Пенсионный советник

Право на уважение смерти

ЕСПЧ удволетворил жалобу родственников Масхадова и 55 боевков, убитых в Нальчике в 2005 году

Жанна Ульянова 06.06.2013, 20:37
ЕСПЧ постановил, Россия не должна была скрывать от родственников тело Аслана Масхадова Reuters
ЕСПЧ постановил, Россия не должна была скрывать от родственников тело Аслана Масхадова

Суд в Страсбурге осудил практику российских властей, которые автоматически отказывают в выдаче тел боевиков их семьям. Таким образом, палата судей ЕСПЧ встала на сторону родственников лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова и 55 убитых в Нальчике в 2005 году боевиков, обязав Россию оплатить судебные издержки в размере 32 тысяч евро. Правозащитники считают, что ЕСПЧ снял сомнения в необходимости отмены закона о захоронении террористов.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в четверг опубликовал решение по жалобам родственников убитого лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова и 55 членов вооруженного подполья, ликвидированных во время спецоперации в Нальчике в 2005 году.

В обоих случаях заявители жаловались на отказ властей России вернуть им тела убитых родственников.

Заявителями по делу бывшего лидера непризнанной Чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова выступили его вдова Кусама и двое ее детей — Фатима и Анзор, проживающие в Азербайджане, Норвегии и Швеции. Масхадов, организовавший захват 1100 заложников в школе в Беслане, был убит во время спецопераций федеральных сил 8 марта 2005 года в чеченском селении Толстой-Юрт, где скрывался в бункере. Первоначально представитель Регионального оперативного штаба (РОШ) по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майор Илья Шабалкин заявил, что Масхадова убил спецназ ФСБ (группы «Альфа» и «Вымпел»). Позже Рамзан Кадыров заявил, что Масхадова застрелил его охранник Висхан Хаджимуратов, когда боевикам стало ясно, что они не смогут уйти. Эта версия была подтверждена в Верховном суде Чечни.

Тело Масхадова похоронено в неизвестном месте в безымянной могиле в соответствии с законом о терроризме 2003 года, запрещающим выдавать тела террористов родственникам для захоронения.

В жалобе, поступившей в ЕСПЧ от вдовы и детей Масхадова, утверждается, что лидера чеченских сепаратистов убили российские спецслужбы, а расследование смерти было неадекватным.

Однако палата из семи судей из разных стран (Россию представлял судья Дмитрий Дедов) единогласно постановила, что российские власти «добросовестно» расследовали смерть Масхадова. В решении ЕСПЧ отмечается: «власти (России) не могли знать заранее, что он (Масхадов) и другие вооруженные повстанцы скрывались в подземном убежище, прежде чем подорвать вход в подземное убежище». Кроме того, отчеты криминалистов подтверждают, что он «скончался от огнестрельных ранений головы, полученных в результате случайных выстрелов боевика, который скрывался вместе с ним».

«Соответственно, утверждения заявителей о заговоре или сговоре властей спекулятивны», — констатировал суд.

При этом суд в Страсбурге согласился с жалобой семьи Масхадова в той ее части, где речь идет о законе о захоронении террористов, на основании которого власти отказали родственникам в выдаче тела.

Судьи ЕСПЧ, пятью голосами против двух, постановили, что имело место нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции по правам человека, говорится в постановлении суда.

Как рассказала «Газете.Ru» адвокат британской юридической фирмы Interights Весселина Вандова, представлявшая интересы семьи Масхадова в ЕСПЧ, это дело слушалось восемь лет.

«Решение суда обязывает Россию оплатить расходы семьи на судебные издержки по делу — 18 тысяч евро» — сообщила адвокат. Она отметила, что семья Масхадова еще не приняла решение, будет ли она подавать апелляцию на решение по пункту об обстоятельствах убийства и качестве расследования смерти бывшего лидера сепаратистов.

К безоговорочному решению семеро судей также пришли по так называемому делу «Сабанчиева и других против России». Заявители, родственники 55 убитых в Нальчике в 2005 году боевиков, жаловались на нарушение статьи 3 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, а также на нарушение статьи 8 той же конвенции.

Упомянутые 55 боевиков были убиты 13–14 октября 2005 года. Тогда 250 вооруженных членов незаконных вооруженных формирований (НВФ) под общим командованием Шамиля Басаева напали на столицу Кабардино-Балкарии. Ими непосредственно руководили лидер Кабардино-Балкарского джамаата Анзор Астемиров и лидер джамаата «Талибан» Илесс Горчханов. Сопротивление в течение двух дней — 13 и 14 октября — им оказывали подразделения Минобороны, МВД и ФСБ. В результате погибли 35 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, 15 лиц из числа гражданского населения и 87 боевиков. 129 силовиков и 66 гражданских лиц были ранены.

