Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Пустите. Я подсудимая»

В Москве начался процесс по «болотному делу»: на скамье подсудимых 12 человек

Ольга Кузьменкова 06.06.2013, 20:53
__is_photorep_included5370427: 1

В Москве 6 июня стартовал процесс по «болотному делу». Из-за большого числа подсудимых рассмотрение «дела 6 мая» было перенесено в Мосгорсуд, так как в Замоскворецком не оказалось помещений, где можно было бы одновременно судить 12 человек. Предварительные слушания прошли в закрытом режиме и продолжатся в пятницу: судья Наталия Никишина за полный день успела лишь продлить срок ареста для десяти фигурантов, которые останутся в СИЗО еще на полгода.

Процесс по делу о массовых беспорядках 6 мая, или «дело двенадцати», как его называют сторонники оппозиции, должен был слушаться в четверг в помещении Замоскворецкого суда Москвы, но там не нашлось залов, способных вместить 12 подсудимых и их адвокатов. Проблему решили с помощью формата «выездных заседаний» — в результате дело слушала судья Замоскворецкого суда Наталия Никишина, притом что сами заседания прошли в помещении Мосгорсуда, где большие залы имеются.

Так «узники Болотной» оказались в зале, где в свое время слушалось дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Напомним, что 22 мая Генпрокуратура направила в суд дела в отношении первых 12 из 28 фигурантов «болотного дела».

Десяток арестованных участников акции 6 мая завели в два аквариума, по пять человек в каждый. Еще две подсудимых, Мария Баронова и Александра Духанина, остались за пределами «стеклянной клетки»: девушкам в «болотном деле» выбирали более мягкую меру пресечения на время следствия, а потому на процессе им полагалось занять места за столом со своими адвокатами. Явиться в суд им тоже нужно было самим.

Баронова, находящаяся под подпиской о невыезде, пришла в суд всего за пару минут до начала заседания. Появление активистки было сложно не заметить.

«Я плюнула в человека-огурца!» — громко объявила Баронова, показавшись в коридоре Мосгорсуда перед собравшимися.

Как следовало из сбивчатого рассказа, фигурантку уголовного дела возмутил поступок неизвестного активиста у входа на территорию Мосгорсуда. Тот, нарядившись в костюм гигантского огурца, стоял с плакатом «Требую посадок» и раздавал интервью — это и возмутило Баронову.

Видом самой активистки был недоволен ее адвокат Сергей Бадамшин; он вслух заметил, что наряд Бароновой — синее платье в крупных белых цветах — был весьма легкомысленным и не совсем соответствовал случаю. В зал заседаний она зашла, сорвав аплодисменты. Услышав их, Баронова резко обернулась к собравшимся и махнула рукой: «Ну вот не надо этого!»

Появление Духаниной, напротив, почти осталось не замеченным.

Молодая анархистка, которая находится под домашним арестом уже больше года, пришла в черной куртке и черных джинсах, на правой ноге у нее висел фсиновский браслет, явно диссонирующий с девичьими летними балетками.

Пройдя через толпу собравшихся (почти никто ее не узнал), она встала в нескольких метрах от журналистов и группы поддержки «узников 6 мая» — как находящейся под домашним арестом, ей было запрещено общаться со всеми, кроме близких родственников и следователей. Когда в зал заседаний начали запускать адвокатов, приставы сначала не захотели пропустить Александру Духанину.

«Сегодня нельзя. Закрытое заседание, девушка!» — говорили ей трое, преграждая путь.

«Пустите. Я подсудимая», — отвечала девушка. Приставы ее даже не сразу поняли.

Формат «выездных заседаний Замоскворецкого суда» лишил родственников «узников» возможности случайного свидания в коридоре: в Мосгорсуде подсудимых заводят в зал через запасной вход.

Так что родители, жены и друзья «узников 6 мая» даже не смогли отследить момент, когда их родных привезли в здание суда. Стоя за ограждением из железных стульев в пяти метрах от входа, они выглядывали друг из-за друга, пытаясь разглядеть лица подсудимых в аквариуме.

«Вон, Зимина вижу. И Акименкова еще. Значит, «Водник» уже привезли», — говорила девушка в ситцевом платье своей знакомой, имея в виду СИЗО № 5 «Водник», где содержатся часть «узников 6 мая». Еще немного подглядев в приоткрытую щель, пытаясь увидеть хоть что-то за головой пристава, вставшего в дверном проеме, она добавила:

«И Лешу вижу. Значит, и «Бутырка» уже здесь». Слова девушки звучали радостно.

Ее молодой человек Алексей Полихович содержится в изоляторе «Бутырка» с июля прошлого года. В этот четверг Таня и Леша должны были пожениться, они собрали все необходимые справки и разрешение на свадьбу в СИЗО, но из-за назначенного заседания все отложилось. Теперь Тане придется снова собирать необходимые документы: «Держусь… как-то. Бесит только, что приходится бегать с этими бумажками. И не знаю, надо ли будет подавать еще одно заявление в загс. Если надо, то тогда это все откладывается еще на не пойми какой срок».

Неожиданно к Тане подошла женщина и подарила ей маленький букет, всего пара стебельков: «Поздравляю». С ромашками в руках, в цветастом платье и кедах с веселым рисунком, Таня выглядела совершенно счастливой, как будто она попала в Мосгорсуд по ошибке.

«А что там Степан (Зимин)? Как у него?» — спросил молодой человек в очках у стоявших рядом с Таней людей. «Да как у всех», — ответили они.

«Я его однокурсник. Пришел поддержать. Степка, конечно, дурак, что пошел туда… Надо было его напоить накануне до беспамятства. Но только не его судить надо, я считаю. Не он же эту кашу заварил. Это как судить не кашевара, который плохую кашу в столовой сварил, а детей, которые этой плохой кашей кидаются», — говорил он.

Все понимающе кивали. Собрание в коридоре быстро превратилось в подобие группы психологической взаимопомощи.

Когда в зал запустили всех адвокатов и дверь почти перестала раскрываться, показывая родственникам лица в аквариуме, люди начали расходиться. У входа в зал оставались лишь самые стойкие.

Предварительное заседание суда продлилось до семи вечера и прошло в закрытом для прессы режиме. О происходящем в зале в течение дня в своем твиттере сообщала Мария Баронова — единственная из подсудимых, чей круг общения не ограничен условиями меры пресечения. Судья Наталья Никишина отказалась удовлетворять отвод, заявленный ей подсудимым Сергеем Кривовым, а затем продлила арест десяти фигурантам «болотного дела» на время суда — до 24 ноября.

Предварительные слушания продолжатся в пятницу — за один день судья Никишина не успела рассмотреть все ходатайства полутора десятка адвокатов. По словам Бароновой, «правильнее было бы сказать, что она еще даже не начинала».