«Перекрученный парламент» приказал долго жить

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ теперь сможет заняться укреплением ее военного потенциала

Правящая в Японии коалиция Либерально-демократической партии (ЛДП) и ее союзника «Новой Комэйто» получила большинство мест в верхней палате парламента по итогам прошедших в воскресенье выборов. Теперь у премьера Синдзо Абэ появилось большое пространство для маневра. Чем это может обернуться для Японии, рассказал в интервью «Газете.Ru» руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

— Какие перемены ждут Японию в связи с тем, что правящая коалиция теперь контролирует и верхнюю, и нижнюю палаты парламента?

— Либерально-демократическая партия (ЛДП) теперь полностью контролирует парламент. В Японии, по сути, закончилась эпоха «перекрученного парламента», когда правящая партия располагала большинством в нижней палате, а оппозиция — в верхней. Это очень осложняло внутриполитическую жизнь, потому что правящей партии, вне зависимости какой, было сложно проводить свой курс, осуществлять законодательную деятельность — оппозиция в верхней палате вставляла палки в колеса. Но решающую роль в политической жизни страны играет нижняя палата, она имеет возможность преодолевать трудности, которые создает верхняя, и эти трудности ушли в прошлое с концом эпохи «перекрученного парламента».

ЛДП теперь получила карт-бланш на проведение внутренней, экономической, внешней политики. Фактически ситуация возвращается к тому времени, когда ЛДП была полновластной хозяйкой страны в течение полувека, до 2009 года. Теперь ей придется учесть допущенные в те времена ошибки.

— Чем объясняется нынешняя победа ЛДП?

— Надо учитывать, что такая оглушительная победа была достигнута не за счет того, что избиратели внезапно вновь полюбили ЛДП. Причина в том, что они жестоко разочаровались в Демократической партии Японии (ДПЯ), которая правила три года и три месяца, с 2009 по 2012 год. Когда ДПЯ пришла к власти, многие эксперты называли это историческим событием: вот, закончилась эпоха однопартийного правления либерал-демократов, теперь все изменится. ДПЯ давала тогда много популистских обещаний, и все они не были реализованы. Партия провалила и внутреннюю, и внешнюю политику, хотя ей, конечно, не повезло: случились страшные бедствия — землетрясение, цунами, ядерная катастрофа. С ликвидацией их последствий партия справилась очень плохо. Протестное голосование — вот причина провала ДПЯ на минувших выборах.

— Означает ли это, что в японской политике наступит наконец период стабильности?

— После Дзюнъитиро Коидзуми (премьер-министр Японии в 2001—2006 годах. — «Газета.Ru») каждый год премьеры в стране менялись. Это было и при либерал-демократах, и в три года правления демократов. Можно говорить, что для японской политической системы стало характерно явление «вращающейся двери» премьер-министров. С этим теперь покончено, во всяком случае на ближайшие три года, после которых будут новые выборы. В течение этого времени Абэ сможет реализовывать свои задумки.

— Почему в Японии не заработала двухпартийная система?

— Из-за провалов ДПЯ. Надежды рухнули, и снова наступает эпоха одной партии. Опыт Японии показывает, что однопартийное правление выливается в негативные явления, застой и т.д. Сейчас выражаются опасения, что политики от ЛДП, пользуясь своим монопольным положением, могут опять слиться с бюрократами, с предпринимательскими кругами, воссоздать пресловутый «железный треугольник» — бюрократы — политики — бизнес, который правил в течение полувека и завел страну в тупик. Но я думаю, что Абэ учтет прошлые ошибки и до этого не доведет.

— Абэ дал интервью телеканалу NHK, в котором рассказал, что собирается проводить реформу конституции, в том числе с целью наращивания военной мощи страны. Как реализуются его планы?

— Еще во время своего первого премьерства в 2006 году Абэ говорил, что нужно вести дело к тому, чтобы пересмотреть конституцию, потому что она была навязана США в период оккупации после войны и ограничивает Японию прежде всего в сфере внешней политики, военной политики, делая ее несамостоятельной. Абэ обещал тогда пересмотреть 9-ю статью конституции, которая запрещает Японии применение военной силы для разрешения международных конфликтов. Придя к власти снова, он намерен еще более активно проводить этот курс.

