Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Первый «болотный» срок

Фигурант «болотного дела» Максим Лузянин получил 4,5 года колонии, несмотря на признание вины

Вячеслав Козлов, Сергей Смирнов 09.11.2012, 23:13
«Узник болотной» Лузянин получил 4,5 года колонии РИА «Новости»
«Узник болотной» Лузянин получил 4,5 года колонии

Первый фигурант «болотного дела» приговорен к реальному сроку заключения. Максим Лузянин, которого обвиняли в том, что он бил бойцов ОМОНа и участвовал в массовых беспорядках, приговорен к четырем половиной годам колонии общего режима. Адвокат Лузянина пообещал дойти до ЕСПЧ, но эксперты считают, что это бессмысленно, потому что осужденный признал свою вину.

В пятницу закончился первый судебный процесс в рамках «болотного дела». Суды по существу в отношении фигурантов разбирательства о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая стартовали с культуриста и предпринимателя Максима Лузянина. Его задержали одним из первых — 28 мая. Предварительные слушания по делу Лузянина, который обвиняется по ч. 2 ст. 212 УК (участие в массовых беспорядках) и ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти), состоялись 29 октября, и после их окончания у него были веские основания рассчитывать на благополучный исход процесса.

Лузянина решили судить в особом порядке: он признал свою вину, раскаялся и сотрудничал со следствием. Адвокат Лузянина Сергей Шушпанов не скрывал, что рассчитывает на выход подзащитного из-под стражи если не в зале суда, то уж точно до начала процессов в отношении других фигурантов «болотного дела».

Суд над Лузяниным должен был начаться в 11.00, но к этому времени в обвиняемого еще даже не привезли из СИЗО. К суду на всякий случай подвезли полицейский пазик, у которого дежурили стражи порядка. В коридорах суда заседания ждали несколько десятков журналистов и небольшая группа поддержки, состоящая из активистов, которые ходят практически на все процессы по «болотному делу».

«Да условку дадут, он же на сделку пошел. Должны, во всяком случае», — говорил один из активистов с белой лентой молодой девушке по соседству.

«Трудно сказать. Но, если дадут реальный срок, неизвестно, что же будет с теми, кто сотрудничать отказался», — отвечала девушка.

В какой-то момент в суде появился оппозиционер Алексей Навальный, фигурирующий в «болотном деле» как возможный организатор беспорядков. Он был единственным из лидеров протеста, пришедшим в суд. Навальный избегал общения с прессой, заверив, что даст комментарии после заседания.

В итоге суд над Лузяниным стартовал с полуторачасовым опозданием. Судья Андрей Федин, решивший вопреки желанию Лузянина сделать процесс открытым, зачитал заявления потерпевших по «болотному делу»: они все как один отказывались по разным причинам являться в суд, давая добро на процесс без их присутствия. После этого Федин предоставил слово стороне обвинения.

По словам прокурора, узнав 6 мая из СМИ о готовящейся акции протеста против фальсификаций на выборах в Государственную думу и президента, «Лузянин пришел на Якиманку и вместе с другими людьми направился на Болотную площадь». По словам прокурора согласованная с властями акция уже на Болотной площади переросла в массовые беспорядки, которые сопровождались погромами, поджогами и уничтожением имущества. В беспорядках Лузянин, по версии обвинения, участвовал с 16.00 до 20.00, грубо нарушая закон «О собраниях, митингах, демонстрациях и пикетировании».

Вместе с Лузяниным нарушали закон Андрей Барабанов, Федор Бахов, Михаил Косенко и другие фигуранты «болотного дела» — обвинитель перечислил практически все их фамилии.

От действия Лузянина пострадали пять человек — все они сотрудники полиции или бойцы ОМОНа. В омоновца Штапкина Лузянин бросил куском асфальта размером примерно 20 на 30 см, попав тому в шлем. Кроме того, он нанес неопасные для здоровья травмы другому бойцу ОМОНа Александру Казьмину, сержантам полиции Маркову и Круглову и сотруднику патрульно-постовой службы Прохорову. Прокурор подобно рассказал, как Лузянин срывал с полицейских шлемы, сбивал с ног, душил и бил. У Прохорова, к примеру, была повреждена зубная эмаль. Уже после задержания, заметил прокурор, Лузянин выплатил Прохорову компенсацию в 15 тысяч рублей за лечение у стоматолога.

Одновременно с Лузяниным, продолжал обвинитель, в беспорядках участвовали и другие «неустановленные лица»: они забрасывали сотрудников полиции и бойцов Внутренних войск камнями, кусками асфальта, палками и всем, что попадалось им под руки. Дальше прокурор более подробно описал действия незадержанных участников митинга.

По его словам, протестующие, «поддавшись на призывам к массовым беспорядкам» (кто призывал — не уточнялось), пытались прорвать полицейское оцепление, применяя физическую силу.

