» (НФПО) Махер Абдель Хафиз Хаджар и лидер Национальной инициативы за реформу Хассан Абдель Илляхи ан-Нури.

«Это первые альтернативные выборы в истории Сирии, но два других кандидата не представляют для Асада вообще никакой серьезной опасности, — говорит руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Елена Супонина. — Но тот факт, что Асад продержался до истечения нынешних президентских полномочий, стал для многих на Западе неожиданностью. И нет никаких сомнений в том, что без поддержки со стороны Ирана и России ему это было бы в разы сложнее».

«Выборы в Сирии на альтернативной основе — действительно очень важное событие для страны», — соглашается и старший научный сотрудник Центра Института востоковедения РАН Борис Долгов. — Но альтернативы Асаду сейчас в Сирии нет».

При этом появление других кандидатов, продолжает Долгов, вполне симптоматично: «Остальные претенденты на президентский пост отражают интересы определенных слоев сирийского общества: один из них — член коммунистической партии, другой — либерал. И несмотря на то, что в основном народные массы выступают за Асада, высказаться сегодня могут и люди, поддерживающие коммунистические взгляды или либеральную идеологию».

Тут надо, впрочем, сделать важную пометку: речь о территориях, подконтрольных режиму Асада. Это более половины общей площади страны, по большей части на севере и востоке страны, но отдельные районы повстанцы контролируют даже на подступах к Дамаску.

«Выборы в Сирии никогда не были свободными, и они, конечно, не будут такими и в этот раз, — уверена специалист по Ближнему Востоку из Лондона Анна Бойд. — Очень трудно понять, как могут они провести выборы в стране, где власть просто не контролирует ее большую часть».

Президент поневоле

Главой Сирийской Арабской Республики Асад впервые стал в 2000 году, сразу после смерти своего отца — Хафеза Асада. Тот, кстати сказать, президентствовал четыре срока подряд — с 1971 года и до самой смерти.

В юношестве планов заниматься политикой Асад явно не строил. В 1992 году 27-летний студент-медик уехал на стажировку в Лондон, в офтальмологический центр Western Eye Hospital при больнице Святой Марии. В научных конференциях Асад участвовал исключительно под псевдонимом. Да и отец Асада в политической карьере делал ставки на старшего сына — Басиля, однако в 1994 году тот погиб в автокатастрофе.

Башар Асад был вынужден вернуться в Сирию, а в 2000 году, после смерти отца, исполняющий обязанности президента Сирии первый вице-президент Хаддам назначил его верховным главнокомандующим армии.

Ради Башара Асада была изменена конституция: минимальный возраст кандидата в президенты был снижен до 35 лет. Именно столько в 2000 году исполнилось молодому политику.

По итогам первого референдума по вопросу об избрании главы государства Башар Асад заручился поддержкой более 97% населения. В мае 2007 года почти столько же граждан Сирии выступили за то, чтобы Асад был переизбран на второй срок.

А весной 2011-го в стране началась гражданская война, которая продолжается по сей день.

На сегодняшний день, согласно данным ООН, погибли, по разным оценкам, от 110 тыс. до 230 тыс. человек. Около 5 млн стали беженцами. Война нанесла удар по экономике: ВВП сократился вдвое, около 8 млн оказались за чертой бедности с начала боевых действий. Безработица составляет почти 50%. Школы, больницы и другие учреждения во многих районах работают с перебоями.

«Победа Асада на ближайших выборах, а сомневаться в ней нет приходится, еще не означает, что ему можно опустить руки. Впереди — политические и экономические реформы, а продолжающаяся война будет явно ему в этом мешать. Ему предстоит решить множество задач: от восстановления стабильности внутри страны до налаживания хороших отношений с соседями», — говорит Супонина.

«Сирийский режим показал устойчивость»

Нулевые Асад начал с налаживания связей с арабскими соседями.

«Отношения Сирии с ближайшими соседями в течение многих лет менялись от хороших до плохих. Яркий пример этому — Турция. Было время, когда Сирия и Турция поддерживали достаточно тесные связи, но затем пути руководства этих государств разошлись», — напоминает Супонина.

«Мы надеялись, что Асад может быть Горбачевым, но вместо этого он предпочел быть Милошевичем», — сказал как-то министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу.

Однако сегодня, напоминает Борис Долгов, антисирийскую позицию премьер-министра Турции Тайипа Эрдогана разделяют далеко не все.

«Очевидно, что, открыв дверь Турции для эмигрантов, в том числе и для радикальных исламистов, Эрдоган фактически спровоцировал те террористические акты, которые постоянно возникают на территории страны. Постоянно возникают трения между сирийскими беженцами и турецким населением. Да и резкое сокращение экономических связей с Сирией заметно ударило по турецкой экономике», — говорит эксперт.

«Сирия сегодня оказалась в некой изоляции в Лиге арабских стран, так как главные роли там сейчас играют монархии Персидского залива, которые выступают против Сирии как союзника Ирана, — отмечает Долгов. — Но Дамаск поддерживают Иран, движение «Хезболла» в Ливане, ряд политических сил в Алжире, Ираке. Так что эта направленность внешней политики для Сирии оказалась очень успешной. И сейчас уже не стоит вопрос о том, сколько осталось Асаду, — сирийский режим показал устойчивость».

С ним согласны и некоторые западные эксперты.

