Слушать новости

Насильно милован

Белорусский политзек Сергей Коваленко вышел на свободу после того, как под давлением вынужден был признать свою вину

В Белоруссии неожиданно освобожден один из политзаключенных – Сергей Коваленко, которого, как он говорит, вынудили признать вину и написать прошение о помиловании на имя президента Александра Лукашенко. По информации правозащитников и родственников, на остающихся в белорусских застенках политзаключенных оказывается жестокое давление – от них требуют признавать вину и просить президентской милости.

Белорусский политзаключенный Сергей Коваленко был освобожден из колонии в Могилеве вечером 26 сентября на основании написанного им прошения о помиловании на имя Александра Лукашенко. На поезд до Витебска его посадили сотрудники колонии. Его жена Елена Коваленко в интервью порталу «Хартия'97» сообщила, что на вокзале в Витебске политзаключенного вместе с нею и родственниками встречали сотрудники милиции и спецслужб в штатском. «Их было очень много. Они следили за нами», – рассказала Елена Коваленко.

По словам супруги политзаключенного, прошение о помиловании из Сергея Коваленко выбивали путем давления, шантажа и угроз.

«От него требовали написания прошения и признания вины. Сергей заявил, что не может отказаться от своих принципов. Но на него продолжали давить, шантажировали маленьким сыном. Потом бросили в карцер, где были ужасные условия», – заявила Коваленко.

Она сообщила, что, по словам Сергея Коваленко, из Могилевской колонии должны также освободить анархиста Павла Сыромолотова, который также написал прошение о помиловании. «Павла вместе с Сергеем непосредственно перед освобождением поместили в отдельную камеру», – рассказала жена политзека.

«А вообще за нами пристально следят, мы продолжаем находиться под колпаком. Неизвестно, на каких условиях Сергей освобожден», – добавила Елена Коваленко.

Активист консервативного крыла Белорусского народного фронта Сергей Коваленко был осужден на два года и месяц лишения свободы за нарушение домашней «химии», которую ранее получил за вывешивание национального белорусского флага на новогодней елке в Витебске 7 января 2010 года.

С середины декабря до конца марта с перерывом на 20 дней Коваленко держал голодовку, за время которой похудел на 50 кг. Вторую голодовку он проводил с 8 до 25 мая.

В июне нынешнего года стало известно, что Сергей Коваленко написал на имя Александра Лукашенко прошение о помиловании. В минувшее воскресенье президент, общаясь с журналистами, подтвердил, что на его имя поступили прошения о помиловании от двух лиц. Позднее стало известно, что одно из ходатайств было написано Коваленко.

«И Коваленко, и Сыромолотов, хотя и считаются политзаключенными, но оба были посажены не за то, за что сидит большинство других политзеков. То есть не за события, последовавшие после президентских выборов», — говорит белорусский политолог Виктор Демидов. 19 декабря 2010 года сразу после президентских выборов, на которых вновь победил Лукашенко, в Минске состоялись массовые акции протеста, жестоко подавленные властями. В тюрьмах оказалось около 700 человек.

«За «площадь» люди еще сидят, в том числе и экс-кандидат в президенты Николай Статкевич, – рассказывает Демидов. – Но Лукашенко сейчас просто необходимо отпустить политзаключенных. Во-первых, давит Европа. 31 октября Совет Евросоюза рассмотрит вопрос о расширении санкций в отношении белорусского режима Лукашенко. Европейцы уже не раз заявляли, что любые переговоры с Лукашенко возможны только в том случае, если он освободит политзаключенных».

«Во-вторых, на Лукашенко давит Путин, – считает эксперт «Газеты.Ru». – Он хочет, чтобы в создаваемом им Евразийском союзе все было красиво. А Лукашенко портит картину: и политзаключенные у него, и смертные казни регулярно. У западных партнеров, что называется, возникают вопросы».

По словам самого Сергея Коваленко, самым тяжелым временем в заключении было время голодовки. «Еще в витебском СИЗО психиатры пытались внушить мне, что я сумасшедший и голодаю, потому что хочу похудеть. Я говорил, что это политическая голодовка, вызванная беспределом и подлостью властей. Меня возили в Минск в СИЗО, в психбольницу и везде таким образом обрабатывали, – рассказывает Коваленко. – В Могилевской колонии постоянно шли провокации. Пытались понизить мой авторитет среди других заключенных. Мне пришлось защищаться. В итоге я попал в ШИЗО. Там ко мне постоянно приходили, просили написать прошение о помиловании. Давили в основном на любовь к детям. Говорили: ну вот, сможешь их увидеть скоро... Они умеют это делать».

Руководство колонии, по словам бывшего политзаключенного, делает все, чтобы политические узники попали в число злостных нарушителей, для того чтобы были основания ужесточить в отношении них режим или продлить срок заключения.

«То пуговицу не застегнул, то не там лег, то не там сел, то на три минуты позже проснулся. Придираются, чтобы повесить «злостного нарушителя» и ужесточить условия содержания», – говорит Коваленко.

Сейчас в белорусских тюрьмах и колониях идет сильное давление на остальных политзаключенных, от которых также требуют писать на имя Лукашенко прошения о помиловании. Об этом сообщают их родные и адвокаты.

В четверг стало известно о давлении в отношении лидера организации «Молодой Фронт» Дмитрия Дашкевича, который уже неделю держит голодовку в карцере Мозырской колонии. Причина голодовки – давление со стороны администрации Мозырской колонии, в том числе лично ее начальника Юрия Зборовского.

Как сообщает пресс-служба «Молодого Фронта», при первой же встрече с Дашкевичем начальник колонии стал нецензурно оскорблять и унижать политзаключенного. Зборовский угрожал, что лидер «Молодого Фронта» не выйдет из ШИЗО до конца срока. Всего за неделю в Мозырской колонии в отношении него уже несколько раз собиралась тюремная комиссия, которая лишила Дашкевича всех свиданий.

После ряда издевательств Дмитрий Дашкевич написал заявление о том, что начинает голодовку. Начальник режимного отдела его смял и выбросил, пригрозив лидеру «Молодого Фронта» изнасилованием другими заключенными. Тогда Дашкевич отказался выполнять любые приказы, и его отправили снова на комиссию, где дали новый срок в ШИЗО.

«Дмитрий Дашкевич в колонии всего неделю. Что может быть дальше – трудно представить... В беседе со мной начальник режимного отдела пригрозил, что если что-то выйдет в СМИ — Дашкевичу будет хуже. Но я не вижу другого варианта, кроме озвучивания этих ужасных вещей», – говорит невеста политзаключенного Анастасия Положанко.

«Я бы не стал связывать освобождение Коваленко с изменением курса внутренней или внешней политики. И не о какой оттепели в отношениях с Европой пока говорить не приходится , – говорит эксперт Belarus Security Blog Виктор Евмененко.

– Думаю, ведется планомерная работа по освобождению заключенных, признанных белорусских гражданским обществом и Европой политическими. Ведь освобождают (хоть и с задержкой) только тех, кто написал прошение о помиловании. И формальности как при заключении, так и при освобождении всегда соблюдаются. С другой стороны, безусловно, все освобождения этих заключенных можно записать в актив всего белорусского гражданского общества. Несмотря на его видимую слабость, власть слышит голос гражданского общества и вынуждена реагировать».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть