Рейган в хорошем смысле слова

Александр Артемьев 20.03.2008, 12:22

Джон Маккейн, ветеран вьетнамской войны и бывший военнопленный, многолетний сенатор от Аризоны, может стать самым пожилым в истории президентом США. Убежденный республиканец, носитель традиционных консервативных ценностей, он борется сейчас за центристский электорат сразу с двумя соперниками от Демократической партии.

Биография республиканского кандидата на пост президента США, без сомнения, более всех прочих оставшихся соискателей кресла хозяина Белого дома достойна экранизации.

Cудьба человека

Джон Сидни Маккейн-третий пошел по стопам своих отца и деда, адмиралов флота, поступив в Академию Военно-морского флота, которую окончил в 1958 году. Он выбрал карьеру морского летчика, и в 1967 году, в возрасте тридцати лет, совершил свой первый боевой вылет: авианосец Forrestal, на котором он служил, был послан в Южно-Китайское море для поддержки американских войск во Вьетнаме. В июле того же года он чудом избежал смерти во время атаки, когда под «дружественный огонь» попал его авианосец, а всего три месяца спустя Маккейн оказался во вьетнамском плену. Совершая 23-й боевой вылет, в ходе которого он должен был сбросить бомбы на позиции противника, Маккейн был подбит над Ханоем советской ПЗРК.

В плену, в котором он пробыл более 5 лет, Маккейн, по свидетельствам, подвергался пыткам и унижениям. Ранения, которые он получил, оказались очень тяжелыми – вьетнамские власти отказывали ему в лечении до тех пор, пока не узнали, кем приходится их пленник главнокомандующему военно-морских сил США в Европе Джону Маккейну. Освобожден Маккейн был лишь в марте 1973 года, через три месяца после подписания Парижских мирных соглашений, положивших конец вьетнамской войне. На родине его встречали как героя – фотография, на которой опирающийся на костыли Маккейн пожимает руку президенту Ричарду Никсону, стала канонической.

В США Маккейн возвратился на армейскую службу, но необходимость в постоянном лечении застопорила его военную карьеру. Не заладилось и в семейной жизни. В 1980 году он развелся с Кэрол Шепп, с которой прожил 15 лет и которая родила ему дочь Сидни. Детей от первого брака Кэрол — Дугласа и Эндрю — он усыновил. Сразу же после развода Маккейн женится на Синди Лу Хенсли, с которой поддерживал романтические отношения, еще состоя в браке с Кэрол. У них трое детей: дочь Меган и сыновья Джон и Джеймс, а в 1993 году пара удочерила девочку из Бангладеш; она получила имя Бриджет.

В конце 1970-х годов Маккейн обращается к политике. В 1977 году он возглавляет отдел ВМФ по связям с сенатом, а после увольнения с воинской службы в звании капитана в 1981 году целиком посвящает себя общественной деятельности.

Уже на следующий год он баллотируется от Республиканской партии в палату представителей конгресса от одного из округов штата Аризона и выигрывает выборы. В нижней палате он в скором времени возглавляет неформальный кружок республиканских конгрессменов-новичков, но его политическая линия в целом не отходит от курса, проводимого Рональдом Рейганом. В 1984 году он без проблем переизбирается, что дает ему преимущество на выборах в сенат от штата Аризона два года спустя. Обыграв своего соперника-демократа Ричарда Кимбалла с перевесом в 20% голосов, Маккейн занимает в верхней палате место Барри Голдуотера, одного из виднейших представителей Республиканской партии.

В сенате Маккейн завоевывает долгожданную популярность. Он становится важным членом комитета по делам вооруженных сил, уже в 1988 году называется одним из возможных кандидатов в вице-президенты в связке с Джорджем Бушем-старшим. В 1990-е имя Маккейна не сходит со страниц газет. Он заслужил уважение своей борьбой за права ветеранов и стал одним из основных инициаторов нормализации отношений с Вьетнамом в 1995 году. В 1994 году вместе с сенатором-демократом Рассом Фейнгольдом он пытался провести закон, ужесточающий правила финансирования предвыборных кампаний, но законопроект был торпедирован совместными усилиями лоббистов от обеих партий, что принесло политику славу принципиального борца с коррупцией.

Судьба кандидата

В 2000 году Маккейн бросает вызов тогдашнему губернатору Техаса Джорджу Бушу-младшему в борьбе за право именоваться кандидатом на пост президента США, но первый выигрыш на праймериз в Нью-Гемпшире в феврале оказался, по существу, последним. Названная одной из самых грязных в истории США кампания, которую против него развернули советники Буша и правые консерваторы в Южной Каролине, подорвала все его усилия. Успех в Аризоне и Мичигане не переломил победного шествия техасского губернатора, и в марте Маккейн официально выбывает из гонки.

Нынешняя президентская гонка, в которой действующая администрация впервые за многие десятилетия не выдвигает собственного кандидата, дала Маккейну второй шанс.

О своем желании вновь побороться за пост президента он объявил в феврале прошлого года, но в течение всего 2007 года его шансы казались призрачными. Поддержка проекта иммиграционной реформы, чрезвычайно непопулярного среди республиканцев, лишила его кампанию финансовых средств, и в июле 2007 года Маккейн объявил об увольнении всех своих ведущих советников. Но из гонки он так и не выбыл.

Дальнейшее развитие событий показало, что он поступил единственно правильным образом. Республиканцы пребывали в полнейшей растерянности, не имея явного фаворита. На финишную прямую, то есть к началу первичных выборов в штатах, с примерно равными шансами вышли, помимо Маккейна, бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни, экс-губернатор Арканзаса Майк Хаккаби, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани и еще три кандидата. Вплоть до «супервторника» 5 февраля, когда со своим выбором определились более двух десятков штатов, лидер гонки определен не был, во главе соревнования с переменным успехом находились Хаккаби, Ромни и Маккейн. Лишь крупнейшие победы Маккейна в Нью-Йорке и Калифорнии вывели его в фавориты.

Ключевым в успехе Маккейна, по мнению руководителя Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева, стало то, что он оказался «достаточно приемлемым кандидатом» для всего американского истеблишмента, устрашенного перспективой увидеть в бюллетенях имя мормона Ромни или бывшего священника-баптиста Хаккаби.

«Он не экстремист, не поборник идеологическо-религиозной политики, как один из его бывших соперников по предвыборной гонке у республиканцев Хаккаби. Можно сказать, что он более либерален, чем республиканцы из южных штатов, и за него сможет без зазрения совести отдать голоса даже консервативно настроенная часть демократического электората», — рассуждает Иноземцев.

«Но в то же время его апелляция к центристам – абстрактные разговоры, — замечает ученый. – На мой взгляд, Маккейн — классический консерватор рейгановского типа». Придерживаясь классических взглядов на экономику, уточняет президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, он отдает дань и духу «терпимости и толерантности», например, оставляя вопрос о легализации однополых браков на усмотрение законодателей штатов, но поддерживая ограничения права на аборт.

Маккейн неоднократно голосовал против ряда республиканских инициатив, сотрудничал и даже выдвигал совместные законопроекты с демократами, заслужив репутацию вдумчивого и договороспособного политика.

Правда, добавляет Иноземцев, в отношении внешней политики рассчитывать на то, что Маккейн будет идти на уступки и компромиссы, вряд ли приходится. «Многим американцам по душе идея нового «жесткого курса», который бы отличался от выборочной и двуличной политики Джорджа Буша на международной арене. Им нужен человек, который мог бы вновь утвердить традиционные американские ценности в мире, и не пошел бы в этом вопросе на попятный. Так что можно ожидать, что при этом президенте-республиканце и Россия, и Саудовская Аравия будут прописаны одной строкой как недемократичные страны, безотносительно того, играют они в интересах США или нет», — утверждает политолог.

Коновалов не согласен с такой постановкой вопроса. «Понимаете, мы всегда хотим демократа, потому что нам нравятся идеи, которые они провозглашают, нам чаще импонируют их взгляды, но получается у нас иметь дело только с республиканцами», — считает эксперт. «При демократе Джоне Кеннеди случился Карибский кризис, при демократе Джиме Картере – разрушена вся система стратегических сдержек вооружений. Наоборот, при республиканце Ричарде Никсоне наступила разрядка, а при «самом ястребином ястребе» Рональде Рейгане – установились самые теплые отношения между США и СССР», — призывает задуматься над такой закономерностью Коновалов.

Дело не только в исторических параллелях, добавляет аналитик: «Представьте себе Барака Обаму во главе государства. Новичок в политике, он всегда будет озабочен тем, как будут воспринимать его действия американцы, всегда будет хотеть как можно лучше соответствовать тому, что хотело бы видеть на дипломатическом поприще большинство. Про Маккейна никто гарантированно не сможет сказать, что он-де «торгует нашими идеалами» или «ведет себя непатриотично» — он и так послужил своей стране, как никто другой из нынешних претендентов на президентское кресло».