Кроме того, на более раннем этапе Абэ надеется изменить трактовку конституции, которая в нынешнем виде запрещает стране право на коллективную самооборону. Под этим подразумевается, что если союзник Японии, а в данном случае это США, будет атакован где-то в другом регионе, то она может прийти на помощь. Это означает резкое расширение сферы военной деятельности Японии и вовлечение ее в конфликты, не связанные непосредственно с обороной Японского архипелага.

Для внесения соответствующих поправок в парламенте нужно добиться поддержки подавляющего большинства в обеих палатах — 2/3 голосов, которых Абэ не имеет даже со своими союзниками из «Новой Комэйто». Поэтому на первоначальном этапе он ставит задачу изменить 96-ю статью конституции, в которой и сформулировано это требование. Абэ хочет изменить статью так, чтобы для принятия поправок было достаточно простого большинства. Но это непросто, потому что в Японии сильны настроения противников изменения конституции. К слову, в процессе избирательной кампании в верхнюю палату премьер не педалировал темы внесения изменений в основной закон, усиления военной мощи, расширения сферы деятельности сил самообороны. Он сделал упор на экономическую программу, которая получила название «абэномика». Теперь, когда премьер получил три года форы, он будет постепенно решать эти задачи, искать союзников, стимулировать дискуссии в обществе и т.д.

В свой первый премьерский срок Абэ преобразовал управление сил самообороны в министерство самообороны. Теперь он считает, что Япония должна иметь не силы самообороны, а полноценную армию.

Но пока суть да дело, Абэ будет следовать курсу усиления военной мощи Японии, расширения ее военных возможностей, в том числе деятельности в водном и воздушном пространстве.

К концу года он обещает пересмотреть основные направления оборонной политики. В частности, речь идет о создании подразделений морского десанта в связи с тем, что Японии надо защищать острова Сэнкаку, на которые претендует Китай. Кроме того, премьер ставит вопрос о том, чтобы Япония имела право наносить превентивные удары по военным базам на территории других стран в случае угрозы ее безопасности. Понятно, что здесь в первую очередь имеется в виду Северная Корея с ее ракетно-ядерным потенциалом.

— И как на это будут реагировать соседи Японии?

Пересмотр оборонной политики вызовет определенную негативную реакцию в Китае, Южной Корее, других азиатских странах. Япония уже взяла курс на расширение военных расходов.

В следующем финансовом году ее оборонный бюджет будет увеличен — впервые за последние 11 лет. Японцы говорят, что это ответ на рост китайской военной мощи.

Так это или нет, еще вопрос, но в Китае и Южной Корее все это будет оцениваться как возрождение японского милитаризма. Столь же негативно встречают там риторику Абэ о необходимости иметь собственную армию, усиливать военную мощь, жестко отстаивать свою позицию в территориальных спорах с соседями, пересматривать оценки действий японской армии на материке во время Второй мировой войны. Поползновения к пересмотру истории агрессии Японии на материке вызывают недовольство даже у ближайшего союзника — США.

Кроме того, Соединенные Штаты беспокоит, что такая напористая националистическая риторика может осложнить отношения Токио с Пекином и Сеулом, что, конечно, не отвечает интересам США.

Но сейчас для Абэ не это приоритет.

— Его приоритет — экономика. Как он будет бороться с кризисом?

Его первоочередные задачи — покончить с периодом «потерянного двадцатилетия», когда японская экономика была придавлена дефляцией, государственным долгом и массой других проблем. Абэ разработал курс, который получил название «абэномика». Он состоит из трех «стрел»: первая — резкое смягчение денежно-кредитной политики (в этих целях он подмял под себя Центробанк); вторая — накачивание экономики бюджетными средствами (это строительство дорог, дамб и других мощных проектов); третья — стратегия роста, которая должна быть обеспечена за счет активизации частного бизнеса, корпораций, здесь целый набор мер. Первоочередная задача — покончить с дефляцией и в ближайшие годы достичь 2-процентного уровня инфляции. Второе — снижение высокого курса иены, который бьет по японскому экспорту. И то и другое у него пока получается. В целом настроения деловых кругов улучшаются. Эти выборы свидетельствуют, что публика одобряет предлагаемые премьером меры. В долгосрочной перспективе абэномика чревата негативными явлениями, но пока на этих настроениях он выезжает.