Суд разберется, кто швырял протокол

Педседатель УИК, заявляющая, что отказалась фальсифицировать выборы, предстала перед судом



Татьяна Иванова

Татьяна Иванова

fontanka.ru
Бывшая председатель одного из петербургских УИК, отказавшаяся, как она уверяет, подделывать итоги голосования, предстала перед судом по обвинению в клевете. Соответчиком выступает «Новая газета», в тексте которой адвокаты истицы, начальника районного отдела образования Натальи Назаровой, нашли большие несоответствия с записью интервью.

Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга в четверг приступил к рассмотрению иска главы местного отдела образования Натальи Назаровой к бывшей учительнице школы № 575, экс-главе УИК № 99 Татьяне Ивановой, рассказавшей журналистам, как ее принуждали фальсифицировать выборы в декабре.

Глава отдела, отстаивающая свою деловую репутацию, уточнила исковые требования: ее адвокаты не опровергают изложенные Ивановой факты — исключительно отдельные высказывания о том, как от нее требовали организовать фальсификации на парламентских выборах.

В начале февраля бывший председатель участковой комиссии № 99 Санкт-Петербурга на выборах в Госдуму завуч Татьяна Иванова сообщила «Газете.Ru», как за 70 тыс. рублей должна была «помочь «Единой России» и почему она не стала этого делать. «Единая Россия» получила на ее участке один из самых низких результатов по городу. В многочисленных интервью педагог рассказала о том, как впервые столкнулась с давлением и принуждением к фальсификациям, в ее повествовании фигурировала начальник местного отдела образования Наталья Назарова. Чиновница сочла, что публикации причинили ей «моральные страдания», и обратилась в суд. Ответчиками также выступает «Новая газета», первая напечатавшая историю Ивановой.

Сама Назарова на судебное заседание, как ожидалось, не явилась. Иванову в здании суда встречали с букетом ее ученики, поддержать опального педагога пришел депутат законодательного собрания от «Яблока» Максим Резник и местные гражданские активисты. К ответчице выстроилась огромная очередь из желающих выразить ей сочувствие и вручить цветы. Несколько девушек сообщили корреспонденту «Газеты.Ru» о том, что пришли поддержать свою классную руководительницу, они уверены, что рассказанное педагогом — правда, ведь «она за историю нашего обучения не соврала ни разу». «Нам очень жаль, что мы лишились своего классного руководителя, она нам нужна как человек, — заявила Кристина Гагарина. — Если бы вернулась, были бы очень рады». Школьницы отметили, что у них после этой истории изменилось отношение к государственной власти, ведь «так не делается, так не должно быть». Выпускница Катя Сафронова намерена поступать в педагогический вуз, однако заверила, что, если предложат фальсифицировать выборы, «откажется на 100%».

Иванова пребывала в хорошем расположении духа: много шутила и смеялась. В зал пустили не всех — не влезли.

Представители «Новой газеты» ходатайствовали о приобщении к материалам дела аудиозаписи и расшифровки беседы корреспондента издания Людмилы Рыбиной. Адвокат Назаровой Александр Бородатый возражал, однако, когда просьбу удовлетворили, пожелал ознакомиться с одиннадцатистраничной расшифровкой, через 10 минут он сообщил, что обнаружил ряд несоответствий между публикацией и тем, что говорила Иванова. В частности, в статье говорится, что Назарова, отвечая на вопрос Ивановой, принуждают ли ее к нарушению закона, заявила следующее: «Вы чего голову морочите?» Однако, согласно распечатке разговора, экс-учительница сообщила Рыбиной: «Знаете, не стесняясь, нам говорили, что вы голову морочите, всегда так делалось». Бородатый обратил внимание на то, что конкретно его доверитель в данном случае ответчицей не упоминается. Юрист заявил, что из контекста материала следует, что его клиентка «побуждала к совершению неблаговидных действий, то есть к нарушению закона для победы «Единой России».

Кроме того, продолжил адвокат, автор «Новой» пишет: «Когда мы зашли в кабинет, Назарова швырнула протоколы со словами: «Здесь ничего нельзя сделать». В то же время из расшифровки следует, что «она не одна проверяла протоколы, она была с этим Сергеем Викторовичем (Пономаревым, членом горизбиркома. — «Газета.Ru»), они на пару. Да, и вот мы заходим по одному. Сначала он посмотрел, потом так швырнул: «Здесь ничего нельзя сделать!». Назарова спросила: «А что там?».