Помимо бутылок и других подручных средств, которые летели в стражей порядка 6 мая, митингующие распыляли слезоточивый газ из баллончиков, закидывали оцепление бутылками с зажигательной смесью, разливали на площади неустановленную жидкость с едким запахом из заранее приготовленных емкостей, выстраивали из биотуалетов препятствия для передвижения бойцов ОМОНа, а последних избивали, утверждал прокурор.

Из-за массовых беспорядков, по его словам, полицейские понесли большие убытки. ГУ МВД по Москве лишилось нескольких десятков шлемов и бронежилетов, 29 резиновых дубинок, 8 щитков, 12 раций и два мегафона — все это полицейские оценили в 371 тысячу рублей. Управление на транспорте МВД по Центральному федеральному округу недосчиталось 43 тысяч рублей, а ГУ МВД по Челябинской области (сотрудники областной полиции были в оцеплении) — 23 тысяч. Собственник биотуалетов компания «Экоуниверсал» оценила ущерб в 70 тысяч рублей.

Самые серьезные убытки, как следовало из слов прокурора, понес департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства ЦАО, который потратил на ремонт асфальта 28 млн рублей.

Зачитав обвинение, прокурор запросил для Лузянина шесть с половиной лет колонии общего режима, что стало явной неожиданностью для большинства тех, кто пришел на заседание.

Адвокат Лузянина Сергей Шушпанов попросил учесть раскаяние обвиняемого и признание им своей вины. Защитник отметил, что Лузянин действовал под влиянием толпы. Чтобы обосновать неадекватность поведения Лузянина на Болотной площади, он начал цитировать психолога Гюстава Лебона, изучавшего психологию толпы.

Сам Лузянин, взяв слово, в очередной раз признал свою вину. «То, что я делал на площади, мне не свойственно. Я серьезный человек, у меня на иждивении находятся сын, жена и мать. В других обстоятельствах я бы не совершил то, что сделал», — каялся обвиняемый.

В качестве свидетеля на суде выступила лишь мать Лузянина Анна: «Он добрый, хороший человек, У него крепкая семья, сыну 16 лет, жена… Он очень спокойный человек, занимается спортом, агрессивным я его никогда не видела. Он меня содержит, вся надежда на него».

Судья Федин на два часа удалился принимать решение и постановил отправить Лузянина за решетку на четыре с половиной года.

Иски потерпевших и пострадавших, к примеру ГУ МВД по Москве, Федин рассматривать в рамках уголовного судопроизводства отказался, сохранив при этом право предъявить к Лузянину финансовые претензии, но по «гражданской линии».

Сергей Шушпанов категорически не согласен с приговором. «Мы будем обжаловать его и готовы пройти все инстанции, в том числе и Европейский суд по правам человека», — сказал он «Газете.Ru».

Павел Чиков из правозащитной организации «Агора» считает, что никаких перспектив в ЕСПЧ у Лузянина нет, «поскольку он признал свою вину». А реакция адвоката Шушпанова, по его словам, свидетельствует о том, что они рассчитывали на более мягкий приговор: «Показательно, что адвокат заговорил об обжаловании приговора. Особый порядок (судебного заседания. — «Газета.Ru») не предполагает обжалования. Скорее всего, их просто кинули».

По мнению Чикова, реальный срок Лузянину говорит о том, что остальным обвиняемым по «болотному делу» нет смысла рассчитывать на сотрудничество со следствием.

«Если признавший свою вину Лузянин получает столько, то для других адвокатов есть смысл биться в суде — с потерпевшими, свидетелями, смотреть видеозаписи. Так что нас ждет интересный процесс, особенно если он будет групповым. У адвокатов будет одна общая позиция — не признавать статью 212 (массовые беспорядки. — «Газета.Ru»)», — сказал Чиков, заметив, однако, что другим обвиняемым, не признающим свою вину, следует ждать еще более жестких приговоров.

Правозащитник добавил, что приговор Лузянину в ближайшее время будет обжалован адвокатами «Агоры» Дмитрием Динзе, Фаритом Муртазиным и Светланой Сидоркиной, поскольку он может быть использован как преюдиция (правило для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу. — «Газета.Ru») в делах их подзащитных по «болотному делу».

Помимо дела Лузянина в Замоскворецком райсуде в пятницу начался процесс по делу другого фигуранта «болотного дела» — Михаила Косенко. Накануне в дело вступили несколько адвокатов, среди которых Елена Липцер, которая защищает по «делу ЮКОСа» Платона Лебедева. Сторона защиты в начале процесса заявила несколько ходатайств, в том числе об освобождении Косенко из-под стражи. Они были отклонены, но следующее заседание было назначено на 28 ноября: к этому времени новые адвокаты должны успеть ознакомиться с делом.