Такими же впечатлениями делится и профессор Эдуард Иванян, главный редактор академического журнала «США и Канада»: «Маккейн сулит нашей стране и вообще сложившемуся мировому порядку меньшие трудности, чем Клинтон или Обама. Хиллари в силу своего характера, уверенности в собственной компетентности и личных убеждений может попытаться резко развернуть политику США в удобное ей русло. Обама, в свою очередь, неопытный во внешней политике человек, даже больше, профан, будет зависеть от своего окружения, а если у него возникнут трудности с подбором внешнеполитической команды, обречен на ошибки».

От Маккейна профессор не ждет «резких движений», хотя и соглашается, что сенатор от Аризоны не чужд антироссийских заявлений. «Он повидал многое и настрадался от коммунистов во вьетнамском плену. Антикоммунизм глубоко в его крови, в его сердце, но он понимает, что будет иметь дело не с призраками прошлого, а с совсем другими политиками», — рассказывает Иванян.

Каковы бы ни были личные взгляды Маккейна, его послужной список близок к идеальному, считает Иноземцев. «Он достаточно критичен к американской авантюре в Ираке, но в то же время показывает себя реалистом, отказываясь говорить о выводе войск оттуда, у него героический военный опыт и богатый послужной список на гражданском поприще», — продолжает политолог. Дань «мудрости возраста» Маккейна отдает и президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, но видит в том и определенную проблему.

Возраст Маккейна – его основной недостаток, уверены эксперты.

В случае избрания он станет самым пожилым президентом США, заняв этот пост на 73-м году жизни. «До него самыми старыми считались Дуайт Эйзенхауэр, покинувший Белый дом в 70 лет, и Рональд Рейган, только в 70 избравшийся на высший должностной пост», — напоминает Иванян. «Американцы, конечно, берут это в расчет и будут думать, а на какой президентский срок избирается Маккейн, на 4 года или на 8 лет, стоит ли им рисковать, выбирая главой государства пожилого человека, – продолжает ученый. – Поэтому в значительной мере, на 80–85%, судьба Маккейна будет зависеть от разумности его выбора кандидата в вице-президенты, который займет, в случае чего, его пост».

Но, как это часто бывает, из всякого недостатка при желании можно сделать и достоинство, замечает Коновалов. «В качестве контрмеры Маккейн часто возит с собой свою матушку 96 лет. Если бы все американцы верили в наследственность, то, без сомнения, закрыли бы глаза на возраст Маккейна», — рассказывает эксперт.

«Его мать каждый год три месяца проводит в Европе, по которой колесит в снятом на прокат автомобиле. Однажды, сославшись на ее преклонные лета, ей отказали в аренде машины, тогда она пошла и купила себе BMW, который затем переправила морем в Соединенные Штаты, и перегнала его с восточного побережья на западное», — делится историей Коновалов.

«Отставной военный, ветеран войны, бывший военнопленный, кто может лучше пригодиться на посту президента, когда Америка долго и пока безо всякой перспективы ведет войну с мировым терроризмом, — говорит Коновалов. – Думаю, американцы всерьез размышляют над такой перспективой». Иванян, призывая не считать себя старомодным, не сомневается, что «главнокомандующий вооруженными силами Маккейн» звучит куда убедительнее «главнокомандующей вооруженными силами Клинтон».

Другая сильная сторона Маккейна состоит в том, что всем своим видом он излучает уверенность, не давая повода сомневаться в серьезности своих намерений. Основная проблема для кандидатов-демократов, и их соперник-республиканец набирает на этом очки, состоит, по мнению Иноземцева, в том, что никто не знает, так ли уж американцы хотят перемен. «Обычный электорат, в отличие от тех, кто приходит к урнам для голосования в дни праймериз, боязливо относится к переменам, – приводит довод ученый. – Это показывает один пример. Когда афроамериканцы получили в 1960-е в результате реформ Кеннеди — Джонсона всю полноту гражданских прав, это, по существу, похоронило шансы Демократической партии на юге. Американцы, живущие там, просто не смогли перестроить свои отношения с «цветными» на новый лад».

Поэтому, несмотря на то что демократы выдвигают помимо Хиллари Клинтон интеллигентного, динамичного, энергичного Обаму, для многих в США это «слишком крутой поворот», считает политолог. Такой избиратель, скорее, готов будет поддержать традиционного «во всех смыслах» и «предсказуемого» Маккейна.

«Он мог бы стать новым Рейганом в хорошем смысле этого слова», — заключает Иноземцев.