Бородатый подчеркнул, что из монолога экс-учительницы следует, что протоколы швырял и возмущался, что ничего нельзя сделать, «этот Сергей Викторович», а не Назарова. «Зачем ей спрашивать, что там, если она якобы лично проверяла протоколы?» — уточнил юрист, заметив, что при сравнении текстов обнаружил, что Рыбина «проявила творчество», исказив некоторые фразы.

Всего Бородатый оспаривает пять фраз, приписанных Назаровой, среди которых, в частности, обещание, якобы данное чиновницей директору школы, в которой работала педагог. В публикации утверждается, что истец грозилась обратиться в отдел по борьбе с коррупцией, поскольку начальница Ивановой «развела семейственность». Также чиновницу не устроила фраза «Вы должны указать наблюдателям место у дверей».

Адвокат заявил, что целиком они текст не оспаривают — «только фразы, в которых есть (эти) утверждения». Он передал оппонентам уточненный иск, Назарова в нем в скобках указала сведения, которые относит к числу порочащих.

Любопытно, что на просьбу адвоката Ивановой Нателлы Пономаревой уточнить, присутствовала ли Назарова в тех местах, на которые указывает ее подзащитная, Бородатый парировал: «Не знаю, меня это не интересует совершенно. Меня там не было, как и вас. Это не входит в доказывание истцом».

Стороны довольно долго препирались, пытаясь выяснить, где по закону должны сидеть наблюдатели, относится ли фраза «вы должны» к тем, что можно принять за указание, сообщала ли Иванова о том, что Назарова швыряла протокол. Бородатый заметил, что обещание обратиться в отдел по борьбе с коррупцией в контексте статьи звучит как угроза, на что Пономарева заявила, что «обращение в правоохранительные органы не является угрозой. «А нет такого органа, как отдел по борьбе с коррупцией», — парировал адвокат Назаровой.

— То есть Назарову оскорбило, что такого органа нет? — ехидно поинтересовалась Пономарева.
— Это ваши инсинуации, — возразил ее визави. — По-вашему, выходит, что Иванова не сказала ничего порочащего, исключительно добрые слова.

Защита заявила, что между текстом Рыбиной и расшифровкой серьезных несоответствий не увидели. Сама Иванова согласилась, что неточности есть, но они, по ее мнению, несущественны. Адвокат «Новой» Екатерина Седова, в свою очередь, подчеркивала, что Рыбина не является автором размещенных сведений, оказывала лишь техническое содействие в распространении.

— Так швырнул протокол кто — Сергей Викторович или Назарова? — продолжал Бородатый.
— Они были на пару, — отрезала Седова.

Кроме того, Бородатый заявил, что Назарова не могла оказывать давление на Иванову, поскольку не является ее работодателем.

Защита, в течение длительного времени оборонявшаяся, сделала ход конем — ходатайствовала о том, чтобы суд запросил в компании МТС сведения о телефонных соединениях Назаровой с указанием, в какой зоне находился абонент в период с 4 декабря по 5-е. Бородатый возражал, по его убеждению, «это не имеет правового значения». Судья Оксана Рябко, которая в течение заседания вела себя довольно отстраненно, ходатайство удовлетворила.

Иванова, сохранившая после суда боевой настрой, расспрашивала учеников, как они сдали ЕГЭ, куда собираются поступать, подчеркивала, что она не безработная, а пенсионер, говорила, что поедет на дачу. «С меня просят 30 тысяч, пенсия у меня 10 тысяч. За три месяца рассчитаюсь, — смеялась она. — Правду говорить легко. А что касается коллег, которые в этом участвовали… С одной стороны, не суди — да не судим будешь. С другой — учитель должен сеять вечное и доброе, никто же не стоял с автоматом, нас не заставляли работать на выборах, это дело добровольное».

Экс-педагог не без стеснения призналась, что 10 лет назад, когда выбирали Владимира Путина, вступила в «Единую Россию». «Теперь мне стыдно, в последний раз, когда в эфире общалась с Кучереной, хотелось положить партбилет на стол, — заявила она. — А тогда верилось, что многое изменится, все будет по-другому».

На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», не собирается ли она выходить из рядов партии, Иванова поинтересовалась: «А может, меня уже исключили?» Услышав, что это вряд ли могло произойти без ее ведома, она заметила: «Я не хочу сейчас об этом думать. Я вне политики».

На улице журналисты и сочувствующие окружили ответчицу, перекрыв тротуар, прохожие интересовались, дескать, что происходит. Отвечали: «Вот честный председатель избирательной комиссии. Можете посмотреть».

Судебное разбирательство по существу назначено на 16 мая. Ожидается, что на заседании выступят свидетели со стороны экс-педагога.