Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Навальный не стал третьим лицом

Суд: следователи, не зарегистрировавшие заявление Навального на их начальника Бастрыкина, поступили правильно



Басманный суд Москвы не дал Алексею Навальному вмешаться в отношения «Новой газеты» и...

Басманный суд Москвы не дал Алексею Навальному вмешаться в отношения «Новой газеты» и Следственного комитета

Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС
Басманный суд Москвы не дал Алексею Навальному вмешаться в отношения «Новой газеты» и Следственного комитета. Оппозиционер требовал от СК разобраться в обстоятельствах разговора главы СК и замглавреда издания Сергея Соколова в подмосковном лесу летом прошлого года. Суд посчитал, что Навальный не может требовать предварительной проверки инцидента, поскольку сам он очевидцем беседы, в ходе которой Бастрыкин якобы угрожал Соколову, не был.

Басманный суд Москвы на заседании в среду счел законными действия Следственного комитета, который отказался регистрировать сообщение оппозиционера Алексея Навального о незаконных действиях главы следственного ведомства Александра Бастрыкина.

Поводом для обращения Навального стала публикация в «Новой газете», в которой ее главный редактор Дмитрий Муратов сообщил об угрозах, поступивших его заместителю Сергею Соколову от председателя СК Бастрыкина. «Поздним вечером Соколов был усажен в машину вашей охраной и отвезен без объяснения причин в подмосковный лесок. Там вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине. Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести», — говорилось в открытом письме Муратова, опубликованном «Новой газетой». Разговор Бастрыкина в редакции восприняли как прямые угрозы жизни Соколову, и журналист покинул страну. Этот скандал разрешился через несколько дней, после того как Бастрыкин прибыл в редакцию «Новой газеты» и извинился перед ее коллективом. Свое поведение глава следственного ведомства объяснил усталостью и напряженной работой. Сам факт разговора с Соколовым Бастрыкин отрицать не стал, пояснив лишь, что их встреча была не в лесу, а на обочине дороги. Лес же, по его словам, был в некотором отдалении, за канавой, и туда Бастрыкин с Соколовым не заходил.

После того как история попала в СМИ, Навальный потребовал от Следственного комитета провести проверку действий Бастрыкина. По российским законам сообщить о преступлении может любой гражданин, а правоохранительные органы будут обязаны проверить поступившее заявление. Однако в случае с Навальным и Бастрыкиным Следственный комитет отказался провести предварительную проверку, объяснив это тем, что оснований для таковой не имеется вовсе. Этот отказ оппозиционер и решил обжаловать.

Во время заседания в Басманном суде представитель Следственного комитета Татьяна Брянская пояснила, что отказ Навальному является законным сразу по нескольким причинам. Заявление оппозиционера, по ее словам, не соответствовало требованиям ст. 141 УПК, поскольку в нем не было отметки об ответственности за заведомо ложный донос.

Кроме того, Навальный не является очевидцем разговора Бастрыкина и Соколова, а сам замглавы «Новой газеты» не обращался в Следственный комитет с требованием разобраться в обстоятельствах его беседы с главой следственного ведомства. При этом представитель СК добавила, что Соколов не относится к категории граждан, которые «в силу своего зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам нуждаются в защите своих прав и законных интересов со стороны третьих лиц».

Адвокат Вадим Кобзев, представляющий интересы Навального, подчеркнул, что обращение оппозиционера было оформлено в полном соответствии с нормами УПК. К письменным заявлениям предъявляется лишь два требования, пояснил защитник. Документ должен иметь подпись заявителя и не быть анонимным, а никаких отдельных гарантий по поводу ответственности за ложный донос давать не нужно. В Уголовно-процессуальном кодексе также нет никаких упоминаний того, что заявитель обязательно должен быть очевидцем преступления. В данном случае свидетельства произошедшего содержатся в многочисленных публикациях в СМИ, а также в самом факте выезда Соколова за рубеж на время разбирательства редакции «Новой газеты» с Бастрыкиным.