Родственники 55 убитых в те дни боевиков жаловались в ЕСПЧ на условия, в которых власти хранили тела боевиков. Первые четыре дня тела некоторых из убитых складывали вне городского морга из-за нехватки места. Впоследствии тела сложили друг на друга в рефрижераторах. В данном случае, заявители также жаловались на отказ властей выдать тела родственникам для захоронения.

В своей заявке родственники 55 боевиков указали, что закон о захоронении террористов «носит дискриминационный характер, поскольку рассчитан исключительно на последователей исламской веры и чеченского этноса».

Палата судей ЕСПЧ согласилась, что условия хранения тел их родственников могли причинить страдания заявителям. К тому же правительство Кабардино-Балкарии признало, что в местном морге не было условий для всех убитых в те дни. «Тем не менее эти недостатки явились результатом логистических трудностей, вызванных событиями в октябре 2005 года, а также большим количеством жертв, — отмечается в решении суда. — Не было никакого целенаправленного намерения подвергнуть заявителей психологическим страданиям».

Суд понимает, отказ властей возвратить тела имел правовую основу — антитеррористический закон, принятый в России в 2003 году. И это решение имело оправданную цель — предотвратить беспорядки во время погребения Масхадова и других повстанцев и защитить чувства родственников жертв терроризма.

Однако решение в обоих случаях об отказе возвратить тела их семьям представляет собой вмешательство в частную и семейную жизнь заявителей. Судьи отметили, что российские власти никогда не используют индивидуальный подход и принимают решение автоматически и таким образом опять же нарушают статью 8 Европейской конвенции по правам человека.

Суд обязал Россию выплатить 15 тысяч евро родственникам 55 боевиков, потраченных ими на судебные издержки. Кроме того, суд считает, что в обоих случаях заявителе вправе рассчитывать на компенсацию морального вреда.

Вопрос о захоронении террористов остается актуальным для России, он определяет собой различную тактику борьбы с подпольем.

В ноябре прошлого года вопрос захоронения боевиков послужил поводом для очередного публичного конфликта между главами Чечни Рамзаном Кадыровым и Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым. Последний 9 ноября раскритиковал заявление муфтия Чечни Султана Мирзаева о запрете духовенству принимать участие в погребении террористов вообще и тем более на обычных мусульманских кладбищах.

«Они погибают собачьей смертью и не заслуживают обычного погребения», — заявил тогда Мирзаев.

Евкуров же напомнил в своем блоге, что в законе о терроризме указано, что тела террористов родственникам не выдаются, а те, кто сотрудничал с боевиками, под действие закона не попадают и после следственных мероприятий такие тела надо отдавать родственникам для похорон. «Если мы по-другому будем делать, если кто-то думает, что можно не отдавать тела, не хоронить по-человечески, где-то в бочках их солить и т. д., то мы будем попросту плодить терроризм еще больше. Никакой профилактикой это не будет. Чего с мертвыми воевать? Все, их нет, они умерли», — написал Евкуров.

Отвечая на этот пост, Рамзан Кадыров обвинил Юнус-Бека Евкурова в заигрывании с преступниками: «Он даже дошел до того, что ради личной рекламы приглашает родственников находящихся в федеральном розыске за убийства боевиков и извиняется перед ними».

Правозащитники приветствуют решение ЕСПЧ. Закон о захоронении террористов, позволяющий отказывать родственникам в выдаче тел, часто служит прикрытием для бесправных действий силовиков и ничем не оправдывает себя, отмечает член правления «Мемориала» Александр Черкасов.

«Этот закон (о терроризме. — «Газета.Ru») — победа варварства над варварством, — говорит Черкасов. — После решения Страсбургского суда по этому делу не полежит сомнению, что тела нужно возвращать семьям». Он отмечает, что все оправдания существующей практике отказов не выдерживают критики. Обычно оправданием отказа служит мнение, что могила боевика станет местом поклонения для других. Но боевики на Северном Кавказе исповедует ислам салафитского толка, который отрицает поклонение святым местам.

«Кроме того, практика невыдачи тел должна быть прекращена еще и потому, что не позволяет проверить утверждения силовиков, что убитый ими во время спецоперации человек был членом НВФ или их пособником. В том случае если человек был убит во время спецоперации или задержан, а впоследствии исчез, то нельзя считать доказанной его террористическую деятельность и обоснованность действий силовиков», — говорит Черкасов.