Лубянка лишилась Лефортова

,
Кадр: НТВ
Президент России распорядился передать следственные изоляторы ФСБ под контроль Минюста. Среди них и главная тюрьма страны – СИЗО «Лефортово». Тем самым Путин выполнил то, чего девять лет от российской власти добивался Совет Европы.

В среду вечером пресс-служба главы государства сообщила, что Владимир Путин подписал указ «О дополнительных гарантиях обеспечения охраны прав, свобод и законных интересов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Согласно указу, следственные изоляторы ФСБ переподчиняются Главному управлению исполнения наказаний (ГУИН). «Документ подписан в целях создания дополнительных гарантий обеспечения охраны прав, свобод и законных интересов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», — сообщается в кремлевском пресс-релизе.

Это означает, что присматривать за заключенными будет формально независимый от следственных органов Минюст, а контролировать состояние тюрем будут международные наблюдатели.

Европейцы давно требовали от Москвы этого шага. Еще в 1996 году Совет Европы (СЕ) выдвинул условие непременной передачи системы российских тюрем под контроль ведомству, не имеющему отношения к следствию. Только при гарантии его соблюдения Россию приняли в число членов СЕ. Обещание наша страна поначалу выполнила частично. В 1997 году управление исполнения наказаний было отобрано у МВД и передано Минюсту. Сети следственных изоляторов ФСБ реформа тогда почти не коснулась. На какое-то время тюрьмы спецслужб переподчинили органам внутренних дел, но почти сразу же опять вернули хозяину. После этого, несмотря на требования правозащитников, ничего не менялось. Проблему решили в мае этого года. На встрече с комиссаром Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблесом глава Минюста Юрий Чайка пообещал, что в ближайшее время Путин передаст в это ведомство и изоляторы ФСБ. Указ Путина как раз и есть выполнение этого обещания.

Известно, что сеть СИЗО ФСБ очень велика, но даже адвокаты не имеют о ней полной картины. Главная претензия к этим тюрьмам у правозащитников в том, что любой попавший в них заключенный оказывается в полной власти следователей, чем они охотно пользуются.

Все усугубляется тем, что внутренний распорядок таких изоляторов регулируется засекреченными инструкциями. Известно, что свой изолятор у ФСБ есть в каждом регионе. По данным правозащитной организации «Мемориал», активно используются СИЗО ФСБ в Южном федеральном округе. В частности, такие изоляторы есть во Владикавказе, Краснодаре и Ростове-на-Дону. Именно туда, как правило, попадают чеченские боевики, которых удается взять живыми, или люди, имеющие к ним какое-то отношение.

Но самым известным изолятором ФСБ является, теперь уже являлось, московское «Лефортово».

По количеству VIP-узников эта тюрьма может претендовать на статус главной в стране. В разное время там сидели писатель Эдуард Лимонов, бывший глава КрАЗа Анатолий Быков, перебежчик Александр Литвиненко, бывший руководитель МЕНАТЕПа Платон Лебедев, глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин, подозревавшийся в шпионаже американец Эдмонд Поуп, бывший замгендиректора «Аэрофлота» Николай Глушков и Михаил Коданев, признанный виновным в убийстве Сергея Юшенкова. Сюда же посадили и оппонировавших Борису Ельцину в 1993 году главу Верховного совета Руслана Хасбулатова и вице-президента Александра Руцкого. Их, правда, быстро амнистировали.

«Выполнение требований Совета Европы, конечно, можно приветствовать, но проблема никуда не исчезнет», — сказал «Газете.Ru» лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. «И оперативники МВД, и оперативники ФСБ по-прежнему часто производят непроцессуальные так называемые допросы прямо в изоляторах и колониях, и им никто не препятствует. Проблема остается, и ее надо решать, несмотря на то, что формально изоляторы переданы Минюсту», — отметил правозащитник. «На самом деле чего-чего, а порядка в изоляторах ФСБ всегда было больше, документы нам, например, выдавали вовремя», — рассказал, в свою очередь, «Газете.Ru» адвокат Павел Астахов. «Что же касается оперативного сопровождения, то оно было одинаково во всех изоляторах, вне зависимости от принадлежности, поэтому в этой части ничего особенно не поменяется», — добавил он.