Сам Навальный добавил, что он написал заявление в Следственный комитет, не согласовывая свое решение с Соколовым. При этом оппозиционер предположил, что замглавреда «Новой газеты» может быть запуган и поэтому не требует разбирательства сам. Навальный также пояснил, что нежелание Следственного комитета расследовать обстоятельства произошедшего он рассматривает как нарушение своих прав, гарантированных 33-й и 52-й статьями Конституции (в них говорится о праве граждан направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, а также о праве потерпевших на защиту от преступлений и злоупотреблений властью).

Иллюзий по поводу решения суда у оппозиционера не было. Во время перерыва в заседании, общаясь с журналистами, Навальный обратил внимание на то, что его «доводы о том, что Соколов был запуган, суд совершенно не хотел слышать и все сводил к процессуальным моментам». «Судья упирал на то, что если ты не Соколов, то ты не имеешь конституционного права ни на что жаловаться. Я предполагаю, что судебное решение будет основано на процессуальной уловке, которая позволит сказать: «Ну вот Соколов, может, боится или не боится, но пусть обращается сам», — поделился мнением с журналистами оппозиционер.

Через полтора часа судья Артур Карпов огласил свое решение о законности действий Следственного комитета, не пожелавшего рассматривать обращение стороннего гражданина.

«По мнению суда, конституционные права Навального, установленные стст. 33 и 52 Конституции России, а также его права на жизнь, безопасность и справедливое судебное разбирательство не нарушены, поскольку последний реализовал свое право на обращение в государственные органы», — объявил судья, добавив, что у него не имеется сведений о том, что Навальному был «причинен физический, имущественный либо моральный вред».

«Все правильно говорил Бастрыкин в том самом памятном лесу: «Я что хочу, то и сделаю, а расследовать буду я». «Вот он и расследует, — сказал Навальный, комментируя решение. — Суд сегодня подтвердил, что Бастрыкин должен расследовать преступления в отношении себя, причем если он не хочет расследовать, то он может не расследовать».

«Новая газета» обращение Навального не комментирует. «Это не наша история, — заявила «Газете.Ru» пресс-секретарь издания Надежда Прусенкова. — История Муратова и СК наша. История Навального и СК — это их история».

В разговоре с «Газетой.Ru» Навальный выразил недоумение по поводу того, что следственное ведомство вообще отказалось провести предварительную проверку по его заявлению. В случае если бы СК провел предварительную проверку, а потом отказал бы в возбуждении уголовного дела, обжаловать решение было бы сложнее, объяснил он. По мнению члена Общественной палаты юриста Елены Лукьяновой, Следственный комитет сразу отказал в проведении предварительной проверки из-за нежелания разбираться в действиях своего руководителя.

«Они что, очень умные, что ли, собственного главу расследовать? У меня был случай, когда мы попросили провести проверку в отношении Суркова (Владислава Суркова, бывшего первого замглавы президентской администрации, ныне вице-премьера. — «Газета.Ru»). Они настолько испугались, что прислали нам ответ, что они не могут провести проверку, потому что у них не хватает данных. То есть они даже не стали отказываться, что он преступление совершил. Потому что очень страшно», — рассказала Лукьянова, не исключив при этом, что добиться начала расследования в отношении должностных лиц такого порядка все-таки возможно.

Навальный рассчитывает и дальше добиваться расследования этой истории, дойдя и до Страсбургского суда, «куда теперь обращаются по всем политическим делам». К тому же, понадеялся он, случай с Соколовым может сыграть определяющую роль при решении вопроса о внесении Бастрыкина в «список Магнитского». Президент США должен представить подготовленный для него казначейством и госдепом список нарушителей прав человека в России к середине апреля. Информация о том, что глава следственного ведомства может войти в список чиновников, которым запрещен въезд в США и финансовые операции на территории Соединенных Штатов, из-за инцидента с замглавреда «Новой газеты» появлялась еще в ноябре прошлого года. На включении его в список настаивает Координационный совет оппозиции.