Мост для обмена

Как меняли шпионов

Глиникский мост // glienicke-bridge.com
Обмен десяти русских шпионов на ученого Игоря Сутягина и трех экс-агентов ФСБ — не самый оригинальный и не самый массовый обмен в истории США и России. Самые известные обмены происходили на Глиникском мосту под Берлином, а диссидента Владимира Буковского на коммуниста Луиса Корвалана меняли в аэропорту Цюриха.

За всю историю «холодной войны» обменов шпионами между двумя лагерями было не так уж и много. Первым и самым известным стал обмен в феврале 1962 года полковника КГБ Рудольфа Абеля на пилота американского разведывательного самолета U-2 Гэри Пауэрса. Абель, которого на самом деле звали Вильям Фишер, жил в Нью-Йорке как художник и владел фотостудией. В США его считали главой всей советской шпионской сети в СССР и приговорили к 35 годам. Летчик разведывательного самолета Lockheed U-2 Пауэрс был сбит под Свердловском.

Сцена обмена шпионами хорошо известна по многочисленным художественным и документальным фильмам о разведчиках.

Хотя сама история с обменом 10 русских шпионов на ученого Игоря Сутягина и трех бывших агентов ФСБ кинематографична, сцена их обмена в историю не войдет. Участвующие в сделке шпионы просто перешли из самолета в самолет по закрытому трапу.

А 40 лет назад все было по-другому. «Это была умиротворяющая сцена, статичная и нереальная. Две группы людей в зимних пальто стояли на мосту. Их разделяла белая линия, символизировавшая «железный занавес». В один момент люди пришли в движение и разошлись в разные стороны, потом они расселись по лимузинам с зашторенными окнами и умчались, как ракеты», — вспоминала свидетель обмена, корреспондент Reuters Анетта фон Брекер.

Абеля и Пауэрса обменяли на Глиникском мосту, соединявшем Западный Берлин и находившийся в ФРГ Потсдам. Мост еще дважды использовался супердержавами для обмена шпионами. 11 июня 1985 года на этом мосту СССР и США провели самый массовый в истории обмен шпионами: на Запад отправились 23 агента ЦРУ, а СССР в ответ получил четверых шпионов.

Более известен другой обмен, произошедший уж на излете «холодной войны», в 1985 году. Вместо диссидента и писателя Натана Щаранского и трех разведчиков в СССР оказались сотрудники чехословацкой разведки супруги Карл и Ханна Кехер, советский агент Евгений Земляков, поляк Ежи Качмарек и немец Детлеф Шарфенорт.

Щаранский рассказывал, что перед обменом ему впервые за весь срок заключения дали гражданскую одежду, но слишком большого размера, и брюки он подпоясал бечевкой.

«Американский посол в ФРГ взял меня под руку, и мы медленно пошли через мост. «Где граница?» — спрашиваю своих провожатых. «Жирную линию на мосту видишь? Это она и есть».

«Как здорово!» — не скрываю я ликования, прыгаю через нее в... свободу, и в этот момент бечевка у меня на брюках рвется. В последнюю секунду я буквально подхватываю брюки и беседую с журналистами, их придерживая. Меня часто спрашивают: «Какой была твоя первая мысль на свободе?» — и я всегда честно отвечаю: «Как бы не потерять брюки», — рассказывал диссидент, впоследствии сделавший политическую карьеру в Израиле.

Самый знаменитый обмен произошел не на Глиникском мосту, а в цюрихском аэропорту Клотен в 1976 году. Там советского диссидента Владимира Буковского обменяли на генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана. Тогда все происходило почти так же, как в 2010 году. «Корвалан прилетел в Цюрих на борту самолета компании «Люфтганза». Наш самолет поставили рядом с ним, после чего оба лайнера окружили солдаты швейцарской армии. Внутри этого кольца на взлетном поле нас ждали три посла — СССР, США и Чили. Корвалана с женой посадили в машину советского посла и подвезли к самолету, на котором я только что прилетел. А я остался в Цюрихе». Буковского тогда лишили советского гражданства, и в дальнейшем эта процедура применялась ко всем диссидентам, депортируемым посредством обмена.

Другим известным обменом стала передача Великобритании в апреле 1964 года шпиона Гревила Винна в обмен на советского разведчика Гордона Лонсдейла, чья работа в Великобритании по раскрытию секретов военно-морского центра в Портленде принесла СССР выгоду в $15 млрд. Винн попросил на все изъятые у него деньги купить ему черной икры, за что журналисты прозвали его «килькой, на которую русские так выгодно выменяли свою акулу».