«Это коронации Асада, это торжество, доказывающее его способность пережить сильнейший шторм и, по сути, перейти в наступление», — полагает Тарек Гергес, профессор международных отношений Лондонской школы экономики.

И не друг, и не враг

Неплохо сначала складывались даже взаимоотношения Асада и с США. Сам госсекретарь Джон Керри неоднократно заявлял, что на первых порах поддерживал нового сирийского президента, «но это в прошлом». Представители консервативной партии даже посмеивались, обсуждая как минимум шесть визитов Керри в Дамаск, а для обозначения отношений между Керри и Асадом использовалось слово «bromance» — крепкая мужская дружба.

В марте 2000 года в Женеве состоялась четвертая встреча Билла Клинтона и Асада, которая и внесла трещину во взаимоотношения. В ходе четырехчасовой беседы сторонам так и не удалось достичь соглашения о возобновлении израильско-сирийских переговоров.

А уже два года спустя Вашингтон включил Сирию в так называемую ось зла — список режимов, спонсирующих, по мнению США, терроризм и разрабатывающих оружие массового поражения.

В декабре 2003 года президент США Джордж Буш ввел в отношении Сирии односторонние экономические санкции, подписав принятый конгрессом США «Закон об ответственности Сирии» с требованием к Дамаску вывести войска из Ливана, прекратить поддержку террористических организаций, отказаться от производства оружия массового поражения.

«Отношения с США изначально были не дружественными, но ровными. Но в 2005 году в США начинают создаваться группировки из эмигрантов, позиционирующие себя как противники Асада. Эти группировки всячески поддерживались Вашингтоном, напряженность нарастала. А после начала «арабской весны» Белый дом сразу же поддержал противников режима Асада, оказывая им как финансовую, так и вооруженную помощь».

На одной из пресс-конференций в Вашингтоне, когда война в Сирии только разгоралась, бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Если кто-либо, включая и президента Сирии Башара Асада, думает, будто США втайне надеются на то, что режим, благополучно пережив нынешний конфликт в стране, продолжит свои жестокие репрессии, то он ошибается».

«Президент Асад не является незаменимым, и мы абсолютно не заинтересованы в том, чтобы он остался у власти».

«Весной этого года администрация президента США приостановила дипломатические отношения с Сирией. Но это скорее проигрыш Обамы, а не Асада. История с Сирией — провал США во внешней политике. Об этом говорят и союзники Штатов», — уверен Долгов. В прошлом году президент США испросил у конгресса разрешения на ввод войск в Сирию, но военная операция в итоге так и не началась, что одни аналитики оценили как искусную игру Обамы, другие (и их, пожалуй, большинство) — как впечатляющий провал.

По мнению экспертов агентства Reuters, Обама продолжает настаивать на предоставлении вооруженной помощи повстанцам, борющимся с режимом, хотя многие чиновники его администрации опасаются, что все это может привести к еще одному Ираку или Афганистану.

«Почему Керри и «Друзья Сирии» (неформальное международное объединение противников режима Асада. — «Газета.Ru») так боятся выборов с Сирии? — задается вопросом Рик Стерлинг, один из лоббистов нынешнего сирийского правительства на Западе. — Если они такой фарс, то большая часть общества просто не примет в них участия, как это случилось на прошлой неделе в Египте, граждане которого, по сути, проигнорировали избрание аль-Сиси».

Форпост России

С пристальным вниманием за выборами в Сирии следит и Россия. «Наблюдателями от Госдумы в Сирии будут Иван Квитка, представляющий фракцию «Единая Россия», и Сергей Гаврилов от КПРФ», — заявил на прошлой неделе глава комитета нижней палаты парламента по международным делам Алексей Пушков.

«Сирия для России — это не просто партнер, это форпост. Очевидно, что та волна исламистского террора, который сейчас цветет на Ближнем Востоке и затронул Сирию, будет распространяться в сторону России. Поддерживая Сирию, Россия тем самым защищает свои национально-государственные интересы. Если падет режим Башара Асада, то следующий этап джихада — Северный Кавказ, юг России», — напоминает Долгов.

«Экспорт российских вооружений и другая военная поддержка также имеют важнейшее значение как для режима Асада, так и для России».

«Главным оплотом для России является и морская база в Сирии, расположенная в городе Тартус. Еще одной опорой для отношений является экономика. Россия направляет в Сирию пшеницу и является крупным покупателем сирийских овощей и фруктов», — напоминает Financial Times.

В 2005 году Россия списала $10 млрд сирийского долга в обмен на гарантии новых заказов на вооружение. «Рособоронэкспорт» — главный поставщик в Сирию комплексов С-300, а также самолетов Як-130.

«Сирия на сегодняшний день — далеко не единственный хороший партнер России в регионе, — напоминает Супонина. — У нас хорошие отношения со многими игроками на Ближнем Востоке: с Ираном, правительством Ливана, прекрасные связи с государством Палестина, сейчас выстраиваются новые партнерские отношения с Египтом».

«Возможности России я бы здесь не преуменьшала, тем более что США в последнее время действуют все менее активно в регионе Ближнего и Среднего Востока, а там, где действуют, это зачастую приводит к отрицательным результатам».

«В частности, нестабильность в Ираке и Афганистане, возникшая сразу после американского вмешательства».

«Сами игроки на Ближнем Востоке говорят о том, что им нужна Россия, нужно разнообразить свои внешние связи», — резюмирует Супонина.