В этом Маккейну помогут его однопартийцы. Главное – он не будет опираться на интеллектуальный круг Джорджа Буша – найдутся «другие республиканцы», в первую очередь «люди Фрэнсиса Фукуямы», а также многие из New America Foundation, прогнозирует Иноземцев. На отличии между нынешней администрацией и командой Маккейна делает акцент и Коновалов. «Для Маккейна стратегически важно воспользоваться способностью семейства Бушей собирать средства для ведения кампаний, но при этом постараться сделать так, чтобы его не стали ассоциировать с действующей администрацией», — рассказывает эксперт. «Для любого политика в Америке сейчас поддерживать тесные отношения с Белым домом – почти что запятнать свою репутацию», — шутит он.

С тем, что в ноябре будет очень активно разыгрываться именно «консервативная карта», согласен и Эдуард Иванян. «Еще в 1999 году в одной из своих статей я писал, что американцы готовы принять президента-женщину или президента-афроамериканца, но ведь это нисколько не означает, что они готовы проголосовать за таких кандидатов на избирательных участках», — замечает он.

Все опрошенные «Газетой.Ru» эксперты как один соглашаются, тем не менее, что сколь ни будь привлекателен Маккейн для республиканцев, его «возрождение» после провальной кампании 2007 года объясняется не внятностью его программы или личной харизмой, а провалами его демократических соперников.

«Все программы нынешних соперников как одна содержат много общих мест с незначительными нюансами, – считает Иванян. – Они не отражают будущей политики этих людей, но вот что отражается на этих людях – это скандалы. Дело об отставке губернатора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера, я уверен, еще отразится на рейтингах Клинтон. Своих проблем хватает и у Обамы, чье имя стали связывать с афроамериканскими религиозными фундаменталистами. Избиратели еще подумают, можно ли отдавать им свои голоса…».

«Демократы начали с огромной форой, стартовав тремя секундами раньше на стометровке, — рассказывает Коновалов. – Весь второй президентский срок Джорджа Буша, покуда республиканская администрация погрязала все глубже в иракской войне, ни у кого сомнений не было: следующим хозяином Белого дома станет демократ. Но начиная с середины 2007 года тенденция начала переламываться. Демократы очень бездарно начали разбазаривать свое преимущество, ввязавшись в открытую борьбу друг с другом, что дало возможность противостоящей им партии безболезненно и без лишней грязи определиться со своим единственным кандидатом».

«В политике важен результат, и не важно, какими средствами его удается достичь. Поэтому не имеет никакого значения, что Маккейн «вышел в дамки» не благодаря своим способностям, а благодаря скандалам в рядах демократов. Сейчас 50% голосов, на которые могут рассчитывать республиканцы, выглядят потяжелее, чем 50%, поддерживающих демократов. И значение имеет только это», — заключает Коновалов.

Теперь, по результатам последних крупных праймериз в начале марта, стало окончательно ясно, что Обама и Клинтон продолжат борьбу до самого августа, когда в Денвере пройдет национальный съезд Демпартии. Клинтон уже попыталась сыграть на опережение, предложив своему сопернику пост вице-президента, но, очевидно, дала фальстарт – Обама отверг ее предложение. Сейчас даже если один из них наберет большинство во всех оставшихся штатах, где первичные выборы еще не состоялись, голосов «простых» делегатов ему или ей не хватит, чтобы претендовать на единоличное лидерство. Решающий голос оставят за собой «суперделегаты», функционеры партаппарата, видные партийные деятели, сенаторы и конгрессмены. Как разделятся их голоса, можно только предполагать, заключает Коновалов. Свою роль в этом сыграют, конечно, и предложения на вице-президентский пост.

Вопрос о вице-президентстве для республиканцев не является самым актуальным, считает Иноземцев. Для них вполне достаточно того, что появился неоспоримый лидер, который имеет все шансы «вытащить партию и вместе с ней консервативные ценности из той ямы, в которой они оказались при администрации Буша». «Из бывших претендентов на выдвижение можно с определенными основаниями говорить, что большие шансы получить предложение пойти в связке с Маккейном имеет Митт Ромни. Я очень сомневаюсь в кандидатуре (бывшего мэра Нью-Йорка) Рудольфа Джулиани, который умудрился растратить весь кредит доверия, который у него был, и совсем не верю в «экстремиста» Майка Хаккаби – он попросту отпугнул бы центристского избирателя», — размышляет политолог. Напротив, для завоевания колеблющегося центра, за расположение которого активно борются и демократы, может потребоваться и более либеральный кандидат.

Иванян не согласен. Выбирая Маккейна, американцы должны быть уверены, что выбирают будущее. «От того, на ком остановит он свой выбор, зависит, по существу, его судьба. Если в вице-президенты будет предложен харизматичный относительно молодой, 40–50 лет человек, зарекомендовавший себя на политической арене, популярный или хотя бы уважаемый, то победа Маккейну будет в значительной степени обеспечена», — уверен доктор исторических наук.