Саакашвили: Медведев сам решений не принимает и говорит лишь то, что от него хотят услышать

Президент Грузии Михаил Саакашвили считает, что его российский коллега Дмитрий Медведев не принимает сам никаких решений.

«Он очень правильно подобран. Мы договороспособны, мы принимаем решения. А там, на российской стороне, есть только один человек, который потенциально договороспособен… Поэтому когда мы увидели Медведева, я думаю, что у меня была такая же реакция, какая была и до сих пор есть у многих западных лидеров от разговора с Медведевым, что они от него всегда слышат то, что они хотят слышать. В принципе, это небольшая наука, но Медведев умеет это делать. Медведеву нравится это делать, насколько я понимаю», — заявил Саакашвили радио «Эхо Москвы».

«Но, конечно, когда первый разговор был, он сказал, что он унаследовал проблемы, которые существуют в двусторонних отношениях. Это не его вина, но он готов их разрешать, и в ближайшее время мы договорились еще раз встретиться и серьезно поговорить. Но после этого я послал несколько писем безответных. Вернее, ответ был написан Министерством иностранных дел в самом, что ни есть, радикальном тоне. Это гораздо больше, чем когда-либо раньше, кстати. Видимо, они подстраховывались все-таки. И потом последняя у меня встреча была с ним в Астане, такая короткая, но уже видно было, что он меня избегал, уже видно было, что он знал, что может произойти», — сказал президент.

«И насколько я могу себе представить, после нашей первой встречи его пригласили куда следует и конкретно объяснили, какие есть планы насчет Грузии, чтобы он второй раз не пускался в слишком уж открытые и конструктивные разговоры. С моей точки зрения, это так выглядело, потому что он уже, во-первых, избегал после этого контакта. В Астане я смог как-то с ним пересечься, хотя он там тоже меня избегал. Видно было, что он уже не склонен серьезно разговаривать, и все мои попытки с ним связаться по телефону после этого ничем не закончились», — отметил Саакашвили.

Президент Грузии вновь возложил вину за войну 2008 года на Россию.

«Я думаю, что решение про войну – это многократно доказано и после актом, который Владимир Путин принял в 2006 году. Минимум. Может быть, и в 2005 году. Я думаю, что оно связано было отчасти с украинской революцией, отчасти с внутренней российской ситуацией… Я думаю, что в 2006 году он (Путин. – «Газета.Ru») очень близко подошел к решению напасть на нас, но в какой-то момент он остановился. Я думаю, что он решил, что, во-первых, вооруженные силы России еще не готовы, не было инфраструктуры хорошей на Северном Кавказе к тому времени. Во-вторых, я думаю, что он пропагандистски подумал, что еще не готов. Потому что когда они потребовали списки грузинских детей, школ, и уже публично многие российские дети начали протестовать против этого, выглядело некрасиво. Не было еще идеального повода», — заявил Саакашвили.

«Он (Путин. – «Газета.Ru») меня-то предупредил в 2006 году, он мне сказал: «Мы вам устроим Северный Кипр». Но оказывается, он то же самое сказал генеральному секретарю НАТО, который пропустил просто это выражение и никак на него не среагировал», — рассказал президент Грузии.